Взлет и падение дома Тайра. Часть 4. Мятеж Нобуёри


Ворчалка № 229 от 24.08.2003 г.


Теперь на первый план выходят новый император Госиракава и Киёмори Тайра. Но Госиракава не захотел быть игрушкой в руках канцлера Фудзивара Митинори, сын которого был, между прочим, женат на дочери Киёмори. Он пошел по пути своих предшественников: отрекся от престола, ушел в монахи, стал императором-иноком и обрел реальную власть. Впрочем, всеми делами в государстве продолжал заправлять Митинори.
Госиракаве было суждено пережить нескольких официальных императоров и великую войну восьмидесятых годов. Он цепко держался за свой иноческий престол и активно участвовал в политической борьбе целых тридцать пять лет. Официальным же императором теперь стал его сын, юный Нидзё.
В это время и произошел инцидент, который привел к новой междоусобной войне. Фудзивара Нобуёри, любимец экс-императора, хотел получить должность командира императорского конвоя, и Госиракава склонен был удовлетворить его просьбу, но этому воспротивился Митинори.
Тогда оскорбленный Нобуёри обратился к Ёситомо, который тоже был не очень-то доволен своим положением. Ёситомо не только завидовал возвысившимся Тайра, затмившими род Минамото, но и был в неприязненных отношениях с Митинори. Последний не так давно женил своего сына на дочери Киёмори, а не на дочери Ёситомо, на что тот очень рассчитывал. К этим недовольным примкнули еще трое из рода Фудзивара: Цунэмунэ, Наритика и Корэката. План мятежа в общих чертах был уже составлен, но они опасались Киёмори.
Случилось так, что зимой 1159 года Киёмори со своим старшим сыном Сигэмори в сопровождении Тайра Иэсада, губернатора провинции Тикуго, и еще пятидесяти человек свиты отправился на поклонение храмам Кирибэ в провинции Кии. Я сказал свиты, а не воинов, потому что они не были вооружены. Ведь в мирное время никто в стране, кроме императорской стражи и военачальников, не имел право носить оружие, которое должно было храниться на специальных складах. Когда они достигли местечка Кирибэ, их догнал гонец из Рокухара, который доложил следующее:
"Вчера ночью Нобуёри и Ёситомо вместе с Минамото Ёримаса, Минамото Мицумото и другими напали во главе пятисот человек воинов на дворец Сандзё. Они сожгли дворец, а также палаты третьего государственного секретаря (т.е. канцлера) Митинори. Убитым и раненым нет числа. Наконец, они захватили и держат под караулом в императорских дворцах императора Нидзё и экс-императора Госиракава, а Митинори они убили".

Получив такое сообщение все растерялись, а Киёмори сказал:
"Как тут быть? Самое лучшее будет добраться до Кумано и там решить, как поступить!"
Сигэмори возразил:
"Как можно медлить императорским воинам, когда их государь находится в опасности?"
Киёмори ответил на это, что сын конечно прав, но что они могут сделать, не имея оружия.
Тут, как джин из бутылки, выступил Иэсада:
"Я заранее предвидел, что будет такое дело!"
Предусмотрительный Иэсада открыл сундуки из своего багажа, и в них оказалось как раз пятьдесят комплектов доспехов, а также луки и стрелы по числу доспехов. Командиры же и так были вооружены. Очень предусмотрительным человеком был этот Иэсада. Все вооружились и двинулись в обратный путь на север.
Вскоре они получили известие, что близ города Абэно их поджидают воины Минамото. Тогда Киёмори сказал:
"Их много, нас мало. Мы лучше укроемся от них пока на Сикоку и двинемся на них потом, в другой раз".
Сигэмори опять возразил отцу:
"Нельзя терять этого случая. Если мы не воспользуемся им и не разобьем их, то, конечно, они будут впереди нас. И какой же нам позор, если даже мы понесем поражение, раз нас так мало? Сегодня нам остается только с честью умереть!"
Киёмори согласился:
"Хорошо! Пусть будет по-твоему!"

Он стал во главе своего маленького отряда, и они быстро двинулись вперед. Но не успели они дойти до Абэно, как повстречали всадника, который, приблизившись, доложил:
"Я прибыл из Рокухара. Рокухарские воины вышли тебе навстречу и находятся теперь в Абэно. Прошу тебя, поторопись!"
Теперь Киёмори во главе уже приличного отряда двинулся на столицу.
А в столице, тем временем, Нобуёри сам себя произвел в канцлеры и в командиры конвоя. Остальные, начиная с Ёситомо, тоже получили различные должности и награды. Нобуёри даже присвоил себе императорское одеяние и убор и стал считаться выше всех чинов и должностных лиц. Он старался править единовластно, и только управляющий первым корпусом дворцовой стражи Фудзивара Мицуёри осмеливался на совещаниях возражать ему. Кроме того, он убедил своего младшего брата Корэката оберегать заключенных во дворце императора и экс-императора в ожидании прибытия Киёмори, который вскоре и прибыл в Киото.
Нобуёри усилил стражу у всех ворот дворца, но Киёмори послал "правителю" именной список своих людей, желая этим усыпить его бдительность и показать, что покоряется ему. Сам же Киёмори стал обдумывать план вызволения императора из заключения и сумел войти в сношения с Корэката.
Ночью в одном из соседних дворцов был совершен поджог. Пожары в деревянных городах всегда были страшной штукой, и воины, бросив свои караулы, начали тушить пожар.
В это время императрица в одеянии придворной дамы уселась в карету, а император улегся в ней, накрывшись различными одеждами. Карету сопровождал сам Корэката, который на вопрос привратного стража ответил, что едет одна из придворных дам.
Страж осветил внутренность кареты, но императрицу не признал, а спрятанного императора не заметил. Вот так они и выехали из дворца, а неподалеку их встретил Сигэмори с тремястами воинов и проводил в Рокухара.
Там вскоре собрались все высшие правительственные чины, в том числе и верховный канцлер Фудзивара Мотодзанэ. Он был женат на дочери Нобуёри, и поэтому его встретили с недоверием, доложив о его прибытии Киёмори, который всех успокоил:
"Он высший государственный сановник, канцлер, и не приди он сам, я, конечно, пригласил бы его".
Тем временем Госиракаве также удалось бежать из-под стражи и укрыться в монастыре Ниннадзи. Во дворце остались только Нобуёри со своими сторонниками.
Император Нидзё повелел Киёмори уничтожить мятежников, но принять меры к тому, чтобы при штурме не сгорели императорские дворцы. Киёмори собрал три тысячи всадников, назначив командирами тысяч своих сыновей: Сигэмори, Норимори и Ёримори. Три отряда разными путями отправились к императорским дворцам, возле которых развивалось двадцать белых знамен.
Сигэмори со своим отрядом пошел к воротам Тайкэн, где и разделил свой отряд на две части. Одну часть воинов он оставил на улице неподалеку от ворот, а с другими воинами, выломав ворота, он ворвался в дворцовый сад. В саду Сигэмори пришлось лично сразиться с Минамото Ёсихира, сыном Ёсимото. Во время этой стычки Сигэмори проявил себя не лучшим образом и бежал вон из сада для отдыха. Здесь он приказал заменить сражавшихся воинов отдыхавшими, и сражение продолжилось с новой силой. И опять Ёсихира вызвал Сигэмори на бой, и снова Сигэмори не выдержал натиска своего врага и бежал с поля боя.
Пока Сигэмори сражался у ворот Тайкэн, Ёримори атаковал ворота Икухо, обороняемые Ёситомо, но был отбит и бежал. За ним кинулся в погоню воин Хаттё Дзиро и успел медвежьей лапой [так называлось устройство в виде граблей с изогнутыми, как когти, железными зацепами для захватывания убегающих противников] зацепить шлем Ёримори, но тому удалось мечом перерубить рукоять лапы и удрать.
Увидев бегство врагов по всем направлениям, мятежники бросились в погоню за убегающими, оставив дворцы практически без охраны. Этим-то и воспользовался Норимори, который со своей тысячей всадников с фланга ворвался в императорские дворцы, смяв слабые заслоны. Он запер все дворцовые ворота и приготовился к защите. Ёситомо и Ёсихира не догнали бежавших врагов и вернулись к дворцам, но ворота были уже закрыты, и везде развивались красные знамена.
Лишившись свой основной базы, мятежники решили напасть на Рокухара, но находившийся там Киёмори лично командовал войсками с вышки. Мятежникам вначале удалось значительно потеснить императорские войска, но взбешенный неудачей Киёмори сел на лошадь и стал принимать личное участие в битве, ободряя своих воинов и заменяя уставшие части на свежие. После нескольких таких контратак Киёмори удалось переломить военное счастье и разгромить основные силы мятежников.
Разделив свои войска на несколько частей для преследования убегающих мятежников, Киёмори поспешил в императорские дворцы, нашел там свой именной список и сказал со смехом:
"Вчера только я дал его, а сегодня уже взял обратно. Очень уж скоро это!"

После этого начались награждения победителей и расправы над побежденными. Нобуёри с сообщниками укрылся в монастыре Ниннадзи, где находился экс-император, и стал просить у него себе прощение. Экс-император решился поддержать его просьбу и обратился к императору, но тот отказал, да и Киёмори считал, что глава мятежа должен быть наказан.
Норимори с войсками окружил Ниннадзи и захватил там Нобуёри, Минамото Моронака, Фудзивара Наритика и других главарей мятежа, всего около пятидесяти человек. Нобуёри был казнен на отмели реки в пригороде Киото, но за Наритику вступились Сигэмори и Ёримори, с которыми он был в свойстве, и добились для него помилования. Ёситомо был убит в Канто неким Осада Тадамунэ, и его голова, насаженная на копье несколько дней красовалась перед тюрьмой.
Был захвачен в плен и малолетний сын Ёситомо, Ёритомо, которого тоже хотели казнить, но за него вступилась мать Киёмори, которую поддержали Сигэмори и Ёримори, и смертную казнь для ребенка заменили ссылкой на острова в провинции Идзу. Ёсихира, старший сын Ёситомо, переодетым пробрался в столицу и хотел подстрелить Киёмори из лука, но был схвачен и казнен.
После подавления мятежа могущество рода Тайра распространилось на всю страну. Могущество же клана Минамото было сильно подорвано не только гибелью многих своих членов, но и массовой конфискацией их земель. Управление страной в это время находилось в руках императора-инока Госиракавы, но Фудзивара Цунэмунэ и Фудзивара Корэкито подталкивали императора Нидзё к тому, чтобы он захватил власть в свои руки. Между сыном и отцом возникли очень напряженные отношения, но Госиракава сумел привлечь на свою сторону Киёмори, сделав из него себе защитника и опору. В 1160 году он присвоил ему очередной высокий чин и назначил его государственным советником.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: