Очень краткая история Неаполитанского (Сицилийского) королевства. Часть XV. Конец Великой Схизмы. Борьба анжуйцев и арагонцев за Неаполь


Ворчалка № 208 от 30.03.2003 г.


Вернемся все же в наше Неаполитанское королевство. Почувствовав непрочность новой власти, зашевелились, притихшие было, анжуйцы и французы. Луи III начинает готовиться к новому походу в Италию, но предварительно ему удалось заручиться поддержкой своих планов не только у Мартина V, но и озлобленного своими неудачами при неаполитанском дворе Сфорца, который открыто объявил о своей поддержке претензий анжуйского претендента. Джиованна II сразу же оказалась в очень сложном положении, так как Сфорца играл важнейшую роль в вооруженных силах королевства. Она заметалась в поисках достойной замены и, по очень неудачному совету своего фаворита Джанни Карраччоло, злейшего врага и Сфорца, и анжуйцев, она обратила свои взоры на старшего брата своего бывшего жениха, Альфонсо. Альфонсо с 1416 года, после смерти своего отца, стал королем Арагона и Сицилии и известен нам как Альфонсо V Великодушный. Арагон уже довольно давно владел, хотя часто и чисто формально, Сицилией, Сардинией и Корсикой. Поэтому вполне естественными выглядели его стремления к получению контроля над Южной Италией, что обеспечило бы Арагону контроль над западной частью Средиземного моря. Но на это претендовали еще Франция и Генуя. Так что, на первый взгляд, решение Джиованны II обратиться за помощью к Арагону, враждовавшему с Францией, выглядело вполне разумным. Это решение, как показали дальнейшие события, совершенно не учитывало стремлений самого Арагона.

Получив призыв о помощи из Неаполя, Альфонсо V немедленно послал к берегам Южной Италии часть своего очень внушительного флота, чтобы исключить возможность анжуйской интервенции со стороны моря. В августе 1421 года Альфонсо лично прибыл в Неаполь, где его ожидала торжественная встреча. Затем Джиованна II объявила об усыновлении арагонского короля и назначении его своим преемником, а пока герцогом Калабрии. Большинство итальянских государств не на шутку перепугались, получив такую информацию. Еще бы, никто не хотел видеть на юге полуострова такого могущественного правителя. В особенно неприятном положении оказался Патримониум, непосредственный сосед Неаполитанского королевства. Папа Мартин V сразу же осудил поступок Джиованны II и пообещал оказывать всяческую поддержку Луи III Анжуйскому, который в его глазах опять стал законным претендентом. Да и население королевства встретило известие о том, что в будущем ими будет править иноземец, не очень доброжелательно.

Вооруженные силы Неаполя и Арагона в Италии возглавил новый коннетабль королевства Браччо да Монтоне, получивший Капую и Аквилу в качестве феодов. Отряды папы и анжуйцев возглавлял, естественно, Сфорца. Начались боевые действия, носившие преимущественно маневренный характер, а до крупных столкновений дело не доходило, но когда воюют наемники, обычно так и происходит.

Королева, тем временем, стала понимать, что столь могущественный приемный сын представляет очень большую опасность для ее власти. Альфонсо V со своей стороны был не очень доволен тем, что королева и ее фаворит отводят ему явно второстепенную роль в управлении королевством, используя его в качестве простого наемника. Между ними начинаются ссоры, происходит обмен взаимными обвинениями и, наконец, наступает полный разрыв. Правда, результатом этого ожидавшегося разрыва, стало несколько неожиданное решение непостоянной королевы. 1 августа 1423 года Джиованна II объявила об отмене своего решения об усыновлении короля Альфонсо V. Все, вроде бы, должны ликовать, однако ничего подобного не происходит. Дело в том, что своим новым приемным сыном королева объявляет своего недавнего злейшего врага - Луи III Анжуйского!

Но король Альфонсо V совсем не собирался отказываться от своих планов в отношении Неаполя. Заявив, что это решение королева Джиованна приняла под давлением плохих советчиков, он продолжал военные действия в Южной Италии. На одной стороне оказались силы Арагона и отряды Браччо да Монтоне, лишившегося своих феодов, на другой - неаполитанская королева, Анжуец, папа и Сфорца. Остальная Италия тоже не осталась в стороне от этого столкновения. Миланский герцог Джан Галеаццо Висконти выступил на стороне Анжуйца, а его сын и наследник Филиппо Мария Висконти, носившийся с планами установления гегемонии Милана на всем полуострове, принимает непосредственное участие в боевых действиях на стороне антиарагонских сил. Совершенно естественно, что Флоренция, которая больше опасалась именно Филиппо Мария и воинственных планов своего соседа, хотела иметь сильного правителя на юге полуострова и стала на сторону Арагона.

Генуя в это время находилась под властью Милана, так что сильный генуэзский флот смог обеспечить перевес анжуйцам и их союзникам. Этому способствовало и то, что срочные дела потребовали личного присутствия Альфонсо V в Испании. Командующий генуэзским флотом Гвидо Торелли наносит противникам ряд серьезных поражений, а потом и занимает Гаэту, Прчиду, Кастелломаре и Сорренто. Вскоре его отряды вплотную подходят к стенам Неаполя, но сил для взятия города еще недостаточно. Браччо да Монтоне в это время был больше занят отвоеванием назад своих владений в Аквиле, где он подвергается нападению отрядов под командованием Сфорца. Но 4 января 1424 года происходит эпизод, напоминающий эпизоды из уже знакомой вам, уважаемые читатели, битвы при Азенкуре. Муцио Аттендоло Сфорца в тяжелых доспехах на коне пытался переправиться вброд через реку Пескару, свалился с взбрыкнувшего коня и захлебнулся, так как помощники немного замешкались, а без посторонней помощи подняться он не смог. Командование перешло к его сыну Франческо Сфорца, который прекращает поход и со своими силами прибывает ко двору королевы в Аверзе. Джиованна II направляет его к Неаполю, уже окруженному союзными силами.

Неизвестно, как долго могла бы продолжаться осада города, но союзники пустили в ход золото, отыскалась в Неаполе и "пятая колонна". Подкуп и измена сыграли решающую роль, и в апреле 1424 года Неаполь открыл свои ворота, королева вернулась в свою столицу, а анжуйские солдаты опять заполнили улицы города. Через несколько недель Франческо Сфорца, вернувшийся к Аквиле, дает решительное сражение арагонцам у стен города. Отряды Браччо да Монтоне не выдерживают двойного удара, от Сфорца и от осажденных горожан, и отступают. В сражении их командир получает тяжелое ранение и вскоре умирает, а остатки арагонцев эвакуируются на родину. Джиованна II и ее союзники одерживают полную победу.

Опять всеми делами в королевстве стал заправлять всесильный фаворит королевы Джанни Карраччоло, но Луи III считается соправителем, сыном и наследником королевы. Даже папа Мартин V официально признал его неаполитанским королем, совместно с Джиованной II, разумеется. Такое положение вещей его не очень устраивает, но он извлек уроки из разрыва королевы с Альфонсом V и ведет себя довольно спокойно.

Альфонсо V даже в Испании не считал свое дело проигранным. Он начинает плести интриги, искать союзников и собирать силы для продолжения борьбы. Вначале ему удается примириться с Висконти, и они начинают организовывать различные заговоры и восстания в королевстве для создания неустойчивой обстановки. Затем возникает план грандиозного союза между Арагоном, Кастилией, Империей и Миланом, который позволит арагонскому королю получить и корону Неаполя. Годы проходят в интригах и ожесточенной межпартийной борьбе, и вот к концу двадцатых годов начинает вырисовываться перевес у Арагонца.

Предлагаю на время отвлечься от неаполитанских дел и вернуться немного к папским. При Мартине V начинает налаживаться жизнь, как в Риме, так и большей части католического мира. Правда его попытка созвать Собор в Павии весной 1423 года, перенесенного потом в Сиену, окончилась провалом, но затем его авторитет начал возрастать. Из крупных правителей только Альфонсо V продолжал поддерживать Бенедикта XIII, находившегося в Испании. После смерти Бенедикта XIII, король Альфонсо способствовал избранию его преемником испанского кардинала Эгидия Муньоса, принявшего 23 мая 1423 года имя Климента VIII. Мартину V пришлось вести продолжительную борьбу с этим папой, но эта борьба увенчалась полным успехом. 26 июня 1429 года последний лже-папа отрекается от своего титула и своих претензий на папский престол. Мартину V удалось навести полный порядок в папском хозяйстве, что наглядно проявилось после его внезапной смерти от апоплексического удара 20 февраля 1431 года. Никаких волнений и беспорядков ни в Риме, ни в каких либо других частях католического мира не последовало. Уже 1 марта собрался конклав, который еще до выбора нового папы подписал обязательства заняться реформой церкви, созвать новый Собор и выполнять постановления Констанцского Собора. Кроме того было решено, что папы в дальнейшем при принятии важных решений должны будут получать согласие коллегии кардиналов. 3 марта 1431 года был избран, а 11 марта официально провозглашен папой Сиенский кардинал Габриеле Кондульмер, принявший имя Евгения IV. Еще будет впереди Базельский Собор и долгая борьба Евгения IV с этим Собором, еще будет выбран на Базельском Соборе "антипапа" Феликс V, что на десять лет осложнит ситуацию, но Великая Схизма к великой радости всех католиков, наконец, закончилась.

Ситуация в Неаполитанском королевстве, тем временем, становилась все более запутанной и неуправляемой. Анжуец ждал своего часа и ни во что особенно не вмешивался, не считая, конечно, интриг, а королева и ее фаворит полностью теряли контроль над страной. Нужна была твердая рука для управления королевством, и вот в 1430 году Джанни Карраччоло снова призывает в Неаполь Альфонсо V, который теперь уже не очень торопится и прибывает в столицу королевства только летом 1432 года. С его появлением мятежные бароны и города начинают стихать как по мановению волшебной палочки. Новый папа Евгений IV тоже признает неаполитанским королем, совместно с королевой Джиованной, Луи III. Казалось, что Арагонцу ничего не светит, но в ноябре 1434 года умирает Анжуец, не оставив прямых наследников. Из ближайших родственников у него остался только младший брат Рене, герцог Анжуйский и граф Прованский, которого и признает своим преемником (но не соправителем) Джиованна II, которая, однако, и сама вскоре, 2 февраля 1435 года, умирает.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: