Взлет и падение дома Тайра. Часть 5. Дальнейшее возвышение Тайра. Заговор Фудзивара Наритика


Ворчалка № 241 от 16.11.2003 г.


Примерно в это же время произошел инцидент, приведший к дальнейшему падению влияния клана Фудзивара. Император Нидзё взял себе в наложницы вдову покойного императора Коноэ, своего дяди, дав ей титул "тюгу", то есть "вторая императрица", а в народе ее прозвали "Нидайко", то есть "императрица-жена двух последующих поколений". Киёмори воспользовался этим, арестовал Цунэмунэ и Корэката и хотел казнить обоих Фудзивара, обвинив их в том, что они не отговорили императора от этого поступка и тем самым вовлекли его в грех. Госиракава желал того же, но за обвиняемых стал ходатайствовать бывший верховный канцлер Тадамити, и смертную казнь им заменили ссылкой на острова.



Киёмори продолжал быстро повышаться в чинах и должностях и вскоре он стал первым государственным секретарем. Сигэмори также повысился до должности государственного советника.



Осенью 1165 года умер император Нидзё в возрасте двадцати трех лет. Во время похорон императора произошла драка между монахами двух соперничающих монастырей, и для наведения порядка и охраны своей персоны Госиракава призвал Минамото Ёримаса. Тотчас же пронесся слух об опале всех Тайра, но Сигэмори после переговоров с экс-императором и своим отцом сумел уладить это недоразумение.



На престол взошел Рокудзё, двухлетний сын покойного императора, а ввиду его малолетства все государственные дела опять сосредоточились в руках Госиракава.



В 1167 году Киёмори был назначен на должность верховного канцлера и получил право на вооруженный эскорт и разрешение на въезд в императорский дворец в карете, влекомой людьми. Ему также были пожалованы обширные наследственные земельные владения в провинциях Харима, Хидзэн и Хиго.
Сигэмори был назначен исполняющим обязанности первого государственного секретаря и получил право являться во дворец при оружии, а его младший брат Мунэмори был назначен государственным советником.
Как видим, при захвате власти Тайра повели себя подобно своим предшественникам.



Примерно в это же время у Сигэко, жены экс-императора Госиракава, которую он очень любил и которая приходилась младшей сестрой Токико, жены Киёмори, родился сын, принц Норихито, которого Госиракава решил возвести на трон. Киёмори, которому младенец приходился племянником, тоже не возражал.



В начале 1169 года император Рокудзё был вынужден отречься от престола в пользу пятилетнего принца Нарихито, вступившего на престол под именем Такакура. Токитада, старший брат матери императора, часто по этому поводу говорил:
"Теперь по всей стране кто только не из рода Тайра, тот даже не человек".



К этому времени более пятидесяти представителей фамилии Тайра занимали высшие придворные и государственные должности. А их земельные владения простирались более чем на тридцать провинций. Все управление страной было сосредоточено в руках Киёмори, а когда он заболел, то в стране была объявлена небывалая амнистия, и было указано, чтобы все молились о его выздоровлении.



После выздоровления Киёмори постригся в монахи и принял имя Дзёкай. Он построил себе для жилья отдельный дом, набрал себе в услужение триста мальчиков и, одев в особое платье, начал рассылать их по столице и вне ее для выслеживания тех, кто плохо о нём отзывается. Виновных в этом немедленно наказывали. Все стали жить с опаской, и в стране начало глухо зреть недовольство.
Госиракава тоже был недоволен всем этим, и с 1169 года начал вести монашеский образ жизни.
Могущество Тайра возросло еще больше.



Но они на этом не остановились. В 1171 году Киёмори ввел свою дочь Токуко в число придворных дам, а затем сделал ее наложницей императора с титулом второй императрицы.
В 1174 году освободилась должность командира второго корпуса императорского конвоя, и Сигэмори, разумеется, с разрешения императора, назначил командиром себя.
В 1177 году он был повышен назначением на должность командира первого корпуса и назначен третьим государственным канцлером, а командиром второго корпуса был назначен Мунэмори.
Ненависть к Тайра в высших кругах власти из-за таких назначений только возрастала.



У постригшегося в монахи экс-императора Госиракава правителем дел был Фудзивара Наритика, который имел звание исполняющего обязанности первого государственного секретаря. Он был в тесных родственных связях с родом Тайра, так как Сигэмори был женат на его сестре, от которой он имел сына Корэмори, женатого на дочери того же Наритика. Сын же Наритика, Нарицунэ, был женат на дочери Норимори, брата Киёмори.
Вроде бы Наритика был тесно повязан с господствующим родом, но он потерпел неудачу в своих домогательствах должности командира императорского конвоя, возненавидел род Тайра и стал составлять заговор с целью уничтожить их всех.



Вначале он сговорился с Фудзивара Митинори, принявшем в монашестве имя Сайко. Затем к заговору он привлек старшего из рода Минамото, Юкицуна, занимавшего должность государственного секретаря, и предложил ему быть полководцем в предстоящем выступлении. Юкицуна, разумеется, согласился. Затем к заговору были привлечены такие высшие чиновники, как Фудзивара Акуцуна, Минамото Ярисима и, даже, Тайра Ясуёри, начальник полицейско-судебного бюро.



Когда заговорщики собрались в загородном доме Наритика для обсуждения совместного плана действий, в самый разгар пира с привязи сорвалась одна из лошадей. Все повскакали со своих мест и в суматохе опрокинули вазоподобную фляжку с сакэ. Наритика на это сказал:
"Хэйси сброшена вниз!"
Данная игра слов основана на том, что "хэйси" можно начертать различными иероглифическими видами. В одном начертании это будет означать "вазоподобная бутылка", а в другом - "фамилия Хэй", то есть Тайра.
Сайко поддержал его:
"Тогда надо выставить напоказ головы!"
Ясуёри поднялся и со словами:
"Выставление голов входит в обязанности полицмейстера", -
взял фляжку и повесил ее вверху столба.
Все расхохотались, а Наритика воспользовался удобным моментом и развил свой план действий:
"В день праздника в храме Гион по всей столице будет толкотня и суматоха. Если воспользоваться этим временем и стремительно ударить на хэйцев (т.е. воинов рода Тайра), поджегши предварительно их ставку, то все удастся как нельзя лучше!"
Так все и было решено.



Но тут вмешался случай. Были привлечены к ответственности и сосланы Моротака, сын Сайко, и его правитель Мороцунэ. Сайко разозлился и оклеветал перед Госиракава главного бонзу хиэйдзанских монастырей Мёуна, дружного с Киёмори, который стал ходатайствовать за своего приятеля, но император-инок не принял его ходатайств. Обиженные монахи отбили Мёуна силой, Госиракава приказал войскам разгромить монахов, но Киёмори отказался выполнять это приказание. Тогда Госиракава поручил сделать это Наритика, который обрадовался такому удачному повороту дел и начал собирать войска.



В это время Юкицунэ, намеченный полководцем заговорщиков, решил открыть все дело самому Киёмори. Он также сообщил, что император-инок был в курсе событий и одобрял их. Киймори приказал собрать все силы и известил Госиракава, что ему известно о готовящемся мятеже, не упоминая имени экс-императора, и что он намерен переловить и покарать всех заговорщиков.



Был арестован Сайко, который под пыткой выдал всех заговорщиков и их планы. Его казнили, предварительно разорвав ему рот, а затем пригласили к Киёмори самого Наритику, который еще ни о чем не подозревал. В резиденции правителя он был арестован. Одновременно с этим по всей столице и в ее окрестностях происходили массовые аресты заговорщиков, начиная с Нарицунэ и Ясуёри.



Без Сигэмори опять не обошлось, и он стал отговаривать отца от казни Наритика и Нарицунэ. Киёмори вроде бы согласился с сыном. Но приказал подвергнуть Нарицунэ пытке, так как тот уже однажды принимал участие в мятеже и был прощен. Воины, которым была поручена эта экзекуция, опасались гнева Сигэмори, и только имитировали пытку, заставляя Нарицунэ вопить, как бы от боли, что доставило Киёмори большое удовольствие.



Киёмори также хотел выкорчевать всю заразу с корнем и велел заточить Госиракава под арестом в одном из дворцов. Но Сигэмори опередил его, изолировал своими войсками отца и не допустил такого святотатства. Киёмори был вынужден подчиниться силе, но приказал казнить Сайко, Моротака и Морицунэ, а Наритика был сослан в провинцию Бидзен, где его и убил один из порученцев Киёмори. Остальные заговорщики были сосланы, но благодаря помощи Норимори ни в чем не испытывали недостатка.



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: