Битва при Азенкуре. 25 октября 1415 года. Часть III


Ворчалка № 193 от 15.12.2002 г.


   Что же представляла собой та местность, на которой произошло наше сражение? Это было очень большое поле, достигавшее двух миль в длину и одной в ширину, сужавшееся к середине до девятисот метров. С запада от поля в небольшом лесу скрывалась деревушка Азенкур, а с востока, в другом лесочке, находилась деревушка Трамкур. Генрих V провел ночь перед сражением в деревне Мезонсель к югу от поля, а французские силы находились в Рюиссовилле и его окрестностях к северу от поля. Поле было уже засеяно озимыми, несколько дней шли проливные дожди, и поле превратилось в море липкой грязи. Это было не самое удачное место для действий тяжеловооруженных воинов!
   Уже упоминавшийся английский капеллан пишет:
"...ранним утром французы выстроились в боевом порядке колоннами и отрядами и заняли позицию на том поле, которое позже получило название поля Азенкур и по которому проходила наша дорога в Кале. Число их воистину было ужасающим".
   Большая часть французов была в рыцарских доспехах и имела тяжелое вооружение. Они выстроились в три шеренги, в каждой из которых было по шесть рядов. Первые две шеренги спешились и держали в руках укороченные пики. Остальные шеренги оставались на лошадях, как и два подразделения на флангах, в каждом из которых было по пятьсот тяжеловооруженных всадников. У французов было также несколько орудий, катапульта, арбалетчики и лучники, но места для их размещения не нашлось.
   Французские командиры совершили странную ошибку для таких опытных военачальников, как маршал Бусико и коннетабль д'Альбре: они заняли свои места в первой шеренге первой лини. Таким образом, французская армия лишилась оперативного верховного командования и возможности быстрого маневрирования. А план французов был предельно прост, если это можно назвать планом, и не предусматривал никаких запасных вариантов. Предполагалось, что находящаяся на флангах французская конница должна смять английских лучников, а затем тяжелая пехота и рыцари должны были подавить армию Генриха. Французы также надеялись, что англичане должны будут пойти в атаку, их ряды при этом расстроятся, что облегчит французам выполнение их задачи.
   Описываемой битве очень повезло на очевидцев, оставивших свои воспоминания. Среди них был и пикардийский дворянин
"мессир Жан, побочный сын Варена, господин дю Форресталь",
чьи отец и брат погибли во время этого сражения. Вот что он писал о подготовке французов к бою:
"И упомянутые французы были так обременены доспехами, что не могли не только двигаться вперед, но едва стояли на ногах. Во-первых, на них были длинные одеяния из стальных пластин, что спускались до самых колен или даже ниже, что были очень тяжелы, ноги под ними также были защищены латами, под которыми были надеты белые фетровые одежды, на большинстве из них были конические шлемы с по-собачьи заостренными мордами. Тяжесть доспехов в сочетании с размякшим грунтом: значительно затрудняло их передвижение. С огромным трудом удавалось им поднимать свое оружие, поскольку не считая всего этого неблагоприятного стечения обстоятельств, они и без того были ослаблены от недоедания и недосыпания. В самом деле, удивление вызывало даже то, как можно было установить знамена, под стягами которых они выстроились. Упомянутые французы, все до единого, укоротили свои пики, чтобы, когда время дойдет до рукопашной, было удобнее владеть ими. У них было много лучников и арбалетчиков, только стрелять они не могли, так как поле было слишком узким, на нем было место только для тяжеловооруженных воинов".
   Данный рассказ подтверждает сведения об очень большом количестве тяжеловооруженных воинов во французской армии, каждый из которых стремился принять участие в битве, предполагаемой победе и дележе добычи. Все так рвались в бой и были настолько уверены в своей мощи, что не удосужились даже выделить места на поле сражения для своих стрелков. Странно, что такую грубую ошибку совершили такие опытные командиры, как маршал Бусико и коннетабль д'Альбре. Но, возможно, что на военном совете они оказались в меньшинстве.
   Англичане тоже заняли на рассвете свои боевые позиции. Их стало за время похода несколько меньше. Число тяжеловооруженных воинов упало до 800, а лучников стало меньше 5000 человек. Тяжеловооруженные воины спешились и держали в руках такие же укороченные пики, как у французов. Они выстроились в три боевых порядка по четыре ряда в каждом. Каждое такое формирование с флангов прикрывали выдвинувшиеся вперед лучники по пять-шесть рядов. С флангов всей английской армии лучники выстроились полумесяцем, что позволяло им вести прицельный огонь и по направлению к центру. Король приказал, чтобы каждый лучник воткнул перед собой в землю заостренный с двух концов кол длиной в одиннадцать футов, который должен был защищать их от французских всадников. В резерве у англичан воинов практически не оставалось, так велика была разница в численности противоборствующих сторон. Даже для охраны обоза было выделено всего десять тяжеловооруженных воинов и тридцать лучников. Но англичане, по крайней мере, смогли построиться так, что их тяжеловооруженные воины прикрывали весь центр позиции, а фланги их армии прикрывались лесом.
   Двадцатишестилетний король Генрих V взял на себя командование центром своей армии. Все другие позиции были поручены очень опытным и даже старым военачальникам. Правым флангом командовал его кузен Эдуард, герцог Йоркский, сорока двух лет от роду. Левым флангом командовал лорд Камойс, который сражался с французами еще в конце семидесятых годов четырнадцатого века. За лучников отвечал сэр Томас Эрпингем, 1357 года рождения. Ни один из участков сражения король так и не доверил своему брату Хэмфри. Молод еще!
   Перед тем как надеть свои сверкающие доспехи, король прослушал три (!) мессы и принял святое причастие. Поверх доспехов было одеяние из бархата и шелка, расшитое золотыми леопардами и лилиями. На шлем была надета небольшая корона, богато разукрашенная рубинами, сапфирами и жемчугом. На маленьком сером пони Генрих объехал свои войска, а его боевого коня сзади вел паж. В краткой его речи прозвучали старые мотивы о том, что он
"...прибыл во Францию для того, чтобы вернуть законное наследство, и что у него были все справедливые основания претендовать на него".
Своим лучникам король напомнил о том, что французы поклялись каждому взятому в плен английскому стрелку отрубать по три пальца на правой руке. Так велика была их ненависть к главной ударной силе английского войска! Свою речь Генрих закончил так:
"Господа и соратники! Поскольку я являюсь настоящим королем и рыцарем, за меня Англии никогда не придется платить выкуп".
Воины прокричали ему в ответ:
" Наш Господин! Мы молим Бога, чтобы он даровал тебе долгую жизнь и победу над врагом твоим!"
   Французы полагали, что сражение должны начать англичане, и спокойно стояли от них на расстоянии более шестисот метров. Генрих прождал около четырех часов, решил, что французы уже достаточно намокли под проливным дождем и устали, и неплохо было бы спровоцировать их на атаку. Он велел Эрпингему выдвинуть своих лучников вперед так, чтобы французы оказались в пределах досягаемости их стрел. Сэр Томас выполнил приказ короля, и в знак подтверждения этого он подбросил в воздух свой командирский жезл. Тогда Генрих V скомандовал:
"Знамена вперед! Во имя Христа, Марии и Святого Георгия!"
Его воины преклонили колени, поцеловали землю, осенив ее крестным знамением, и положили в рот по щепотке земли в знак причащения. Зазвучали трубы, загремели барабаны и воины двинулись вперед, сохраняя свой строй в той мере, как это позволяла раскисшая почва. Они несколько раз в унисон прокричали:
"Святой Георгий!"
Многие воины имели неполную амуницию, а лучники из-за грязи вообще пошли в бой босиком. Они приблизились к французам на 300 ярдов, установили на уровне лошадиной груди свои заостренные шесты, и начали вести обстрел французских позиций. Туча стрел, обрушившаяся на французские позиции, причинила не так уж и много вреда тяжеловооруженным воинам (при этом погибло около десятка человек), но не могла оставить их равнодушными.
   Теперь пришла в движение первый ряд французского войска, состоявший по некоторым оценкам из 8000 воинов. Они шли вперед с кличем:
"Montjoie! Saint Denis!"
   Одновременно с этим на английские фланги бросились в атаку отряды тяжеловооруженных всадников численностью в 500 человек под командованием Гийома де Савеза и Клиньи де Бребанта. Но лучникам удалось довольно легко отразить этот удар. Три лошади налетели на заостренные шесты, а их всадники, среди них оказался и де Савез, были убиты. Но успех англичанам принесло то обстоятельство, что французские лошади были перепуганы градом стрел и стали неуправляемыми. Вы можете представить себе, что такое тяжеловооруженный воин на неуправляемой лошади?! С диким ржанием они повернули обратно и понеслись назад, сминая ряды своих же пеших воинов.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: