Путешествие ко двору Тимура, вып. 1


Ворчалка № 204 от 02.03.2003 г.


Приступить к написанию этого труда меня вынудили несколько обстоятельств:
во-первых, меня часто просили написать что-нибудь про Тимура;
во-вторых, описание путешествия кастильских послов интересно тем, что мы не только проделываем с ними этот длинный путь, но и видим окружающий мир их глазами, а также узнаем много сведений по истории государства Тимура, сообщаемые его современниками;
в-третьих, это просто увлекательное путешествие, и странно, что никто до сих пор не пытался его экранизировать или написать исторический роман.
Надеюсь, что названных причин достаточно, и я приступаю к изложению событий, но вначале необходимо ввести вас, уважаемые читатели, в курс событий, а посему вашему вниманию предлагается небольшое вступление.

Предисловие

Король Кастилии и Леона Генрих III де Трастамара, известный под прозвищем Больной, взошел на престол в 1390 году в возрасте 11 лет под опекой правительственного совета. Европа в это время находилась под угрозой османского завоевания. В 1393 году султан Баязид I захватил Болгарию, Македонию, Валахию, Фессалию и вошел в Грецию. Венгерский король Сигизмунд для отпора туркам организовал крестовый поход, в котором участвовали также баварцы, французы, бургундцы и поляки. Но в 1396 году эти войска были разгромлены Баязидом I под Никополем. После этой победы турки начали осаду Константинополя.

К этому времени в Европу уже проникла информация о могучем правителе Тимуре, покорившем огромные пространства на Среднем Востоке и в Северной Индии. В 1399 году Тимур начал свой великий "семилетний поход" на запад. Он быстро покорил Грузию, Армению и Азербайджан, после чего столкнулся с коалицией между египетским султаном Насир ад-дином Фараджем и турецким султаном Баязидом I. Вначале Тимур захватил Багдад (в 1401 году) и проник в Сирию, где захватил Алеппо и Дамаск. Баязид I тем временем захватил территории между Эрзинджаном и Малатией, бросив тем самым открытый вызов Тимуру.

Соперники начали готовиться к решительной схватке и искать союзников. Тимур обратился к византийцам и генуэзцам с просьбой о выделении флота для блокировки турецких берегов. В этих переговорах участвовала и Франция, под чьим покровительством тогда находилась Генуя. Тимур послал в Венецию и Геную посольство, которое возглавил "архиепископ всего Востока" Иоанн Галонифонтибус. Накануне решающей схватки в ставку Тимура стали прибывать посольства из различных европейских государств. Прибыло в Малую Азию и посольство от кастильского короля. Послы Пайо де Сотомайор и Эрнан Санчес Паласуэлос должны были

"разузнать о могуществе Тамурбека и Турка Ильдрина (имеется в виду Йылдырым ["Молния"] Баязид I), об их богатстве и численности войск, которые они противопоставили друг другу".
После решающей победы у Анкары в 1402 году, когда Ббаязид I был захвачен в плен, кастильские послы принесли поздравления Тимуру, который отправил в Мадрид своего посланника, аль-Хаджи Мухаммада, называемого испанцами Алькаги, с дарами для закрепления дружбы. Тимур ведь оседлал весь Великий Шелковый Путь и был заинтересован в расширении торговли по нему для увеличения своих доходов. Известна и переписка Тимура с французским королем Карлом VI Валуа о желании поддерживать торговые связи между государствами.

После столь удачного установления контактов с Тимуром, Генрих III решил направить в Самарканд посольство с ответными дарами, надеясь извлечь выгоду из таких контактов. Посольство возглавляли Фра Альфонсо Паес де Санта Мария, магистр богословия, и Руи Гонсалес де Клавихо и Гомес де Саласар, стражник (камергер) короля. Клавихо и оставил нам описание этого путешествия. Вот его полное название:

"Жизнь и деяния великого Таморлана с описанием земель его империи и зависимых, созданное Руи Гонсалесом де Клавихо, камергером великого и могущественного сеньора Энрике Третьего, короля Кастилии и Леона, с записями всего случившегося во время посольства, отправленного вышеупомянутым королем к названному князю, известному под другим именем Тимурбек, в год от Рождества Христова тысяча четыреста третий".

Начало пути

Во вторник 22 мая 1403 года посольство отбыло из порта Святой Марии близ Кадиса на барке и карраке и начало свой медленный путь к далекому Самарканду. Простой пример: 25 мая они вошли в Малагу, 29 мая отплыли из нее и только 5 июня достигли острова Ивиса в составе Балеарских островов. Во время всего плавания им мешали то ветры, то течения.
18 июня проплыли остров Мальорку.
26 июня достигли острова Асинера.
27-го проплыли между Корсикой и Сардинией и поплыли вдоль владений короля Владислава.
28-го увидели на Монте-Кассино замок Сан-Феличе, принадлежащий королю Владиславу.
26 или 27 июня посланники достигли порта Гаэта, где и остановились на шестнадцать дней.
[ В дальнейшем будем иметь в виду, что одна лига равна трем испанским милям по 1,85 км. - Прим. Ст. Ворчуна.]

Описание города и порта Гаэта во времена
царствования короля Владислава.

[Это описание является как бы дополнительной главой для истории Неаполитанского королевства.]
Город Гаэта и его гавань очень красивы. Широкая гавань, окаймленная высокими горами, имеет узкий вход. На горах высятся замки, красивые дома и сады. Слева от входа в гавань высится высокий холм с высокой же башней. В те времена считалось, что ее построил легендарный Роланд, но на самом деле это гробница легата Луция Мунация Планка, умершего в 19 году от Р.Х. На соседнем холме расположен собственно город, обнесенный целой системой крепостных стен со множеством башенок и зубцов. Стены охватывают несколько холмов, а также каждый из них, так что собственно город защищен двумя рядами стен. Город подходит к самой воде, а из береговой стены выдаются две башни, уходящие в воду. Расстояние между башнями равно длине полета стрелы, выпущенной из арбалета. Во время опасности между башнями натягивали цепь, за которой располагались галеры и барки. Город настолько хорошо защищен со стороны моря крепостными стенами и высокими утесами, что во время войны вражеские суда не могут войти в гавань. Параллельно стене у моря расположена самая красивая улица города со множеством дворцов, домов и лавок, окруженная обширными виноградниками. Высокие дома обращены в сторону моря. В самом начале на этой улице можно увидеть красивую церковь Благовещения, а напротив нее стоит церковь Святого Антония. Далее виднеется церковь Святой Марии, выше которой расположен красивый монастырь Святого Франциска. Улица в самом конце упирается в стену, окружающую холм, которая доходит до самого моря. На этой улице осуществляется вся торговля внутри городских стен. Другие же улицы города очень узки, круты и неудобны для ходьбы. В том месте, где соединяются стены, окружающие холмы, расположена церковь Святой Троицы, а вокруг нее расположены множество домов и башен. В скале возле церкви находится большая пещера с довольно узким входом, в которой расположена келья Святого Креста. В городе сохраняется предание о том, что эта пещера возникла в тот самый день, когда распяли Иисуса Христа. В городе внутри крепостных стен находится множество садов, виноградников и оливковых рощ.
Вне крепостных стен вокруг порта идет длинная улица со множеством дворцов, домов и садов с проточной водой. Эта улица вся вымощена и идет до пригорода, называемого Мола, расположенного в двух лигах от города. На холмах, окружающих эту улицу видны дома и селения, создающие впечатление целого города. За Молой расположено предместье с высоким замком на горе, а справа от замка, если смотреть со стороны моря, на другой горе расположена высокая башня, типа сторожевой, Карельяно.
Ранее эти земли принадлежали графу Фонди, поддерживавшему Луи II Анжуйского, и король Владислав захватил эти владения во время своей борьбы за корону. Одно время перевес был на стороне Анжуйца, так что король Владислав потерял почти все свои владения, кроме Гаэты, но отсюда он смог восстановиться и вернуть себе королевство в 1399 году.
Находясь в этом городе, король Владислав отдалил от себя свою первую жену Констанцу, дочь Манфреда Кьярамонте, и насильно выдал ее замуж за одного из своих вассалов, сына Луиса де Капуа. В церкви Святой Троицы сам король соединил их руки на глазах у великого множества народа, а потом устроил свадебное пиршество. На свадьбе король взял Констанцу за руку и танцевал с ней. Констанца потом везде, в различных домах, на улицах и площадях, говорила о короле множество всяких гадостей. Люди считали, что король так поступил по совету своей матери Маргариты, так как за полтора года брака у них так и не появилось детей. Каковы требования у мамаши, однако! А вот от нового мужа у Констанцы дети были. Король Владислав же женился потом на сестре кипрского короля Марии. А свою сестру Хуанелу (Джиованну), очень красивую женщину, король выдал замуж за Вильгельма, герцога Штирии и Бабенберга.
(Конец описания)

13 июля корабль покинул Гаэту.
14-го, в субботу, миновали Капри и мыс Минервы, ныне Пунто делла Кампанелла, а за горами виднелся город Амальфи. Вечером они

"увидели, как упали с неба два столба дыма и достигли моря, и вода поднялась по ним так быстро, так скоро и с таким шумом, что облака наполнились ею, а небо нахмурилось и потемнело".
Корабли поспешили отойти от этого места.
На следующий день они миновали остров Стромболи, из пещеры на котором они видели вырывающееся с большим шумом пламя. Потом проплыли остров Липары, на котором заступничеством Святой Агнеды однажды был прекращен большой пожар. С тех пор при пожарах на этом острове и на соседних островах выносят покров этой святой, и пожар тотчас же прекращается. Корабль приближался к Сицилии.

В ночь на 18 июля началась страшная буря, продолжавшаяся две ночи и один день. На карраке порвало все паруса, и она болталась с голыми мачтами. Хозяин корабля приказал петь литании и просить у Бога помилования. Молитвы закончились, в отличие от бури, и они увидели на бушприте и на реях светящиеся огни, которые горели недолго. Когда все улеглись спать, кормчий и вахтенные матросы услышали позади корабля как бы человеческие голоса, а на реях опять появились огни. На этот раз огни продержались довольно долго. Моряки разбудили всех пассажиров, рассказали о голосах и показали огни. Утром буря стихла. Моряки считали, что этими огнями был сам Святой Педро Гонсалес де Туй, которому они себя вверили в своих молитвах. Вот какой святой был покровителем моряков, по крайней мере, кастильских, в те времена!
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: