Описание Константинополя в 1403 году, или, Путешествие ко двору Тимура. Вып. 3


Ворчалка № 210 от 13.04.2003 г.


Рассказывая о путешествии кастильских послов ко двору Великого Тимура, я опустил описание Константинополя, сделанное Клавихо, чтобы не терять темп в описании передвижений посольства. Теперь я делаю паузу, возвращаюсь назад, в Константинополь, и показываю город, каким его увидел Клавихо, и тем языком, которым его описывал Клавихо. Испанцев в первую очередь интересовали христианские святыни и реликвии. Вот о них-то, в основном, у нас и пойдет речь.

Рядом с Влахернским дворцом находилась церковь Иоанна Крестителя, называемая Святым Иоанном Каменным. [Считается, что Клавихо описывает церковь Иоанна Предтечи, построенную императором Феодосием I Великим (379-395)].
Над первой дверью располагалось мозаичное изображение Святого Иоанна. Рядом с этой дверью была капитель, покоящаяся на четырех сводах, под которой проходили в саму церковь; верх этой капители и все стены были покрыты прекрасными мозаичными же изображениями.
При входе в церковь располагался прекрасный источник под навесом, опиравшимся на восемь белых мраморных колонн, а углубление источника было сделано из белых мраморных плит.
Внутри церковь была круглой, с высоким сводом, покоившимся на колоннах из зеленой яшмы; против входа стояли три маленьких алтаря, в которых три престола; тот, что посредине - главный, а двери этого алтаря покрыты серебром с позолотой. У этих дверей у алтаря стояли четыре маленькие яшмовые колонны, а по ним шли серебряные позолоченные полоски, переплетавшиеся в виде креста; в них вделано множество красивых камней различными способами; у дверей этих алтарей имелись шелковые занавески, задергивающиеся от одного края дверей до другого. Эти занавески использовались для того, чтобы, когда священник шел служить обедню, его не было видно.
Свод церкви также богато украшен мозаичными изображениями. В самом верху было изображение Бога Отца, а стены этого алтаря украшены мозаичными изображениями сверху донизу, и внизу - плиты зеленой яшмы; пол выложен плитами разноцветной яшмы с причудливыми рисунком. Этот алтарь был окружен деревянными резными креслами, и между каждыми двумя креслами стоят как будто медные жаровни, куда люди плевали, чтобы не марать пол. В церкви было множество серебряных и стеклянных лампад. В ней было собрано множество святынь, ключи от которых хранились у императора. Там, например, хранилась левая рука Святого Иоанна Крестителя, локтевой сустав которой был украшен золотом и драгоценными камнями.
К этой церкви примыкал мужской монастырь, в котором на верхнем этаже располагалась трапезная, посередине которой стоял стол из белого мрамора, длиною в тридцать шагов, а перед ним множество деревянных кресел; на столе располагались двадцать одна белая каменная плитка в виде подставок для блюд и кушаний; рядом располагались еще три маленьких каменных стола. Внутри монастыря находились богатые сады и виноградники.

Затем Клавихо описывает церковь Пресвятой Богородицы Перивплепты ("Преславной"), находившуюся при одноименном мужском монастыре. Эти сооружения были построены императором Романом III Аргиром (1028-1034) в 1031-1034 годах и обошлись казне в громадную сумму. Сам император был похоронен в этой же церкви.
При входе во двор этой церкви растет множество деревьев, а сама церковь снаружи вся расписана фигурами и узорами тонкой работы из золота, лазури и других цветов. При входе в церковь с левой стороны изображены множество фигур, посреди которых святая Мария, а рядом с ней изображены с одной стороны император Михаил VIII Палеолог (1259-1282), а с другой - его супруга Феодора и их сын Константин. У подножия образа Святой Марии изображены тридцать замков и городов с названиями (по-гречески, естественно), которые были пожалованы этой церкви императором Романом. У этого же подножия были подвешены грамоты, выписанные на металле, скрепленные восковыми и свинцовыми печатями, в которых говорилось о правах данной церкви на эти города и замки.
Внутри церкви - пять алтарей. Церковь круглая, большая и высокая, воздвигнута на разноцветных яшмовых колоннах, а пол и стены также облицованы яшмовыми плитами. Центральная часть церкви обрамлена тремя нефами, составляющими с ней как бы единое целое, а общий свод, украшенный богатой мозаикой, покрывал и церковь и нефы. С левой стороны в конце церкви находится гробница из цветной яшмы, где покоится император Роман. Вначале она была покрыта золотом и украшена множеством драгоценных камней, но когда крестоносцы захватили Константинополь в 1204 году, то они разграбили и эту гробницу. В этой же церкви находится и другая гробница из яшмы, в которой покоится император Никифор III Вотаниат (1078-1081).

В этой церкви хранилась правая рука Благословенного Иоанна, окаймленная золотой проволокой; на этой руке не хватало большого пальца. О причине отсутствия этого пальца рассказывалась следующая история. В языческие еще времена в Антиохии был дракон, которому, как принято, жители города каждый год отдавали одного человека, выбранного по жребию. Однажды жребий выпал на дочь одного доброго человека, который с болью в сердце за дочь пошел в церковь монахов-христиан и сказал им, что он много слышал о том, что Господь совершал множество чудес через Святого Иоанна, в которые он уверовал, и что он хотел бы поклониться руке его, хранившейся у них. Он стал молиться о том, чтобы Господь явил милость, и его дочь не погибла злой смертью, будучи съеденной зверем, и избавил ее от этой опасности. Монахи, разделяя его горе, показали ему священную руку, и он в стенаниях о дочери преклонил перед ней колени, потом захватил зубами большой палец руки Благословенного Святого Иоанна и оторвал его, спрятав во рту так, что монахи ничего не заметили. Когда же пришло время отдавать девушку дракону и чудовище открыло свою пасть, чтобы съесть ее, этот человек бросил в его рот палец Благословенного Святого Иоанна Крестителя, и тут же дракон сдох, что было великим чудом, а этот человек обратился к вере в Господа нашего Иисуса Христа.

В этой церкви хранился маленький крест, величиной с пядь, с золотым подножием, золотыми наконечниками по краям и с маленьким распятием, вставленным в золотое углубление, откуда его можно было достать и обратно убрать. Говорили, что этот крест сделан из дерева Животворящего Креста, на котором был распят Господь наш Иисус Христос. Он был темного цвета и исполнен тогда. Когда Благословенная Святая Елена, мать Константина, заселила этот город и доставила в Константинополь в целости и сохранности Животворящий Крест из Иерусалима, где его обнаружила и выкопала. Также там хранились и мощи Святого Георгия, целые и невредимые.
Рядом с церковью находилась крытая галерея, где находилось множество прекрасных мозаичных картин на темы Священной истории, среди которых родословное дерево пророка Исайи, из рода которого и Пресвятая Дева Мария.
В центре трапезной стоял белый шлифованный стол из белого мрамора искусной работы; пол также сделан из мраморных плит, а в конце трапезной стояли еще два маленьких стола белого мрамора. Стены трапезной были покрыты мозаичными картинами на сюжеты священной истории, начиная от Благовещения Святого Гавриила Пресвятой Деве Марии до Рождества Христа, нашего Господа, и после его странствия по свету с учениками и вся его Благословенная жизнь до того, как он был распят.
Почти все изображения в этой церкви погибли во время пожара в 1782 году.

В тот же день кастильские посланники осмотрели церковь и монастырь Св. Иоанна (Студита), построенные при императоре Льве I Великом (457-474) для монахов акимитов (бодрствующих). Со временем эти постройки пришли в упадок, но в XIII веке император Андроник II Палеолог восстановил их. [После турецкого завоевания церковь была переделана в мечеть Эмир-Ахор.]
Церковь большая, круглая, без углов и обрамлена тремя большими нефами; общий свод накрывает их и самую церковь. В церкви семь алтарей; стены, свод и нефы отделаны красивой мозаикой с картинами на темы священной истории. Свод поддерживали двадцать четыре колонны из зеленой яшмы. Над нефами находятся проходы, соединяющиеся с самой церковью. В них также стоят двадцать четыре колонны зеленой яшмы. Верх самой церкви и стены отделаны мозаикой, а проходы над нефами поднимаются выше самой церкви, и там, где должна быть решетка, стоят маленькие яшмовые колонны. Рядом с церковью находилась прекрасная часовня, также украшенная мозаикой и в ней богатое изображение Святой Марии, в честь которой воздвигнута эта часовня. Стены трапезной, в которой также находился огромный стол из белого мрамора. Были украшены мозаикой, изображавшей Тайную Вечерю.

На следующий день посланники осмотрели Ипподром (современный Атмейдан), на котором проводились различные состязания. Он был построен императором Септимием Севером (193-211) по образцу римского цирка, но за время своего существования неоднократно перестраивался. В то время он был окружен белыми мраморными колоннами, такими толстыми, что три человека с трудом могли бы их охватить, и высотой более двух длин копья. Эти тридцать семь колонн расположены кругом и стоят на белых мраморных опорах, тоже очень больших, а сверху они соединяются арками, так что можно ходить по их вершинам. Ходы защищены с обеих сторон высокою решеткой с зубцами. Все это сделано из белых мраморных плит и колонн, поставленных в проходах, где обычно располагались благородные женщины, дамы и девицы во время состязаний.
Перед первыми колоннами идет еще один ряд колонн, а на расстоянии двадцати или тридцати шагов от них находится возвышение на четырех опорах, наверху которого находилось кресло белого мрамора, окруженное сиденьями, а за ними четыре мраморных изваяния в человеческий рост. На этом кресле обычно восседал император, когда присутствовал на состязаниях. Эти места сообщались прямым ходом с императорским дворцом.
Далее Клавихо описывает обелиск Феодосия Великого. Рядом с колоннами находятся два огромных белых камня один на другом, каждый высотой с копье, а на них четыре четырехугольные медные плиты; наверху лежит огромный камень, суживающийся кверху, высотой не меньше шести копий. Этот камень покоится на плитах без всякого крепления, что вызвало большое удивление посланников. Так Клавихо описывал монолит розового сиенита высотой в 30 м, а шириной в 2 м. Он покоился на четырех бронзовых кубах, украшенных барельефами. Этот памятник был вывезен Феодосием (379-395) из Гелиополя в Египте и установлен на Ипподроме. На его пьедестале еще во времена Клавихо была надпись по-гречески и по-латыни:

"Феодосий I с помощью префекта претория Прокла воздвиг эту четырехугольную колонну, лежавшую на земле".
Клавихо видел эту надпись, но из-за темноты не смог ее прочитать. Обелиск так высок, что его видно далеко с моря. От этого обелиска идет ряд колон, не таких высоких, что вокруг Ипподрома, на которых описаны подвиги выдающихся мужей.
Южнее обелиска Феодосия находилась скульптурное изображение из меди и других металлов трех змей, сплетенных между собой в жгут, с тремя торчащими в разные стороны головами и открытыми пастями. Клавихо ничего не знал о происхождении этой статуи и считал, что с помощью этой скульптуры был произведен в древние времена заговор змей, которых в тех краях водилось раньше очень много. На самом же деле, он описал известную "змеиную колонну", которая первоначально была установлена в Дельфах в честь победы греков над персами при Платеях в 479 году до Р.Х. Император Константин I (324-337) приказал перевезти эту скульптуру в Константинополь.
Большая площадь Ипподрома окружена амфитеатром ступеней, поднимающихся вверх и сделанных для простого народа, чтобы люди могли наблюдать за состязаниями, а под этими ступенями располагались помещения с выходом на площадь, в которых готовились к состязаниям.

В тот же день посланники отправились осматривать храм Святой Софии. Существует множество очень подробных описаний этого храма, его достопримечательностей, а также хорошо известна история его строительства и перестройки. Я же дам описание храма таким, как его увидел Клавихо.
Эта церковь самая большая по величине в городе и обладающая большими правами по сравнению с другими церквями города. Там пребывает патриарх, которого греки называют митрополит. Эта церковь имеет особые права: любой человек, будь то грек или какого другого племени, совершивший преступление, грабеж, смертоубийство или воровство, находит там убежище, и его нельзя взять оттуда.
На площади перед церковью высились девять огромных мраморных колонн, какие только можно увидеть, а сверху их лежат плиты. На этой же площади перед церковью высилась удивительно высокая каменная колонна, а сверху на ней - медный конь, огромный и высокий, как бы увеличенный по сравнению с обычным вчетверо. На нем фигура вооруженного всадника, также из меди, с очень большим султаном на голове, напоминающим павлиний хвост. Через коня продеты железные цепи, крепящие его к колонне и держащие его на месте, чтобы он не упал и чтобы его не опрокинул ветер. Этот конь, очень хорошей работы, сделан в позе готовности к прыжку вниз, с передней и задней поднятыми ногами. Всадник, сидящий на нем, держит правую руку высоко поднятой вверх, с открытой ладонью, а в левой у него поводья коня и круглый позолоченный шар. Эта удивительная фигура всадника, поставленного на колонну, говорят, изображала императора Юстиниана. Так Клавихо описал статую императора Юстиниана I (527-565) поставленную им самим на площади перед храмом Св. Софии на месте разрушившейся посеребренной статуи Феодосия I. Этот монумент был разбит ударом молнии в 1492 году, но в библиотеке Сераля сохранился рисунок этой статуи, сделанный в 1340 году. На нем император изображен в рыцарском одеянии, а его головной убор украшен пером, похожим на павлиний хвост.
При входе в церковь, под аркой, по эту сторону двери, укреплен навес на четырех колоннах, а под - ним маленькая часовня, богато украшенная и красивая, а перед часовней дверь в церковь, очень высокая, большая и покрытая латунью; рядом - маленький дворик с высокими ходами; затем - другая дверь, также покрытая латунью, как и первая, и за этой дверью идет очень широкий и высокий ход, крытый деревянным навесом. С левой стороны - большой двор, вымощенный яшмовыми плитами и с колоннами из разноцветной яшмы; а с правой стороны этого крытого хода за второй дверью начинается сама церковь. В ней пять больших и высоких дверей, покрытых латунью; средняя - самая большая и высокая. Через них входят в самую церковь. Внутри церковь округлая, и Клавихо считал, что другой такой богатой и красивой церкви нет в мире. Округлая часть церкви занимает середину и сообщается с тремя большими и широкими проходами, смежными с самой церковью и не разделенными между собой.
Сама церковь и проходы имеют над собой хоры, доходящие до главной части ее, так что с них можно слушать обедню и часы. Эти хоры соединяются между собой и покоятся на колоннах из зеленой яшмы, а своды покрывают их вместе с самой церковью. Купол центральной части поднимается выше сводов хоров; это круглый и очень высокий купол, на который трудно смотреть снизу вверх.
Церковь в длину занимает сто пять шагов, а в ширину - девяносто три. Она опирается на четыре очень больших и толстых основания, облицованных плитами разноцветной яшмы; от опоры к опоре идут большие и высокие арки, поддерживающие середину здания и покоящиеся на двенадцати колоннах из зеленой яшмы. Между ними располагаются четыре большие колонны по две с левой и правой стороны, выкрашенные специальной краской, изготовленной из порошка, называемого порфиром; а своды этой церкви покрыты прекрасной, богатой мозаикой, а в центре ее над главным алтарем огромное многоцветное мозаичное изображение Бога Отца. И так велико это изображение, что снизу оно кажется величиной в человеческий рост или немного больше (из-за его расположения на огромной высоте), а между тем оно так велико, что, как говорят, расстояние между глаз равно трем пядям.
В середине церкви установлено подобие кафедры, опирающееся на четыре яшмовые колонны, облицованные плитами разноцветной яшмы. Эта кафедра как бы целиком покрывается капителью, сооруженной на восьми колоннах разноцветной яшмы, откуда произносятся проповеди и по праздникам читается Евангелие.
Стены церкви и боковых ходов, так же как и пол, выложены плитами разноцветной яшмы, отполированной до блеска. Все это отделано рисунками и узорами, привлекательными на вид. Часть стен арок, поддерживающих главный свод, сделана из очень красивых белых плит, на которых высечено много различных фигур. Такая отделка из резных каменных плит идет от пола до высоты человеческого роста, а выше - богатая и прекрасной работы мозаика. Хоры над боковыми ходами охватывают всю церковь, кроме той части, где находится главный алтарь. А эти хоры около девяноста шагов в ширину, а в длину по кругу почти четыреста десять шагов. Эти верхние хоры и их своды покрыты мозаикой.
На одной из стен этих ходов, как поднимаешься наверх, прямо слева, вделана в стену между других огромная белая плита, на которой сами по себе, без участия живописца или ваятеля, появились изображения с одной стороны Пресвятой Девы Марии с Господом нашим Иисусом Христом на Святых руках и с другой - преславного Предтечи его, Святого Иоанна Крестителя; а эти изображения не были ни нарисованы, ни написаны какой-либо краской, ни высечены, а сделались сами по себе, так как сам камень родился таким, со знаками и прожилками, которые хорошо видны, и сами собой образовались на нем эти изображения.
Говорят, что когда этот камень был обработан и привезен, чтобы быть поставленным в этом священном месте, то заметили на нем эти святые изображения. И увидев это таинственное и великое чудо, привезли этот камень сюда, так как эта церковь должна была быть главной в этом городе. Эти изображения казались как бы подернутыми легкой дымкой, подобно легкому покрывалу, при ясном небе среди облаков. У подножия этих образов стоит алтарь и маленькая часовня, в которой служат обедню.
Посланникам показали решетку, на которой сожгли благословенного Святого Лаврентия. В этой церкви есть погреба, тайники и помещения, в которых хранятся изумительные творения, и много жилых построек и разных удобств, но все это ветшает. Рядом с церковью - множество покосившихся построек и дверей, ведущих в нее, заколоченных и полуразвалившихся. В церкви находится и огромное подземное хранилище для воды.

"Все это и многое другое видели в этой церкви: так много, что этого нельзя рассказать, ни описать в немногих словах, потому что так велико это здание и так много в нем удивительных вещей, что и в долгое время всего не осмотришь. Даже если будешь каждый день ходить и смотреть, то все равно что-то новое. А все крыши собора покрыты свинцом".

В тот же день посланники осмотрели церковь, носящую имя Святого Георгия в Мангане (в константинопольском арсенале), которая была построена императором Константином IX Мономахом (1042-1055) и отличалась великолепием.
В этом храме сразу же за первыми воротами находится большой двор, в котором много садов и домов, а церковь расположена среди этих садов. Перед входом, снаружи, стоит купель для крещения, большая и красивая, а над ней навес, поддерживаемый восемью белыми мраморными колоннами, разрисованными фигурами. Здание церкви очень высокое и все украшено мозаикой, изображающей, как наш Господь Иисус Христос вознесся на небо. Пол в церкви - удивительной работы, так как составлен из разноцветных кусков порфира и яшмы, образующих чудные узоры. Так же отделаны и стены. В середине свода - мозаичное изображение Бога Отца. Над входом - животворящий крест, который показывает апостолам ангел, парящий средь небесных облаков, в то время как на них нисходит Святой Дух в образе огня, и все это прекрасной мозаичной работы. В этом храме находилась яшмовая гробница, покрытая шелковым покрывалом, в которой была похоронена красавица Склирена, наложница императора Константина X Дуки (1059-1067). Осмотр этого храма был несколько скомкан, так как уже приближалась ночь.

1-го ноября посланники отправились осматривать церковь под названием Святая Мария Черне (церковь Влахернской Богоматери), которая была воздвигнута Пульхерией Августой (398-453) в царствование императора Маркиана (450-457). Юстиниан пристроил к храму две арки, северную и южную, и храм обрел крестовидную форму.
Эта церковь прежде считалась придворной церковью императоров. Она состояла из трех нефов, средний был самым главным, большим и высоким, а два другие были поменьше и над ними располагались хоры, простиравшиеся до главного нефа. Нефы этой церкви были сооружены так, что находились на высоких колоннах из зеленой яшмы, а основания, на которых они покоились, и основания колонн были из белого мрамора, украшенного разной отделкой и фигурами. Верх этих нефов и стены до половины были покрыты плитами разноцветной яшмы, искусно расписанной узорами и прекрасно украшенной. Верх главного нефа был богаче других и сделан их деревянных перекрытий и балок. И весь свод, перекрытия и балки покрыты чистым золотом. Хотя сама церковь была во многих местах повреждена, отделка золотом выглядела яркой и свежей. В главном нефе находились богатый алтарь и кафедра, тоже очень роскошная. Все крыши церкви покрыты свинцом.

В тот же день посланники отправились осматривать святыни, хранившиеся в церкви Святого Иоанна Предтечи, которые они раньше не могли осмотреть из-за отсутствия ключей. Когда посланники прибыли, монахи облачились, зажгли множество факелов и свечей, взяли ключи и с песнопениями поднялись в некое подобие башни, где хранились святыни. Монахи несли шкатулку красного дерева и пели скорбные песнопения, затем шкатулку поставили в церкви на высокий стол, покрытый шелковой скатертью. Эта шкатулка была запечатана двумя печатями белого воска, рядом с двумя серебряными застежками, и закрыта на два замочка. Монахи открыли ее и достали два больших серебряных позолоченных блюда, предназначавшихся для того, чтобы на них выкладывать святыни.
Монахи вынули из шкатулки небольшой мешочек белого димита (кисеи), запечатанный восковой печатью, развязали его и достали оттуда маленький круглый золотой ларец. Внутри его был тот хлеб, который в четверг на тайной вечере Господь наш Иисус Христос дал Иуде в знак того, что он предаст его, и последний не смог его съесть. Он был завернут в красный тонкий сендаль (креп) и запечатан двумя печатями красного воска. И был тот хлеб размером в три пальца.
Кроме того, из мешка вынули другой золотой ларец, меньше первого. Внутри его была вделана коробочка, которую нельзя вынуть; она была из хрусталя, и в ней находилась кровь нашего Господа Иисуса Христа, которая потекла из бока его, когда Лонгин ранил его копьем.
Из этого же мешка вынули еще один маленький золотой ларец, крышка которого была пробита насквозь подобно терке. В нем была кровь, вытекшая из распятия Христа, которое в гневе ударил один иудей в городе Бейрут.
Потом вынули хрустальную коробочку с пробкой, прикрепленной золотой цепочкой, в ней лежал кусочек красного сендаля, в который были завернуты волоски из бороды Господа нашего Иисуса Христа, которые вырвали у него иудеи, когда распинали.
Потом из этого же мешка достали другой ларец, в котором хранился кусочек камня, на который был положен Господь наш Иисус Христос при снятии с креста.
Далее из этой шкатулки вынули другую, серебряную с позолотой, четырехугольную, длиною в две с половиной пяди. Она запечатана шестью печатями, положенными у шести пар круглых серебряных застежек, у нее имелся замочек и рядом висел серебряный ключик. Открыли и этот ларец и вынули оттуда дощечку, покрытую золотом, и лежало в ней железо от копья, которым Лонгин поразил Господа нашего Иисуса Христа, и было оно тонко и остро, как шип или стрела, а в месте, где насаживалось на древко, продырявлено; длина его, возможно, одна пядь и два дюйма. На конце острия виднелась кровь, такая свежая, как будто только что случилось то, что сделали с Иисусом Христом. И это железо было шириной около двух дюймов и вделано в позолоченную дощечку; железо не блестело, а было тускло.
Кроме того, в ту же доску был вделан кусочек трости, которой били по голове Господа нашего Иисуса Христа, когда он стоял перед Пилатом. Кусок трости был длиной около полутора пядей и казался красного цвета. А внизу под этим копьем и тростью, на этой же самой дощечке, был вделан кусок губки, на которой дали Иисусу Христу, нашему Господу, желчь и уксус, когда он был на кресте.
В этой же самой серебряной шкатулке, откуда достали дощечку, хранилась одежда Господа нашего Иисуса Христа, о которой бросали жребий воины Пилата. Она была сложена и скреплена печатями для того, чтобы те, кто приходит смотреть ее, не могли оторвать от нее кусочек, как ранее делали. Только один рукав не был сложен и запечатан. Эта одежда на красной подкладке из димита, похожего на сендаль, а тот рукав, что на застежке, очень узок и разрезан до локтя и застегивается на три пуговки, сделанных словно из шнурочка, как узелки на птичьих путах. И пуговки, и рука, и то, что можно было видеть из одеяния, казались темно красного цвета с розовым оттенком и больше приближались к этому цвету, чем к другому. И казалось, что одежда не тканая, а сшитая иглой, так как нити шли точно крученые и плотно прилегали одна к другой.

В тот же день посланники осматривали женский монастырь при храме Христа Пантократора (Вседержителя). Храм и монастырь были построены при императоре Иоанне II Палеологе (1118-1143) его супругой Ириной Венгерской. Там в церкви посланникам показали разноцветный мраморный камень, девяти пядей в длину. На этот камень, говорят, был положен Господь наш Иисус Христос, когда был снят с креста. На нем были видны слезы трех Марий и Святого Иоанна, которые плакали, когда Господь наш Иисус Христос был снят с креста, и слезы эти были так свежи, как будто все это только что произошло.

Кроме того, в Константинополе есть храм Пресвятой богородицы Одигитрии ("Указующей путь"), построенный при императоре Маркиане. Он был небольшим и скорее напоминал часовню. Внутри церковь превосходно отделана мозаикой и в ней хранилась чудотворная икона Богоматери, по преданию написанная Святым Лукой. Эту икону привезла из Иерусалима Евдокия, супруга императора Феодосия II (408-450). Этот образ, говорят, совершал и совершает ежедневно великие чудеса. И греки его очень чтут и устраивают в его честь праздники. Образ выполнен на квадратной доске около шести пядей в ширину и столько же в длину; он укреплен на двух ножках, а сама доска покрыта серебром, и в нее вделано много изумрудов, сапфиров, бирюзы, жемчуга и других драгоценных камней, и вставлена она в железный киот. Каждый вторник в честь этого образа совершается большое празднество. Сюда стекается много монахов, богомольцев и разного другого люда, также приходит духовенство из многих других церквей, а когда читают часы, этот образ выносят из церкви на площадь, что рядом. Он так тяжел, что его несут три или четыре человека на кожаных ремнях с крюками, при помощи которых образ снимают с места. Вынеся его, ставят посередине площади, и весь народ начинает молиться перед ним с плачем и стенаниями. Когда все собираются, появляется старик и молится перед образом. Потом он берет его, легко поднимает вверх, как будто в нем нет веса, и несет во время шествия и затем водружает на место в церкви. Удивительно, что один человек может поднять такую тяжесть, как этот образ. Говорят, что никто другой не может поднять его, кроме этого человека, так как он происходит из рода, угодного Богу, и потому может поднять его. В некоторые годичные праздники этот образ переносят в церковь Святой Софии с большим торжеством, так как народ очень почитает его.

Город Константинополь находится у моря и двумя стенами выходит к нему. Он хорошо защищен высокой мощной стеной и большими прочными башнями. Стена имеет в плане вид треугольника, от угла до угла шесть миль. Против угла, не обращенного к морю, на возвышенности, располагается императорский дворец. Несмотря на то, что город велик и защищен большой стеной, он не весь плотно заселен, так как внутри его много возделанных холмов и долин, засеянных пшеницей или отведенных под сады. Там, где сады, расположены дома, как в предместье. Более заселена нижняя часть, которая ближе к морю. Наибольшее оживление в городе у ворот, выходящих к морю, особенно у тех, что против города Перы, потому что оттуда приходят разгружаться торговые корабли. В городе много больших домов, церквей и монастырей, большая часть которых лежит в развалинах. И хорошо видно, что ранее, когда город переживал пору расцвета, он был одним из замечательных городов мира. Говорят, что и теперь в этом городе насчитывается три тысячи церквей, больших и маленьких.
В городе имеются источники и колодцы пресной воды, а в одной части, ниже церкви, называемой церковью святого Апостола, сохранилась часть моста, перекинутого между долинами через дома и сады, и по нему шла вода, орошавшая эти сады в направлении ворот города, выходящих к городу Пера.
Посреди улицы, где меняют деньги, вкопан в землю столб. Он предназначен для тех людей, которые попадают за провинность в тюрьму, или которые нарушают приказ или распоряжение властей города, или продают хлеб и мясо обманным весом; таких людей привязывают к столбу и оставляют их на день и ночь на дожде и ветре, и никто не смеет подойти к ним.
За городом, между стеной и морем, напротив города Перы располагаются торговые ряды, где продаются разные вещи, и склады, где хранятся товары, привозимые сюда морем для продажи. Греки называют город не Константинополь, а Истимполи (я, к сожалению, не могу привести здесь греческое написание этого термина, но в переводе это означает "к городу"). Отсюда уже с XIII века у восточных авторов начало встречаться тюркизированное название Истанбул. Вот поэтому и русские называли его по-своему - Царьград.

Пера

На другом берегу бухты Золотой Рог, напротив Константинополя, лежит город Пера. Это маленький, плотно заселенный город с крепкими стенами и красивыми домами расположен рядом с другим пригородом - Галатой. Пера принадлежит генуэзцам и является частью их владений. Город населен генуэзцами и греками и расположен так близко от моря, что между стеной и морем остается совсем небольшое расстояние. Городская стена начинается у моря, потом взбирается на холм, где на самом верху высится большая башня, откуда сторожат и охраняют город.
За стеной же находится еще более высокий холм, на котором Баязид разбивал свой лагерь, когда осаждал Константинополь и Перу. Он дважды приходил к городу, окружал его со стороны моря и суши, и однажды держал в осаде шесть месяцев. Баязид собрал войско в четыреста тысяч человек, а на море шестьдесят галер и других судов, но не смог войти даже в его предместье. Отсюда Клавихо делает вывод о том, что турки плохо воюют.
Бухта Золотой Рог имеет ширину не более одной мили и служит гаванью обоим городам. Клавихо считает ее самой лучшей гаванью в мире, так как она хорошо защищена от бурь и ветров, а если оба города выступают в союзе, то кораблям, находящимся в гавани, вражеские суда не могут угрожать. Гавань очень глубокая и чистая, так что самый большой корабль может подойти к самой стене и перекинуть мостики на сушу. Из одного города в другой перебираются обычно на лодках.
Генуэзцы закрепили свои права на Галату в 1261 году по Нимфейскому договору. В 1301 году во время конфликта между Венецией и Византией генуэзцы получили право укрепить Галату, и вскоре выстроили там мощную крепость с башнями и бойницами. Так возникла Пера.

Посланники осматривали в Пере монастыри Святого Павла, выстроенный при императоре Феодосии младшем (408-450), и Святого Франциска, в котором был похоронен коннетабль Франции граф Филипп Д'Артуа, взятый в плен во время битвы при Никополе в 1396 году и умерший на следующий год.

Монастырь Святого Франциска богато украшен и хорошо устроен. Здесь посланникам показали множество святынь. Вначале им показали хрустальный ящик, богато изукрашенный, на серебряной позолоченной ножке, в котором хранились кости Благословенного Святого Андрея и Славного Святого Николая и одежды Святого Франциска. Потом им показали другой хрустальный ящик, отделанный серебром, где хранилась ключица Святой Екатерины. Кроме того, им показали еще один хрустальный ящик, богато изукрашенный серебром, позолотой, драгоценными камнями и жемчугом, в котором покоились кости Святого Луиса Французского и Святого Си Генуэзского.
Потом показали посланникам еще одну шкатулку, прекрасной работы, в которой хранились кости невинных младенцев. Далее им показали кость руки Святого Пантелеймона. Кроме этого им была показана кость руки святой Марии Магдалины, кость руки Святого Луки Евангелиста, три из голов одиннадцати тысяч дев и кость Святого Игнатия, посвященная Святой деве Марии. Затем показали правую руку без кисти Святого Стефана Первомученика, украшенную серебром с камнями и жемчугом. Далее они осмотрели правую руку с кистью Святой Анны, богато украшенную, на ней недоставало мизинца. Говорят, что его отнял император Константинополя, чтобы присовокупить к своим святыням, и что по этому поводу была тяжба. Потом им показали серебряный позолоченный крест, украшенный камнями и жемчугом, в середину которого был вделан маленький крестик из дерева Святого Животворящего Креста.
Также посланникам показали богатый хрустальный ящичек, великолепно украшенный, в котором хранилась кость Славного Святого Василия. Потом показали им серебряный золоченый крест, роскошно украшенный крупным жемчугом и многими камнями, в который были вделаны мощи разных святых. Потом им показали изукрашенный хрустальный ящик, в котором хранилась серебряная рука, держащая в двух перстах, поднятых вверх, кость Благословенного Святого Лаврентия. Показали еще мешочек, расшитый серебром, в котором хранились мощи Святого Благословенного Иоанна, Святого Дионисия и многих других святых. Им показали также разные богато расшитые церковные одежды, которые там были, чаши и кресты.

В монастыре Святого Павла похоронен сеньор де Трусси и много других рыцарей, которых Баязид приказал отравить, после того как они были выкуплены и за них получили деньги.

Вот и все, что увидел интересного в Константинополе кастильский посланник Клавихо.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: