Путешествие ко двору Тимура, вып. 4. От Трапезунда до Эрзинджана. Тимур и Баязид


Ворчалка № 216 от 25.05.2003 г.


Только 27-го апреля 1404 года послы покинули Трапезунд и направились дальше. Их сопровождал отряд, выделенный трапезундским императором. Но уже 28-го сопроводительный отряд покинул посланников, испугавшись турок, хотя они еще были во владениях императора. Теперь послам приходилось передвигаться по гористой местности, так что иногда они ночевали в открытом поле.

У замка Кардас дорога пролегала через единственный проход в горах, и местный владелец, Кабасит, потребовал от них уплаты за проход. Он объяснял это тем, что вынужден охранять этот проход от турок, и у него нет других источников дохода. Послы долго торговались с Кабаситом, объясняя, что они не купцы, а послы, и везут дары его сюзерену Тимуру, но тот требовал свое, и послы были вынуждены уступить. Они дали ему кусок ярко-красной материи и серебряную чашу. А посланник Тимура дал ему кусок тонкого полотна и красное флорентийское одеяние, но Кабаситу было все мало.

Тогда посланники купили ему еще кусок камлота, после чего Кабасит удовлетворился. Он даже решил дать им сопровождающих до Эрзинджана, который уже находился во владениях Тимура. По дороге у одного из замков с них вновь потребовали пошлину, и послы были вынуждены заплатить.

2-го мая они прибыли в землю Эрзинджан, где один из правителей принял их очень хорошо, предоставил им помещение и угощение. А также сообщил, что Тимур уже покинул Карабах, где зимовал, и отбыл в Султанию.

3-го мая они отправились дальше, но теперь их путь пролегал уже по владениям Тимура, и их везде встречали с большим почетом. Теперь важную роль в их группе стал играть посланник Тимура, который хорошо знал местные законы, нравы и обычаи. По его приказаниям послов снабжали всем необходимым, меняли лошадей и выделяли людей для услуг и охраны. Если указания посланника выполнялись недостаточно быстро, то провинившихся сильно избивали палками и кнутами.

4-го мая они прибыли в город Эрзинджан, расположенный на берегу реки Евфрат, где их встретили очень радушно и поселили в уже отведенное для них помещение. На следующий день правитель этого города по имени Питалибет велел выдать им некоторое количество денег на необходимые расходы, а 6-го устроил в их честь пир на лугу за городом.

Властитель был в одежде из шелковой китайской ткани зетуни с золотым шитьем, а на голове он носил высокую шапку, отделанную жемчугом и драгоценными камнями. С золотого навершия шапки спускались две косы из красных волос, которые являлись отличительным признаком всех воинов Тимура (монголы, напомню, тоже носили косы).

После вопросов об их короле, правитель собственноручно поднес послам серебряную чашу с вином. Клавихо, единственный из их делегации уклонился от этой чести, заявив, что согласно данному им обету он не пьет вина, чем немало удивил правителя, считавшего, что все франки пьют очень много вина.

Отвлекусь немного и замечу, что во все время путешествия Клавихо по землям мусульманских правителей, их все время угощали вином, и сами мусульмане охотно и много его пили. А как же запрет Корана? Я этого не понимаю, но должен верить свидетельствам Клавихо. После этого правитель угостил вином и своих приближенных.

Затем наступил черед еды с множеством мясных блюд, которые я не буду перечислять. Клавихо особенно отмечает, что каждый из пирующих был снабжен ножиком для разрезания мяса и деревянной ложкой для еды. Вечером после пира правитель прислал послам множество всякой еды, а на следующий день велел выдать им еще денег на расходы.

Тем не менее, 7-го правитель опять устроил пир для послов, во время которого для Клавихо принесли стеклянный кувшин со сладкой водой, а все остальные опять пили много вина. Из уважения к Клавихо Питалибет в этот день тоже не пил вина, но остальные его подданные напились очень сильно.

Рассказ о Тимуре и Баязиде.

Когда в 1400 году Тимур захватил и разрушил город Себастию в Малой Азии, лежавший на караванной дороге Султания - Тебриз - Конья, и разрушил его, то он приказал закопать заживо в землю около четырех тысяч пленных турецких воинов. Баязид в отместку захватил Эрзинджан, но после победы над Баязидом в 1402 году Тимур вернул город себе.

Во время пребывания Тимура в городе местные мусульмане перессорились с христианами и стали обвинять своего правителя Заратана в том, что тот относится к христианам лучше, чем к мусульманам, и что церкви у христиан лучше, чем их мечети. Тимур призвал Заратана и передал ему мнение местных мусульман, на что Заратан ответил, что он селит христиан в своих владениях по необходимости.

Тимур призвал местного епископа и велел ему отречься от своей веры, но тот отказался, и Тимур велел умертвить всех местных христиан. Заратан стал просить за них, и Тимур согласился отменить свой приказ за девять тысяч серебряных акча (монета в половину серебряного реала). Эти деньги выделил христианам в долг сам Заратан. Но Тимур повелел разрушить все христианские церкви, а замок Кемаха в 38 километрах от Эрзинджана, контролирующий все окрестности, передал одному из своих чагатаев.

Земли Заратана граничили с владениями Баязида, который давно зарился на них, а особенно он хотел владеть замком Кемаха из-за его ключевого положения. Баязид потребовал, чтобы Заратан платил ему дань и отдал замок Кемаха. Тот ответил, что согласен признать его власть и платить дань, но замок не отдаст. Баязид вновь потребовал отдать замок, а иначе Заратан потеряет все.

Но Заратан уже знал о силе Тимура и о его недавней победе над персами. Он отправил к Тимуру послов с дарами и письмом, в котором просил защиты от Баязида и отдавал себя во власть Тимура. Тимур направил своего посланника к Баязиду с письмом, в котором он сообщал, что Заратан его подданный, и что он сам будет решать, что с ним делать. Баязид разгневался и отправил Тимуру письмо, в котором говорилось,

"что удивительно, до какой степени можно быть безумным, чтобы отважиться написать ему такой бред, чтобы он не делал того, что ему вздумается, здесь или в целом мире. А чтобы не оставлять безнаказанным безумие, он клянется, и обещает что он не уйдет от него, а будет взят в плен, и назло ему клянется взять себе его старшую жену".

Это, конечно, было страшным оскорблением, но Клавихо несколько сместил события. Баязид захватил Эрзинджан в 1399 году. Тогда его правителем был Тахерт, который уже с 1387 года являлся вассалом Тимура. Вот тогда и началась между Баязидом и Тимуром переписка, продолжавшаяся почти до самой битвы при Анкаре в 1402 году. Тимур в отместку в 1400 году разрушил Себастию. Весной 1402 года Тимур потребовал, чтобы Баязид сдал ему замок Кемаху. Баязид долго не отвечал, и только после захвата замка Тимуром и ухода его войск к Сивасу, он послал ему свой оскорбительный ответ, в котором обещал также обесчестить весь гарем Тимура.

Вернемся, однако, к изложению Клавихо. Тимур после зимовки в Карабахе двинулся прямо на Себастию и осадил город. Баязид стал собирать силы для отпора, и с первым набранным войском отправил своего сына Сулеймана Челеби в помощь городу, однако помощь запоздала. Воины Тимура столь яростно атаковали город, что жители начали вести с Тимуром переговоры.

В ответ на обещание Тимура не проливать их крови они соглашались заплатить ему выкуп серебром и золотом. Получив выкуп, Тимур потребовал, чтобы знатные люди города вышли к нему для переговоров. Те положились на обещание Тимура, зная, что выкуп уже выплачен, и вышли к нему за крепостные стены. Тимур приказал вырыть большие ямы и сказал, что он обещал не проливать их кровь, и он не прольет ее, Поэтому он велит закопать их живьем, а своим людям велит войти в город и разграбить его, так как его воины бедны и очень нуждаются. После этого он велел зарыть вышедших людей и разграбить город, а затем сровнять его с землей. Было закопано в землю, по различным свидетельствам, от двух до четырех тысяч людей.

После этого его войска ушли из города. Когда Сулейман Челеби пришел с войском к Себастии, все уже было кончено.

Затем Тимур направился в Сирию, где разбил племя кара-коюнлу (чернобаранные). Клавихо ошибочно называет их белыми татарами, но племя ак-коюнлу (белобаранные) было союзником Тимура. Потом Тимур взял и разрушил Дамаск, так как он был очень зол на его жителей за то, что они отказались ему подчиняться и захватили его послов. Всех захваченных мастеров Дамаска Тимур велел переселить в Самарканд. Потом Тимур вернулся со своим войском на зимовку в Верхнюю Армению.

Баязид же в это время захватил Эрзинджан и взял в плен жену Заратана. Однако, город он не велел разрушать, за что его многие сторонники потом упрекали, а затем отпустил и жену Заратана и вернулся в свои владения. Обмен письмами между Тимуром и Баязидом после этого все продолжался.

Тем временем генуэзцы и Иоанн VII обещали Тимуру выделить по двадцать галер для борьбы с Базидом, чтобы блокировать побережье Малой Азии и не допустить переправы турецких войск из Греции. Кроме того, они обещали ему ссуду серебром.

Весной 1402 года Тимур вошел в Турцию и двинулся по караванной дороге Тебриз - Султания. Баязид оставил свой обоз возле Анкары и пошел с войском на Тимура, который посредством ряда хитрых маневров обманул Баязида и вышел ему в тыл у Анкары, где и захватил весь его обоз. Узнав об этом, Баязид с уже утомленным переходами войском вернулся к Анкаре, где и был разбит Тимуром, а сам попал в плен. Потом Тимур дошел до Смирны (Измира) и повернул обратно.

Греки и генуэзцы же вместо помощи Тимуру, помогли многим бежавшим туркам переправиться в Грецию, за что Тимур разгневался на всех христиан. Это и проявилось в истории с христианами Эрзинджана.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: