Путешествие ко двору Тимура, вып. 2


Ворчалка № 205 от 09.03.2003 г.


Вечером 20-го июля кастильские посланники приблизились к Сицилии в виду башни Фаро у входа в Мессину. Представляете, прошло всего два месяца, а они уже оказались на Сицилии. Вот это темпы! На башне Фаро всегда горит огонь, чтобы проходящие корабли могли различать вход в пролив. Корабль с посланниками из-за течений не смог войти в порт. Ночью прибыл лоцман, подняли паруса и стали входить в порт, но сели на мель напротив башни Фаро и сорвали руль. Лоцман не очень-то и помог им. Они уже считали корабль погибшим, но тут начался отлив, и морякам удалось стащить карраку с мели за один из ее концов. Корабль тут же стал на два якоря и простоял так до самого утра. Днем начался прилив, и они под парусами вошли, наконец, в порт Мессины.

22-го июля они вышли из Мессины, миновали сначала Этну, затем Калабрию, и 26-го оказались во владениях Венеции у города Метона; далее их путь лежал вдоль Пелопоннеса. У южной оконечности острова Кифера они миновали три скалы с названиями Тройка, Двойка и Туз. Симпатичные названия!
29-го достигли острова Фальконера.
30-го июля поравнялись с островами Иос и Санторин, а затем приблизились к Наксосу. Это все были владения венецианцев.
3-го августа достигли первого из Додеканезских островов - Калимноса, а затем прибыли к острову Родос и вошли в порт.
Здесь им сообщили, что Великий магистр с несколькими галерами, а также с генуэзским флотом под командованием маршала Бусико, да, тем самым маршалом Бусико, с которым мы уже неоднократно сталкивались, отплыли для войны с турками из Александретты (ныне Искендерун в Малой Азии).

Несколько слов о славном маршале. Он был сыном бургундского герцога Иоанна Бесстрашного и участвовал в крестовом походе против Баязида I, но в битве при Никополе (1396 г.) попал в плен. Потом служил Мануилу II Палеологу и был губернатором Генуи. В 1399 году прибыл на помощь осажденному Константинополю с 17 кораблями и 1200 рыцарями.

Посланники встретились с наместником острова, который их очень тепло встретил, а затем перебрались на берег, где поселились в доме одного из рыцарей. Они пробыли на острове до 30-го августа. Надеясь получить на острове какие-нибудь достоверные сведения о Тимуре, которого они называли Тимурбеком, посланники немного подзадержались, но никакой достоверной информации не получили, кроме слухов о новом походе Тимура в Сирию. Тогда они решили отправиться в Карабах, место, где обычно зимовал Тимур во время своего семилетнего похода.
31-го августа посланники наняли генуэзский корабль и отплыли на Хиос. Из-за встречных ветров они плыли очень медленно, и только 5-го сентября достигли острова Кос. Ветры или безветрие, а также течения очень затрудняли путь корабля между островов.
14-го они были только у Самоса. Им пришлось долго курсировать в водах у входа в Дарданеллы, но они никак не могли войти в пролив. Им пришлось зайти в Митилену для починки парусов, а также для найма лоцмана.
Только 7-го октября они достигли острова Тенедос, где им опять пришлось задержаться. С острова была хорошо видна гора, как они считали, Афон, но это вряд ли возможно.
Отплыли с Тенедоса они только 22 октября, 25-го миновали Галлиполи, где турки держали свой флот, и поплыли к Пере.
Клавихо отмечает, что Перой эту крепость называли генуэзцы, владевшие ею, а греки называли ее Галата. На самом деле это были два соседних пригорода Константинополя и посланники просто запутались в окрестностях города. Корабль туда войти не смог из-за ветра, и посланники высадились на берег в лодке.
28 октября император Мануил II Палеолог пригласил послов в Константинополь, где их встретила большая толпа народу. Посланников доставили к императору, который их очень хорошо встретил.

Император удалился с послами в особое помещение. Он восседал на небольшом возвышении, устланном маленькими коврами, на одном из которых лежала леопардовая шкура, а на спинке лежала ковровая подушка золотого шитья. На приеме присутствовала также императрица и трое из их сыновей. 30-го октября послы попросили императора дозволения осмотреть город, его святыни и церкви. Император приказал своему зятю, генуэзцу Игнасио Дориа, чтобы посланникам показали все, что они желают увидеть. Не подумайте, что Империя уже пала так низко, нет, просто Дориа был женат всего лишь на одной из незаконнорожденных дочерей императора.

Уважаемые читатели! Далее должно было последовать довольно подробное и достаточно любопытное описание достопримечательностей Константинополя и Перы в 1403 году, сделанное Клавихо, то есть описание сделанное современником. Это описание имеет очень большой объем и в рамках данного выпуска разместить его не представляется возможным. Так что я дам это описание отдельным выпуском, но на следующий раз, а пока мы продолжим долгий путь вместе с нашими посланниками.

Посланники оставались в Пере до 13 ноября. Замечу, что на Родосе посланники пробыли гораздо дольше, но достоверно так и не известно, чем они там занимались и какова была цель их миссии на Родос. Ладно, оставим это. Посланники подробно осматривали чудеса и достопримечательности города Константина и все никак не могли найти какое-нибудь судно, чтобы плыть дальше, в Трапезунд. А зима все приближалась, и по Великому морю (так испанцы называли тогда Черное море) плавать становилось уже опасно. Наконец им удалось нанять галеоту, хозяином которой был генуэзец Николо Сокато, но отплыть сразу же все равно не удалось, так как на корабле не хватало матросов и необходимых припасов.

14 ноября в хорошую погоду посланники покинули Перу и вошли в Босфор. Зашли в порт у башни Трапеа и к вечеру достигли выхода из пролива в Черное море, но не рискнули этого делать в темноте и дождались утра.
15-го ноября они подошли к острову Финогия и задержались около него из-за встречных ветров. К вечеру началась сильная буря, которая продолжалась всю ночь. Их корабль получил сильную течь, но не разбился, в отличие от военной генуэзской карраки, которая стояла у этого же острова. Утром они с трудом добрались до турецкого берега и сумели выгрузить свое имущество на сушу, после чего под ударами волн их галеота окончательно развалилась.

Пришедшим вскоре туркам они выдали себя за генуэзцев из Перы, а посла Тимура переодели в христианскую одежду. Ведь если бы турки узнали, кто он на самом деле, то всему посольству грозила бы большая опасность. Так что турки не стали их грабить и пообещали на следующий день дать лошадей, чтобы доставить их к другому генуэзскому судну, стоявшему в нескольких милях отсюда.

18-го ноября посольство переправили в гавань Керпе, где они наняли генуэзскую карраку. Турки все-таки поняли, что посланники не генуэзцы и стали требовать с них уплаты дани, но корабль поднял паруса и 22-го ноября вернулся в Перу. Здесь им пришлось зазимовать до марта, так как ни один корабль не соглашался доставить их в Трапезунд. Однако император больше не приглашал кастильских посланников во дворец.

После долгих поисков послы наняли венецианскую галеоту, снарядили ее и 20-го марта 1404 года отплыли из Перы. Их корабль в тот год был первым, который рискнул выйти в Черное море. Отплыли они, однако, не очень далеко, так как возникла необходимость заправиться свежей водой. Только 21-го марта им удалось войти в Черное море и продолжить свой путь к Трапезунду вдоль турецкого берега.
23-го марта они достигли турецкого города Бендер-Эрегли (бывшая Гераклея Понтийская), где немного задержались из-за сильного встречного ветра, и продолжили свое плавание 25-го марта.
26-го они посетили генуэзскую колонию Самастро (ныне Амасра) на турецком берегу.

29-го поплыли дальше, но попали в густой туман, а к вечеру началось сильное волнение. Пристать к берегу они не могли, так как у них не было лоцмана, и им пришлось плыть дальше. Только ночью следующих суток с корабля услышали с берега лай собаки - они оказались у входа в гавань близ замка Киноли. С галеоты закричали, в замке их услышали и зажгли свет, чтобы показать вход в гавань. У входа в гавань, однако, оказалось множество скал, так что плыть показалось слишком рискованным. Тогда один моряк бросился в холодную воду, доплыл до берега, взял фонарь у местных жителей и стал указывать кораблю безопасный вход в гавань.

Воскресенье, 30-го марта, был днем Великой Пасхи, и они провели его в этой гавани, и продолжили свой путь 31-го, когда достигли Синопа, принадлежавшего туркам, но платившего дань Тимуру, где опять задержались.
Здесь они попытались получить сведения о местонахождении Тимура, но безуспешно, и 5-го апреля вышли из гавани Синопа, но из-за отсутствия ветра простояли сутки в открытом море. 6-го миновали город Самсун, а 7-го вошли в гавань замка Хинио из-за сильного встречного ветра. Так потихоньку, с остановками, посланники 11-го апреля прибыли в Трапезунд, где остановились в замке, принадлежащем генуэзцам.
Путь до Трапезунда у кастильских посланников занял чуть менее одиннадцати месяцев.

На следующий день послов принял трапезундский император Мануил III Комнин (1390-1417) и его сын Алексей, будущий император Алексей IV.
В Трапезунде закончилась морская часть путешествия послов, и они начали готовиться к сухопутному путешествию, закупать лошадей и необходимые припасы.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: