Древняя Русь, вып. II. Предыстория и начало


Ворчалка № 203 от 23.02.2003 г.


Вернемся, все же, от Рюрика немного назад.

Византийский писатель-летописец Менандр Проктитор сообщает, что в 560 году к аварам прибыло посольство антов во главе с Мезамиром для заключения перемирия и обмена пленными. Мезамир держал себя на переговорах гордо и независимо, что не понравилось аварам. По предложению одного из советников кагана переговоры были прерваны, а Мезамир - убит. Менандр сообщает об этом так:

"Авары уклонились от должного к лицу посланника уважения, пренебрегли правами и убили Мезамира... С тех пор авары стали еще больше разорять землю антов, не переставали грабить ее и порабощать жителей".
Да, не только дулебов замучивали эти обры!

Тот же Менандр сообщает о том, что аварский каган Баян отправил посольство к вождю подунайских славян (склавинов) Дарите

"и к тем, кто стоял во главе склавинского народа".
Каган требовал, чтобы склавины покорились аварам и платили им дань. Но Даврита гордо ответил:
"Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил силу нашу? Не другие нашим, а мы чужим привыкли обладать! И в этом мы уверены, пока будут на свете войска и мечи".
Склавинам удалось сохранить свою независимость, хотя помимо аваров на них оказывала давление и Византия.

Уже в VI веке анты стали "союзниками ромеев", т.е. византийцев, в их борьбе с аврами. Византия платила им ежегодно приличные суммы для поддержания этого союза, предоставляла им земли для расселения и крепости на Дунае для охраны северных границ империи.

Что мы все об аварах да антах! Пора переходить прямо к сообщениям о русских.

В греческом житии святого Стефана Сурожского, который в VIII веке много лет был архиепископом в Суроже (ныне Судак в Крыму) и умер в 787 году, среди множества его посмертных чудес рассказывается следующая история. [Почти все западные историки, и русские историки-норманисты объявляют это сообщение вымыслом. Давайте, ознакомимся с ним.] Автор жития сообщает, что когда после смерти Стефана Сурожского еще "мало лет миноу", новгородский князь Бравлин во главе своей дружины вторгся в Крым и разграбил византийские владения от Херсонеса до Керчи и "с многою силою" подступил к Сурожу.
Десять дней новгородцы осаждали эту крепость, наконец, им удалось проломить железные (или окованные железом) ворота и ворваться в город. Руссы ворвались в город, и начался обычный в таких случаях грабеж и насилие. Сам Бравлин попытался захватить сокровища местного храма Святой Софии, где находилась и гробница Стефана Сурожского (тогда еще не святого). В храме было много золотой и серебряной церковной утвари, оправленных в дорогие оклады икон, а также и других сокровищ. Вот тут-то у гробницы Стефана Сурожского и начались чудеса. Князя Бравлина поразил внезапный недуг - "обратися лице его назад", т.е. свернул себе шею. По совету местных христиан князь приказал своей дружине не только прекратить грабеж города, но и вернуть горожанам отнятое у них добро, а также вернуть свободу всем захваченным пленникам. Сразу же после этого распоряжения князь исцелился и его голова приняла нормальное положение. Пораженный Бравлин принял крещение, а акт крещения над ним совершил архиепископ Филарет, занявший архиепископскую кафедру вслед за Стефаном.
Что же в этой истории невероятного?
Не существует никаких свидетельств о существовании государственности у славян до Рюрика.
Да вот же оно, это сообщение! Лица в нем действующие, и Стефан, и Филарет, умерший уже в начале IX века, суть реальные исторические личности.
Нет! Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! Вот доводы противников более ранней датировки русской государственности. И они пытаются отнести этот поход к более позднему времени, например, отождествляют его с походом Владимира на Херсонес. Почему? Тут - Сурож, там - Херсонес, и упоминаются лица, жившие именно в Суроже.
Мы, также, не можем точно установить, что там с ним (Бравлином) произошло, но договор-то, заключенный с греками выглядит вполне реальным, а не сказочным. Греки требовали, во-первых,

"сии възвратите все елико пограбихом священныя съсоуды и церковныя в Корсуни и в Керчи и везде"
(тут, вроде, все понятно);
во-вторых,
"выжнете рать из града сего, да не взъметь ничтоже рать и излезе из града"
(здесь имеется в виду, что дружина должна вернуть все награбленное в городе добро и выйти из города);
в-третьих,
"еси взялъ пленникы моужи и жены и дети, повели возвратити вся".
Обычный текст договора, заключаемого при перемирии.

Но это не единственное свидетельство о появлении руссов на территории Византии в дорюриковские времена. В житии Святого Георгия Амастридского упоминается о походе руссов и захвате ими довольно крупного города в Пафлагонии - Амастриды. В этом городе также у гробницы святого произошло чудо: руссы прекратили грабеж, вернули пленных и ушли, заключив мир с местными властями. События этого похода датируются самым началом IX века. Скептики, не отвергая достоверность самого похода, вновь передвигают его на более поздние времена, в середину X века, потому что этого, мол, не могло быть.

Хорошо, обратимся к западным источникам. Возьмем анналы епископа Пруденция, ведшего погодные записи наиважнейших событий в истории Франкского государства. Он сообщает, что в мае 839 года (а по летописи варяжских князей призвали еще только в 862 году) в правление императора Людовика Благочестивого (814-841) в имперский город Ингельгейм прибыло посольство из Византии от императора Феофила (829-842), возглавляемое епископом Феодосием Халкидонским и спафарием Феофаном. Описывается летописцем византийское посольство, дары от императора, его послание и т.д. Далее же Пруденций сообщает:

"Послал он (Феофил) с ними также неких людей, которые говорили, что их зовут рос , и которых, как они говорили, царь их, по имени Хакан, отправил к нему (т.е. Феофилу) ради дружбы".
Император Феофил просил Людовика дать милостивую возможность русским послам вернуться на родину, а также дать им охрану, так как путь, которым они прибыли в Константинополь проходит
"среди варваров, весьма бесчеловечных и диких племен",
а не хотел бы подвергать их опасности.
Людовик Благочестивый расспросил послов об их стране и причинах их появления во франкских землях. Послы заявили, что их также можно называть "свеонами", т.е. шведами. Так это или не так, теперь установить это уже невозможно, вероятно, они хотели назваться именем более известного франкам народа. Это было грубой ошибкой! Дело в том, что "свеоны" в 837 году совершили опустошительный набег на земли франков, и память об этом событии была еще очень свежей. Вероятнее всего, что росы просто не знали о набегах "свеонов" на франков, тогда как настоящие "свеоны", тем более их послы, наверняка были бы в курсе дел. В общем, послов заподозрили в шпионаже перед новым набегом викингов и заключили под стражу до выяснения всех обстоятельств. Пруденций так и пишет, что
"пришли они скорее шпионить, чем искать дружбы".
В ответном письме к Феофилу Людовик Благочестивый сообщает, что если послы россов окажутся невиновными, то он их либо отправит не родину, либо вернет в Константинополь, чтобы византийский император поступил с ними по своему разумению.
Пруденций более ничего не сообщает о судьбе этого посольства, но из других источников известно, что примерно через два года оно вернулось в Константинополь. Далее его следы теряются.
Сообщение Пруденция интересно еще и тем, что позволяет сделать вывод о прибытии россов в Константинополь хотя бы в 838 году, так как в противном случае они бы просто не успели присоединиться к византийскому посольству. А раз россы прибыли в Константинополь в 838 году, то значит они перезимовали там, как и многие другие посольства, наверняка встречались с императором и другими высшими иерархами Империи и, возможно (очень даже возможно) заключили с Империей какой-то мирный договор. Тот факт, что об этом договоре ничего не известно, ничего не доказывает, так как содержание подавляющего большинства подобных договоров империи до нас не дошел, а хронисты о них часто и не упоминают.
Возникает еще ряд вопросов, на которые трудно дать однозначный ответ. Первый из них возникает в связи с именем правителя россов Хакан. Если под этим именем подразумевается титул каган, что было возможно, то все становится понятным, ведь и Владимира Мономаха еще называли каганом. Если же это скандинавское имя (Hakan), то, значит, скандинавы появились на Руси несколько раньше, чем это сообщает летопись (в повести временных лет говорится только об изгнании варягов из Новгорода в 859 году).
Сообщение Пруденция сомнению никем не подвергается, однако различных толкований оно породило великое множество: это, мол, и новгородское посольство норманнов из Новгорода (им намного проще было попасть в Ингельгейм совсем другим путем по Балтике), и хазар сюда привлекали (а как же, каган), и много чего еще допускали, но только не русских. Не было их еще, и все тут! При этом даже упускали из виду, что наличие в это время Новгорода они признавали, а возможность русского посольства, а следовательно и государства, - нет. Не положено, и все тут!

А Хазария... Напомню, что примерно в эти же годы в Хазарию, тогда еще союзницу Византии, прибыли греческие строители во главе со спафарокандидатом Петроном. Они должны были начать строительство возле переправы через Дон мощной крепости Саркел, а положение этой крепости указывает на то, что она должна была прикрывать Хазарию от давления с запада и северо-запада. От кого же, возникает естественный вопрос? Да от набегов руссов, у которых тогда еще не было, якобы, своего государства.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: