История Древней Чехии, вып. 2. Битва на поле Турзко


Ворчалка № 233 от 21.09.2003 г.


Как и у каждого уважающего себя народа, древняя история Чехии наполнена различными легендарными событиями. Прежде чем перейти к более документированным событиям я изложу еще одну такую историю.
Поле Турзко расположено на юг от Кралуп на Влтаве. Между чехами и лучанами, которых во времена Козьмы уже стали называть жатчанами - по имени города Жатец, в давние времена произошла знаменитая битва.
Во главе лучан стоял тогда князь Властислав, который часто воевал с чехами и постоянно побеждал их. Он основал город в северо-западной Чехии, названный по его имени Властислав, и заселил его жителями, враждебными окружающим людям, так как они, окружающие люди, или поддерживали чехов, или сами были чехами.
Решил князь Властислав овладеть всей Чехией и разослал во все концы страны меч с таким княжеским повелением, чтобы каждый, кто превзойдет ростом высоту меча, шел немедленно на войну, иначе он будет обезглавлен этим мечом.
Когда воины собрались в условленном месте, князь Властислав поднялся на холм и, опираясь на щит и потрясая мечом, сказал так:
"О, воины, в руках которых уже находится победа! Вы прежде не раз побеждали. Теперь вы идете на верное дело, зачем вам оружие? Ведь вы его носите обычно для войны. А теперь возьмите-ка лучше с собой соколов, ястребов, цапель и прочую птицу, которая более уместна для забавы и игр. Мы дадим птицам как пищу мясо врагов, если его окажется достаточно... Итак, поднимайте знамена, довольно медлить! Медлительность всегда приносила вред тем, кто на что-либо уже решился. Идите быстрей и одержите счастливую победу!"
И все воины дружно закричали:
"К оружию, к оружию!"

Между тем одна из женщин, типа эвменид, позвала к себе пасынка, собиравшегося на войну, и сказала ему, что в предстоящей битве все лучане будут истреблены, ибо чешские эвмениды уже взяли верх над лучанскими и боги отвернулись от них (лучан) и обратились на помощь врагам нашим. Чтобы из лучан хоть один пасынок мог спастись в этом сражении, он должен был у первого убитого им соперника отрезать оба уха и положить их в свою сумку. Затем следовало мечом начертать на земле между ног коня знак вроде креста и быстро скакать, ни в коем случае не оглядываясь назад. Только тогда он один, хоть и с трудом, но спасется.
Чехи со своей стороны были удручены предыдущими поражениями и не надеялись больше на свои силы и на свое оружие. Они обратились к одной волшебнице, чтобы она сказала им, что надо делать в таком опасном положении и какой исход получит предстоящая битва. Волшебница не стала задерживать людей непонятными предсказаниями, а просто сказала им:
"Если вы хотите одержать победу, вы должны, прежде всего, исполнить волю богов. Принесите им в жертву осла, чтобы снискать их покровительство..."
Быстро нашли несчастного ослика, убили его, разрубили на тысячу кусков и съели. После этого свершилось чудо: слабое прежде войско превратилось в отважное и проворное, и люди были готовы умереть, как лесные кабаны.
В это время трусливый князь Неклан, страшась предстоящей, битвы, сделал вид, что занемог, и укрылся в своем городе. Князь тайно призвал к себе своего главного помощника по имени Тыр [автор Краледворской рукописи именует его Честмир, и под этим именем герой более известен в самой Чехии - существует даже предание о Честмировой могиле на Турском поле, - но мы, следуя за Козьмой Пражским, будем и далее называть его Тыр]. Он велел Тыру надеть княжеское вооружение, сесть на княжеского коня и вместо князя повести воинов на битву.
Чехи раньше лучан пришли на поле битвы и заняли господствующий холм, с которого могли видеть наступающих врагов. Тыр, принятый за князя, обратился к своим воинам с речью, которую я приведу с некоторыми купюрами:
"...Наши враги воюют во имя славы немногих, мы же боремся за отечество, за нашу свободу, за окончательное спасение. Враги воюют затем, чтобы грабить чужое, мы же - чтобы защищать наших нежных детей и дорогих жен. Соберитесь с силами и будьте мужчинами... Если же вы перед лицом врага обратитесь в бегство, вы не избежите смерти, но если бы угрожала только смерть! Угрожает нечто более страшное, чем она: на ваших глазах враги будут творить насилие над вашими женами, убивать младенцев на коленях матерей, а их заставят кормить грудью щенят. У побежденных останется одна только добродетель - ни в чем не отказывать победителю".

Напротив чехов на поле появился отважный лучанский князь со своим высокомерным народом. Когда Властислав увидел, что чехи заняли позицию на холме и не двигаются с места, он так стал воодушевлять свое войско:
"О, жалкие трусы! Напрасно они располагаются на холмах. Ведь кому недостает сил и военного искусства, чья доблесть слаба, тому не поможет и холм. Смотрите, они не осмеливаются встретиться с вами на ровном месте и, если я не ошибаюсь, уже готовятся к бегству. А вы действуйте привычным образом, нападите на них неожиданно, прежде чем они обратятся в бегство. Пусть ваши ноги растопчут их, как хрупкую солому. Бойтесь осквернить ваши смелые копья кровью трусов; лучше вы пустите на них птиц, которых несете. Пусть соколы спугнут, как голубей, ряды трусливых врагов".

Так они и сделали, и поднялось такое множество различных птиц, что своими крыльями они затмили небо, словно туча во время дождя или сильной бури. Увидев это, Тыр прервал свою речь следующими словами:
"Если мне придется скоро умереть в бою, похороните меня на этом холме и воздвигните мне гробницу, предназначенную на вечные времена".
С этими словами Тыр во главе своего войска ринулся на плотные ряды врагов. Козьма пишет об этом так:
"Подобно тому, как в саду срезают ножом головки мака, так и Тыр срезал своим мечом головы врагов, пока не упал в гуще сечи на большую груду мертвых тел, будучи утыкан, как ёж, вражьими стрелами".

Чехи в этом сражении одержали славную победу, а все лучане, кроме одного, того, которого перед битвой предостерегла мачеха, были перебиты. А тот человек исполнил наставление своей мачехи и спасся с помощью стремительного бегства. Я думаю, что с помощью такого средства он мог спастись и без всякого колдовства. Когда он вернулся домой, там оплакивали его жену. Муж приоткрыл лицо умершей и взглянул на нее. Оказалось, что у нее на груди рана, а уши у покойной отрезаны. Муж вспомнил все, что произошло во время битвы, достал из сумки окровавленные уши с серьгами и убедился, что в облике того врага, которого он убил в битве, была его жена. Но это уж совсем детские сказки!
Чехи же вошли в страну лучан, не встречая никакого сопротивления, подвергли ее опустошению и разрушили города, а деревни предали огню, взяв большую добычу. На этом заканчивается описание битвы на поле Турзко, но еще не заканчивается повествование о княжении Неклана.

В одной деревне у какой-то старухи чехи обнаружили скрывавшегося малолетнего сына князя Властислава. Князь Неклан почему-то пощадил мальчика. Он построил на берегу реки Огржи новый город под названием Драгуш и вверил город и мальчика своему бывшему воспитателю по имени Дуринк, который был из лужицких сербов. Это было сделано для того, чтобы остатки лучан могли собраться к сыну своего старого князя. В таком случае их будет легко контролировать, и они не смогут войти в сговор с врагами чехов.
Козьма дает столь неприглядный портрет этого самого Дуринка, что даже непонятно, как такой плохой и жестокий человек мог быть воспитателем юного князя чехов. Так вот, этот Дуринк совершил ужасное злодейство. Он заманил мальчика на лед реки, якобы для ловли рыбы, и там отрубил ему голову.
Дуринк действовал вполне логично и исправлял ошибку своего князя, пощадившего сына своего злейшего врага. Ведь он устранил потенциального мстителя за своего отца. Но князь Неклан не оценил усердия своего бывшего воспитателя. Дуринк в присутствии дружинников в Пражском замке поднес ему голову мальчика на тарелке со словами:
"...Ведь часто бывает, что одна маленькая искра, которую сторож по неосторожности забыл дома под тонким пеплом, становится причиной большого пожара, и тогда не только дом, но и сами владельцы дома сгорают. Остерегаясь подобной искры и предвидя, что в будущем она может повредить вам, я погасил ее как бы по предостережению божественного промысла и защитил, таким образом, вас и ваших потомков от грядущего бедствия..."

Князь же Неклан страшно разгневался на Дуринка за то, что тот убил своего господина. Как самую высокую свою милость к Дуринку он позволил ему выбрать один из трех способов самоубийства: броситься вниз со скалы, повеситься или заколоться мечом. Дуринк только тяжело вздохнул:
"О, как плохо человеку, когда происходит не то, на что он надеялся".
Отойдя в сторону, Дуринк повесился на ольхе, которая, пока не упала, называлась ольхой Дуринка.
Не вызывает сомнений в этом рассказе только то, что ребенок был убит. Скорее всего, дело обстояло так, что Неклан по каким-то причинам не мог сразу же убить сына Властислава. Брать убийство княжича на себя Неклану было тоже не с руки, и он поручил это дело, под видом воспитания мальчика, одному из своих самых доверенных людей - своему бывшему воспитателю Дуринку. Тот же для своего любимого князя был готов на любое преступление, что и доказал. Князь, конечно, публично резко осудил Дуринка и, скорее всего, потом отправил его куда-нибудь подальше из Праги. Так и родилась, по моему мнению, легенда об убийстве сына Властимила. Ведь не мог же князь убить сам или приказать убить ребенка? Вот и свалили всю вину на Дуринка.
На этом я закончу рассказы о легендарных временах и перехожу к временам, по мнению Козьмы Пражского, историческим.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: