Артем Франков. "Византий, Константинополь, Стамбул..." Часть I


Ворчалка № 197 от 12.01.2003 г.


Краткое предисловие Старого Ворчуна.

Уважаемые читатели! Предлагаю вашему вниманию первый из трудов известного украинского журналиста и редактора еженедельника "Футбол" (украинского, естественно) Артема Франкова, которые я надеюсь опубликовать в рамках своего проекта. Прошу аплодисменты! Они (труды А. Франкова) очень органично вписываются в интерьер Ворчалок, а, учитывая незаурядный литературный дар автора, надеюсь, представят интерес и для читателей. Читая исторические и географические штудии Франкова, имейте в виду, что тексты созданы гражданином республики Украина, и поэтому страны, являющиеся, например, соседями Украины, соседями России могут и не являться. Ну, и разные подобные мелочи. Присланный текст имел очень большой размер, и не может быть опубликован в одном выпуске. Так что ждите продолжения. Текст подвергся минимальной редакторской правке со стороны Старого Ворчуна. Удалены абзацы, не имеющие прямого отношения к теме очерка (футбол, например). Вставленный текст Ст. Ворчуна, довольно незначительный, заключен в прямоугольные скобки. Чуть изменены знаки препинания по вкусу Ст. Ворчуна. Вот, пожалуй, и все. Итак. . .

Артем Франков.
"Византий, Константинополь, Стамбул. . .
Часть I."

Приглашаю присоединиться ко мне в путешествии по времени. Больше двух с половиной тысяч лет. . . Оговорюсь: сначала я изложу каноническую версию истории Стамбула, а потом черкну пару слов об одной оригинальной и увлекательной теории.

Все в курсе, что место, куда мы с вами устремились, располагается по берегам Босфора -- пролива, разделяющего Черное и Мраморное моря? (Дальше на запад следуют Дарданеллы и Эгейское море, а там уже и до Средиземья рукой подать. . .) Знай себе, сиди и дань с проплывающих мимо купцов собирай! Такая вот экономика, предопределившая процветание города вплоть до той фантастической поры, когда не надо будет гонять грузы по воде. Прошу помнить об этом, когда будете читать все остальное.

"Придешь ты после к Истму Киммерийскому,
К воротам тесным моря. Там, отважившись,
Должна ты Меотиды переплыть пролив
И память в людях славная останется
Об этой переправе. Будет имя ей --
Коровий брод -- Босфор. Европы кинешь ты
Равнины, на азийский материк придешь..."
Это Эсхил, "Прикованный Прометей". Непокорный титан объясняет возлюбленной Зевса -- Ио, куда ей спасаться от ревнивой супруги Громовержца Геры. Зевс, более чем склонный к романам на стороне, пытался спрятать Ио от Геры, обратив девицу в корову (вот уж воистину классный способ!), но богиня, которая видела проделки муженька насквозь, подослала к животине злобного овода. Доведенная им до экстаза коровенка ускакала аж в Азию, переправившись через пролив, который с тех пор так и называется -- Босфор, коровий брод. . .

Самое смешное, что при этом корова по-турецки -- "манда". А вовсе не "бос" и не "фор"... "Хер манд аныб хуюб" -- так звучит на почти соседской мове безобидная фраза "характер каждого быка".

Но где же город? А вот и он. Где-то около 660 г. до нашей эры некий грек Визант с непонятной целью явился в здешние места. По одной версии, он участвовал в походе аргонавтов за Золотым Руном -- может, хотел прикопать свою долю подальше от пытливых взоров соотечественников. По другой -- Визант был военачальником из города Мегары. То есть сюда его типа в командировку прислали. Как бы то ни было, Визант занялся привычным эллинским делом --жертвоприношением. Положенного в таком случае быка то ли с собой привели, то ли в окрестностях отловили -- история опять-таки об этом умалчивает. В общем, грек бестрепетно замочил скотинку (и не закралась же ему мысля о том, что он имеет дело с прямым потомком Зевса и Ио, хотя, конечно, он мог и не уметь читать) и погрузил руки во внутренности. Вдруг откуда ни возьмись прилетел черный орел, спер бычье сердце и понес его куда-то вдаль. Разъяренные греки погнались за орлом, и добрая птичка с перепугу выпустила сердце. Требуха грянулась оземь на мысу, у самой воды. Визант проникся и повелел основать город именно здесь -- дескать, боги подсказали мне отменное местечко. . . Так явился на свет Византий (или Византион).

Последующие лет восемьсот, а то и больше я, с вашего позволения, почти пропущу. Дело не в пренебрежении, а в отсутствии более-менее толковых сведений -- во время греко-персидских разборок (помните все эти сказочки об откинувшемся бегуне из Марафона и пр.?!) Византий вроде как был не то разрушен, не то сожжен, не то, и то другое вместе. Тогда город впервые продемонстрировал свои "фениксоидальные" свойства -- сколько ни жги его, сколько ни ровняй с землей, а месторасположение у него такое выгодное, что все равно люди сюда вернуться и будут жить, и торговать, и влюбляться, и размножаться, стало быть. . . В общем, спустя пару десятилетий Византий высился краше прежнего!

Потом к его стенам подступил Филипп II -- папаша известного добряка Александра Македонского. Конечно же, он ничего такого хотел -- просто наслушался рассказов о том, как дивно готовят в Византии кушанья из рыбы. А готовят их настолько дивно, что он прихватил с собой всю свою армию -- путь ребята тоже попробуют. . . Странно, но византийцы не поверили и после нескольких месяцев осады македонского царя все же не пустили.

Хуже пришлось, когда в 196 году (уже нашей эры, так сказать, после Р.Х.) примерно с теми же намерениями к городу подступился римский император Септимий Север. Суровый был мужчина -- все б подраться ему да выпить. . . Три года тарабанил он в городские ворота, пока не отворилось ему. Слегка обозленный промедлением, Север приказал перебить все, что шевелится, и поломать все, что стоит.

В общем, пришлось снова город отстраивать. Но случилось это уже в четвертом веке, когда до еще одного императора -- Константина (ага, того самого, что узаконил христианство!) -- дошло, что таки да, ничего местечко. Почему б сюда и столицу не перенести? По легенде, взял Костя копье и очертил границу будущего Нового Рима. . . Прикидываете, сколько ему пришлось землю чесать -- город-то здоровенный отгрохали! За шесть лет! В 330 году состоялось торжественное открытие -- с оркестром, перерезанием ленточек, шампанским. . . Прозрел и одуплился народ, что есть холявное бухло, и налоговая по приказу батьки не очень жмет, и ломанулся в Нью-Рому. Старый же продолжал хиреть, пока вандалы, Аларих, Одоакр и прочие доброжелатели не похерили его окончательно, обозвав Старыми Васюками.

Как-то так получилось, что сначала жители Нового Рима отбросили первое слово, переименовав его просто в Рим, а там и вовсе город Константинополем прозвали. . . В честь основателя. Что тут сказать? Плагиатором был дядя Костя, точнее, его преемники. Но и Визант чего рот раззявил -- надо было вовремя патент оформить!

"Когда ко граду Константина
С тобой, воинственный варяг,
Пришла славянская дружина
И развила победы стяг,
Тогда во славу Руси ратной,
Строптиву греку в стыд и страх
Ты пригвоздил свой щит булатный
На цареградских воротах".
Это не я, это А.С. Пушкин. "Олегов щит" стихотворение называется. Не путайте его с тем, что детишки в школах изучают и которое уже все серьезные историки обсмеяли. Мол, что этот Вещий Олег, босиком ходил, раз его гадюка за ногу хватанула?! Бред какой-то получается!

Примерно такой же бред получается с хвалеными олеговыми походам на Царьград, как русичи почему-то прозвали Константинов город. Вроде как любая школьная учительница истории поведает вам, что да, ходили (2000 кораблей по 40 мужей на каждом!), и гоняли лукавых греков в хвост и в гриву, и щит на воротах прибивали. Наши, брызгая слюной, подхватят -- вот как зарождалось козачье вийсько! Одним словом, приятная такая страничка истории, патриотическая. Ведь были схватки боевые, да говорят, еще какие. . .

Вы меня простите, если я немножко испорчу мечтательное настроение. Дело в том, что византийцы ничего об этом не знали -- в их летописях об олеговых приступах ни слова. Причем ладно б они вообще всякие упоминания о военных неудачах цензурили -- так об Аскольде, Дире и их военных подвигах документы присутствуют, даже о том, как Игорь изгалялся, византийцы написать не забыли. Вот только об Олеге и его щите -- ни слова!

Вы никогда не спрашивали учителей в школе -- а с чего они взяли, что Нестору-летописцу и его последователям можно доверять безо всяких оговорок?!

Но всякий миф живет не правдивостью, а красотой и моралью. И потому мы снова и снова повторяем вслед за Тютчевым:

"Глухая полночь! Все молчит
Вдруг. . . из-за туч луна блеснула --
И над воротами Стамбула
Олегов озарила щит".
Фигушки! Были мы там -- ни ворот, ни щита на них! Стольный (вернее, бывший стольный) град Стамбул пережил за свою историю 29 осад, 7 раз его брали и конкретно имели. Но не русские. . . И не украинцы. . .

Так что вернемся к более реальной истории. У Киевской и прочих Русей были с византийцами довольно сложные впечатления -- похождения поведенного на всевозможных войнах и "иду на вы" князя Святослава служат изящным тому примером. И не забыть бы принятие христианства (к слову, по поводу даты 988 г. возникают серьезные сомнения)! Почему старый блудодей Владимир выбрал не ислам с его обещаниями рек "вина, приятного для пьющих", и нагих гурий, а соседские рассказки с их суровым чистилищем? [Маленькая неточность уважаемого рассказчика -- у православных нет такого понятия, как Чистилище. -- Прим. Ст. Ворчуна.] Вот вам одна из причин, имеющая непосредственное касательство Константинополя. Княжеские послы посетили там собор Св.Софии (о котором предстоит отдельный рассказ, как только мы до него доберемся) и вот что поведали по возвращении:

"Не свемы, на небе ли есмы были, или на земли:
несть бо на земли такого вида, ни красоты такоя. . ."
Ну, как тут не проникнуться! Есть, однако же, еще предположение, что все капитальные развратники после климакса или запущенного триппера становятся жуткими моралистами, и Владимиру Красну Солнышку просто надоел его гарем. . .

Тем временем цивилизация переживала очередные глобальные процессы. Вслед за Западной Римской империей настроилась откинуть коньки и Восточная, то бишь Византия. Почему это произошло, спрашивайте не меня, а марксистов с их единственно верным, а значит правильным учением, производительными силами и производственными отношениями. Они вам и расскажут, кто там не мог, а кто не хотел. Для вашего же покорного слуги расцвет и угасание любого предприятия выступает явлением несколько мистическим, круто замешенным сначала на личностях гениев, а затем -- пришедших им на смену посредственностей и дебилов. Объективные же причины. . . Оставьте их ученым -- им надо диссертации защищать.

(Продолжение, или окончание, следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: