Гражданская война в США, вып. 5. Первые шаги генерала Гранта


Ворчалка № 222 от 06.07.2003 г.


Тем временем северяне потерпели еще одно поражение возле утеса Боллс близ городка Лисберг в Вирджинии. Там 21 сентября отряд северян под командованием полковника Э. Бейкера проводил разведку боем на южном берегу Потомака. Южанам под командованием Н. Эванса удалось блокировать северян и прижать их к реке, после чего северян стали методично уничтожать. Официальные данные о потерях северян в этом бою выглядят так: погибло 49 человек, в том числе и Бэйкер, ранено 158 человек и целыми в плен попало 714 человек. Сколько северян при этом утонуло, так никто и не подсчитал, но их было много, а спаслось всего около тридцати человек. МакКлеллан, узнав об этом поражении, равнодушно заявил Линкольну:
"Потери не слишком велики, чтобы их нельзя было восполнить".


Генералы южан понимали, что надо немедленно нанести северянам еще один, но сокрушительный удар. 30 сентября на совещании у президента Дэвиса генерал Джонстон предложил усилить группировку у Манассаса до 60 тысяч человек и бросить ее на Вашингтон. Борегар и другие генералы поддержали это предложение, но президент Дэвис заявил, что он не может бросить все силы на одно направление и пренебречь другими. В принципе он был, конечно, прав, но удачный момент для захвата столицы Союза был упущен, а другого такого шанса у южан больше не было. Большинство американских историков считают, что в тот момент южане могли бы захватить Вашингтон без особого труда, но история не знает сослагательного наклонения. Мы же в наше время можем лишь констатировать, что президент Дэвис допустил в этой партии решающую ошибку.


Во второй половине 1861 года у северян начала медленно всходить новая звезда. Перед войной Улисс Грант был капитаном в отставке и жил в Иллинойсе. Он несколько раз предлагал свои услуги северянам и, наконец, в июне он был зачислен в армию и получил звание полковника. После нескольких стычек с южанами в Миссури и Кентукки он с 31 июля стал уже бригадным генералом. Его противником со стороны южан был генерал Альберт Джонстон, прибывший из Калифорнии и командовавший силами южан в среднем течении Миссисипи.


Джонстон хотел полностью взять под свой контроль штаты Миссури и Кентукки и двинул двадцатитысячную армию под командованием генерала Л. Полка к Коламбусу, штат Кентукки. Вначале планировалось захватить важный стратегический городок Кейро, расположенный на стыке штатов Миссури, Кентукки и Иллинойс.


Фремонт получил сведения о намерениях южан и назначил Гранта командующим в прилегающих к Кейро территориях. Гранту было поручено только произвести несколько демонстрационных вылазок против южан, не вступая в крупные сражения. Грант пренебрег этим советом командующего, которого в эти дни снимали со своего поста (но Грат-то об этом еще не знал), и стал готовить нападение на лагерь южан Белмонт близ Коламбуса.


6 ноября Грант погрузил три тысячи солдат на пароходы и двинулся к Белмонту. Бой 7 ноября 1861 года у Белмонта не был сколь-нибудь крупным сражением в ходе этой войны, но он интересен несколькими деталями. Северяне внезапно атаковали лагерь противника, выбили южан с их позиций и захватили множество пленных. А дальше проявилось полное отсутствие профессионализма у северян. Захватив лагерь бежавшего противника, северяне расположились в нем, как в своем собственном лагере, и начали жарить мясо, пить виски, а также грабить палатки врага. Для нескольких сотен пленников даже не выделили приличной охраны. Грант, узнав об этом, бросился в лагерь и приказал жечь палатки южан, чтобы солдаты прекратили грабеж и продолжали бой, но было уже поздно.


Отошедшие к ближайшему лесу южане привели свои части в порядок, получили подкрепления из Коламбуса и атаковали недавно оставленный ими лагерь. В помощь им с позиций около Коламбуса по северянам ударила артиллерия. Ошеломленные северяне, еще недавние победители, были отрезаны от реки, окружены и прижаты к лесу. Гранту удалось-таки навести подобие порядка в своем отряде и с частью солдат прорваться к Миссисипи. Сам Грант, как подчеркивают историки, шел последним, под ним убило лошадь, и его чуть не захватили в плен южане, но все обошлось. Уже вечером северяне вернулись в Кейро. Они потеряли в этом бою 607 человек, а южане - 642.


Сразу же после увольнения Фремонта Западный округ был разделен Линкольном на два: Миссурийский, которым стал командовать генерал Генри Хеллек, и Канзасский, который попал в подчинение генералу Д. Хантеру. Грант попал в подчинение к Хеллеку, с которым у него отношения сразу же не заладились. Во-первых, Хеллеку не нравилась излишняя самостоятельность Гранта, а во-вторых, его раздражало постоянное пьянство подчиненного. Советские историки почему-то с маниакальным упрямством отрицали пьянство Гранта, в то время как американцы над этим фактом добродушно посмеиваются, - главное-то в результате! А Грант как раз и стал добиваться результатов - первым из генералов северян.


С декабря 1861 года Грант стал указывать Хеллеку на необходимость удара в междуречье Теннесси и Кемберленда. Эти реки впадали в Миссисипи на довольно близком расстоянии друг от друга, а места их впадения были укреплены фортами Генри и Донелсон соответственно. Захват этих фортов позволил бы северянам прорваться в центральную часть штата Теннесси. Командующий не привык получать указания от подчиненного и отказал Гранту, что не улучшило их отношений. Но тут идеей Гранта проникся командующий флотилией северян в верхнем течении Миссисипи коммодор Эндрю Фут. Вдвоем они сумели уломать Хеллека и получить разрешение на совместную атаку форта Генри объединенными силами армии и флотилии.


2 февраля 1862 года Грант погрузил на пароходы экспедиционный корпус численностью около семнадцати тысяч человек и в сопровождении семи канонерок Фута отправился к форту Генри. Северяне высадились в восьми милях выше форта, и тут их поджидал один, но весьма неприятный сюрприз: южане выстроили здесь еще один форт - форт Хейман. Разведка северян была поставлена так плохо, что умудрилась не заметить этого строительства! А форт Хейман был расположен, в отличие от форта Генри, на высоком берегу и контролировал все подходы к форту Генри.


Несмотря на болотистую и труднопроходимую местность Грант принял решение атаковать оба форта одновременно. При мощной артиллерийской поддержке орудий с канонерских лодок северяне 6 февраля двинулись в атаку. Комендант форта Генри Л. Тиглмен быстро понял, что северяне имеют огромный численный перевес и без поддержки он не сможет удержать форты. Тогда он сумел организовать отход основных сил южан, около 2,5 тысяч человек в соседний форт Донелсон. Их отход прикрывали артиллеристы форта Генри. После этого Тиглмен с остатками своего отряда сдался в плен. Северяне захватили около восьмидесяти артиллеристов и шестнадцать раненых на барже-госпитале. Во время штурма погибло одиннадцать южан. Северяне тоже понесли потери, так как один из снарядов южан попал в паровой котел канонерки "Эссекс", которая тут же и взорвалась, при этом погибли 16 человек и 31 получили ранения.


Это была первая значительная победа, как для самого Гранта, так и для всего Севера вообще. Эйфория восторга захлестнула газеты северян, которые опять стали предрекать Союзу быструю победу. Сам Грант был настроен более трезво, так как основные силы южан сумели ускользнуть от него. Поэтому он решил безотлагательно атаковать и форт Донелсон. Грант понимал, что Хеллек вряд ли разрешит ему опасный штурм Донелсона, поэтому он прибегнул к своеобразному трюку, который потом использовал еще не один раз. Грант отправил Хеллеку телеграмму следующего содержания:
"Я возьму и уничтожу форт Донелсон 8-го числа, после чего вернусь в форт Генри".
После чего Грант приказал сломать телеграфный аппарат, чтобы Хеллек не смог помешать ему.


В планы Гранта, однако, неожиданно вмешалась погода. В ночь на 7-е февраля хлынул жуткий ливень, который продолжался трое суток без перерыва. Дороги превратились в жижу, по которой даже пехота не сумела бы пройти. Только 14-го февраля отряды Гранта подошли к форту Донелсон и при поддержке артиллерии с канонерок Фута начали атаку.


Южане имели в форте Донелсон группировку численностью около 20 тысяч человек. Они хорошо защищались и 15-го провели мощную контратаку за стены форта. Они смяли дивизию Дж. МакКлернанда, захватили более 300 пленных и несколько орудий и продолжали развивать свой успех. С помощью дивизии Л. Уоллеса Гранту удалось как-то отразить этот натиск южан. Офицеры Гранта стали уговаривать его прекратить штурм форта и отвести войска. Тут генерал заметил двоих пленников с солидной поклажей за спиной и приказал посмотреть, что у них там. Мешки были набиты сухарями и беконом, и Грант понял, что южане раздали солдатам продовольствие в надежде вырваться из форта и уйти к своим.


Он решил "дожать" противника, не давая ему передышки. На помощь Уоллесу была брошена дивизия Ч. Смита и пришедшая в себя дивизия МакКлернанда. Совместными усилиями северяне пресекли все попытки южан прорваться из форта и загнали их за крепостные стены. К ночи бой затих. У южан были еще и боеприпасы, и продовольствие, но вот их командиры на этот раз немного подкачали.


Командовал гарнизоном форта Донелсон генерал Дж. Флойд, который до 29 декабря 1859 года был министром обороны в администрации президента Бьюкенена и сумел переправить на Юг множество винтовок, патронов и орудий, а потом сбежал на Юг и сам. Он опасался, что северяне казнят его за измену, и, прихватив с собой три тысячи отборных виргинцев, поспешно бежал из форта, перепоручив командование гарнизоном генералу Г. Пиллоу. Тому тоже не очень хотелось попадать в плен, и он последовал за Флойдом. Так во главе гарнизона оказался генерал Симон Боливар Букнер, с которым Грант вместе учился в Вест-Пойнте, а потом воевал с Мексикой. В 1854 году Букнер одолжил Гранту довольно крупную сумму денег, которые тот так и не вернул.


16-го февраля Букнер направил Гранту письмо, в котором просил сообщить о возможных условиях капитуляции, намекнув, что рассчитывает на благородство старого однокашника. Но тут заартачился генерал Ч. Смит, который заявил:
"Никаких условий проклятые мятежники не заслужили".
После этого Грант послал Букнеру свое знаменитое послание, которое потом часто использовали генералы Севера в схожих ситуациях:
"Не может быть принято никаких условий, кроме безоговорочной и немедленной капитуляции. Я намерен безотлагательно атаковать Ваши укрепления".


Букнер, который был удручен и деморализован бегством своих начальников, ответил, что обстоятельства принуждают его
"принять те неблагородные и нерыцарские условия, которые Вы предложили".
Так родился термин "безоговорочная капитуляция", который по одной из версий закрепился за генералом Грантом в качестве его прозвища. Дело в том, что американцы, говоря о Гранте или обращаясь к нему, использовали только две буквы, "US", которые, во-первых, совпадают с инициалами генерала, во-вторых, являются первыми буквами от сокращения слов "безоговорочная капитуляция", а в-третьих, совпадали с названием страны.


В тот же день гарнизон форта Денилсон капитулировал. Северяне насчитали 14623 пленных, что по тем временам было огромным числом. Судите сами, ведь к началу войны численность всей федеральной армии составляла 16367 человек!


Когда южане выходили из форта и складывали свое оружие, к Букнеру подошел Грант и молча протянул ему кошелек с давно одолженной суммой денег.


Газеты северян пестрели заголовками типа "Полная победа!", "Блестящий результат!", "Враг отступает!", а Юг погрузился в траурное уныние. Перед северянами же встала проблема, что делать с таким огромным количеством пленных, и изобретательные янки придумали концентрационные лагеря.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: