Битва при Азенкуре. 25 октября 1415 года. Часть V


Ворчалка № 195 от 29.12.2002 г.


   Настало время подвести некоторые итоги описанного сражения. За четыре часа, которые длилась эта битва, английский король и его немногочисленная армия почти полностью уничтожили армию противника, которая значительно превосходила его своей численностью. Я не зря употребляю здесь слово "уничтожили". Судите сами: англичане потеряли менее пятисот воинов, а сами уничтожили более десяти тысяч воинов противника, включая, правда, перебитых пленников. Французы потеряли герцогов Алансонского, Брабантского и Бара, графа Невера, который также был братом герцога Бургундского, еще восемь других графов, девяносто два барона, 1500 рыцарей и огромное количество простых дворян. Уцелели в этой битве, но попали в плен, герцоги де Бурбон и Орлеанский, графы де О, де Ришмон и де Вандом, а также около 1500 рыцарей и простых дворян. Большинство из последних было взято в плен уже после резни пленников в тылу у англичан.
   У англичан из представителей крупной знати, кроме Йорка, погиб еще только один пэр, молодой граф Саффолк, отец которого умер от лихорадки в Гарфлере. Среди рыцарей потери оказались совсем незначительными.
   Весь следующий день ушел на разборку поля битвы. Англичане выискивали незамеченных ранее живых, которых можно было взять в плен. Раненые, покалеченные или воины, за которых проблематично было получить выкуп, просто добивались на месте. Погибших англичан перенесли в большой амбар в Мезонселле, где их уложили рядами вперемежку с хворостом, и подожгли. Погребальный костер горел всю ночь.
   За ужином Генриху прислуживали самые знатные из пленников, причем они были вынуждены все время преклонять колени перед своим повелителем и господином. Ведь Бог ясно выразил свою волю и даровал англичанам полную и бесспорную победу, так что Генрих теперь точно знал, что он является истинным королем, как Англии, так и Франции. По названию ближайшего поселения король велел называть свою победу "Азенкурской".
   Ночью снова пошел дождь, а утром уставшая английская армия продолжила свой путь на Кале. Обоз армии пополнился огромным количеством ценных доспехов, снятых с убитых и пленных. Наконец, 29 октября армия достигла Кале, но прием, оказанный славным победителям французов, оставлял желать значительно большего. Многих солдат попросту не пустили в город, а тем, кого пропустили, пришлось тоже не очень сладко. Цены на провизию и жилье стали настолько высокими, даже грабительскими, что многим пришлось по дешевке продавать свою добычу, состоявшую из доспехов и пленников. Горожане очень неплохо нажились на победе, одержанной чужими руками.
   Король не остался в городе, а вместе со своими знатными пленниками расположился в Гинейском замке. Он был в прекрасном расположении духа и даже заявил герцогу Орлеанскому, что не стоит удивляться его победе,
"ибо никогда еще во Франции беспорядок, распутство и порок не были так распространены, что и описать ужасно".
   Многие из этих знатных пленников еще не скоро вернутся домой. Герцог Орлеанский вернется домой из Тауэра только в 1440 году, а славный маршал Бусико умрет в заточении в замке Метли в Йоркшире в 1421 году. За большую часть французских пленников никто и не собирался платить, так что они были проданы в качестве слуг, кто в Кале, а большая часть поступила на рынок уже в Англии, где их продавали английские купцы, перекупившие их еще в Кале у солдат. Так что непосредственные победители получили сущие гроши за свой подвиг.
   Генрих пребывал таком приподнятом настроении, что предложил своим военачальникам совершить набег на один из близ расположенных французских городов. Те внимательно выслушали его предложение, но заметили, что у короля осталось слишком мало боеспособных солдат. Очень много было раненых, а также страдающих от поноса и других болезней. Король был вынужден согласиться с их суждениями, и решил возвращаться в Англию.
   В начале ноября в Кале прибыли монсеньеры д'Эстутвиль и де Гокур, а также еще несколько рыцарей, которые были отпущены после взятия Гарфлера под честное слово, и сдались на милость короля. Рано утром 16 ноября, несмотря на сильный шторм, английский король вместе со своей армией отплыл из Кале. Два корабля затонули, а пленников, находившихся на них, никто и не подумал спасать. Несмотря на жестокий шторм, у короля был отличный аппетит и луженый желудок, что произвело очень сильное впечатление на его пленников.
   Англию уже три недели снедала тревога за армию и короля. Не было никаких известий. Наконец, 29 октября, то есть в тот день, когда король прибыл в Кале, в Англии были получены полные триумфа письма от короля. Их адресатами были канцлер и епископ Бофор и мэр Лондона Никлас Уолтон, прозвищем которого было "безмозглый Ник". Со ступеней собора Святого Павла эти письма были торжественно зачитаны, а затем ударили колокола всех церквей города. Звон колоколов не смолкал до самого заката солнца. Вскоре эти известия облетели всю страну, и началось всеобщее ликование.
   Король же со своим потрепанным бурей флотом прибыл в Дувр 16-го же ноября уже в сумерках. Они приплыли так быстро благодаря попутному, хотя и очень сильному, ветру. Их встречали охваченные безумным ликованием толпы народа. Вот как летописец описывает эту встречу:
"Так велика была любовь, питаемая ими к королю, так ждали они его возвращения домой, что значительное их число вошли в воду и поднялись на борт корабля короля, предложив снести его на землю на своих руках".
   Так все и произошло. Воскресенье король спокойно отдыхал в Дувре, а потом отправился в Кентербери, затем в Элтем, где два дня он возносил молитвы у могилы Святого Фомы. В Лондон Генрих V въезжал в субботу 23 ноября. Близ Блекхита его с самого рассвета поджидали множество видных лондонских граждан. Торжественную процессию возглавлял сам "Безмозглый Ник" и двадцать четыре олдермена в красных одеждах. Поздравив короля с блестящей победой, горожане поспешили обратно в Лондон, чтобы попасть туда раньше короля и не пропустить пышное зрелище торжественного вступления короля в город.
   Все было заранее подготовлено. В 10 часов утра Генрих вступил на Лондонский мост со стороны Суррея, и под звуки труб его приветствовали две гигантские фигуры мужчины и женщины, сооруженные на вершине башни моста. Ну, совсем как "Рабочий и колхозница" в Москве возле ВДНХ! Гигант был вооружен боевым топором и протягивал королю огромные ключи. На статуе была сделана надпись:
"Гигант был слишком мрачен на вид,
Чтобы учить французов учтивости".
На самой башне была надпись:
"Город короля справедливости".
   В середине моста были воздвигнуты две колонны из поддельного мрамора и яшмы. На одной из них стояла золотая антилопа со щитом, на котором был изображен королевский герб, а на другой - золотой лев, в лапах которого был жезл с развевающимся королевским штандартом. Над дальней башней возвышалась фигура Святого Георгия в доспехах. В левой руке Св. Георгий держал свиток с надписью:
"To God alone be Honor and Glory!"
[Вся честь и слава принадлежат Богу.]
   За мостом стояли наряженные как ангелы хористы с позолоченными лицами и крыльями и пели:
"Благословен тот, кто пришел во имя Господа".
   В начале самой богатой улицы Лондона, Чипсайда, на башне акведука был вывешен зеленый полог с гербом Сити. Возле этой башни стояли старейшины Сити, являя собой двенадцать апостолов и двенадцать английских королей. Когда к ним подъехал король, они запели ликующий псалом. Королю был подан хлеб, завернутый в серебряные листья, и вода из акведука. Это символизировало подношение Мелхиседеком хлеба и вина Аврааму, вернувшегося после победы над четырьмя царями.
   За первым перекрестком на Чипсайде был выстроен деревянный замок с причудливыми башенками и крепостными стенами. Из замка приветствовать короля вышли красивые девушки и начали танцевать перед ним и петь, подыгрывая себе на тамбуринах:
"Добро пожаловать, Генрих V, король Англии и Франции".
Девы осыпали короля листьями лавра и золотыми монетами, а затем начали петь "Te Deum".
Хронист замечает:
"...словно встречали нового Давида, повергнувшего Голиафа, который, как нельзя лучше, мог бы представить напыщенных французов".
   В нишах башни последнего перед собором Св. Павла акведука стояли "особенно юные девы", которые держали в руках золотые кубки и сдували на проезжавшего короля золотые листики. Перед собором король спешился и поднялся по лестнице, чтобы во главе восемнадцати пышно разодетых прелатов отслужить обедню Благодарения.
   Некий Адам из Уска пишет:
"Сити был в богатом убранстве, много веселья было и среди народа".
Существуют очень подробные описания, как участников торжественной процессии, так и зрителей. Но я боюсь вас утомить этими описаниями, уважаемые читатели, скажу только, что
"никто не мог припомнить, чтобы раньше в Лондоне бывали собрания более величественные или более благородные".
   Особое удовольствие зрителям доставлял вид пленных французских дворян, ведомых в процессии. Для такого замечательного праздника был написан специальный гимн. Вот его начало:
"Король наш, рыцарь, изящный и сильный,
Отправился в Нормандию,
И Бог сотворил для него чудо.
Поэтому Англия может воскликнуть:
           "Хвала тебе, Господи!"
Deo gratias Anglia redde pro Victoria.
[И хвалу Богу Англия возносит за Победу.]"
Гимн ликует по поводу унижения своего исконного врага:
"Столько страха довелось им испытать,
Что Франция до Страшного суда не прекратит рыдать".
И далее:
"Их герцоги и графы, лорды и бароны,
Кто убит, а кто пленен,
А кто был в Лондон приведен
На радость и веселье, и веское вознагражденье".
   Среди этого всеобщего торжества и ликования всех очевидцев поразило сдержанное и задумчивое выражение лица короля. Да и одет он был в одежды пурпурового цвета, который английские короли употребляли только в дни скорби. Кто знает, о чем скорбел победоносный король!? Но большинство зрителей приписывало это благочестию и смиренности короля. Короля Англии и Франции, как считал он сам и его подданные. А может быть Генрих V уже начал понимать, что одно выигранное сражение, даже такое грандиозное, еще совсем не гарантирует получение короны французских королей. Кто знает?

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: