Очень краткая история Неаполитанского (Сицилийского) королевства. Часть XIII. Период Великой Схизмы. На вершине


Ворчалка № 190 от 24.11.2002 г.


   Но до заключения мира произошло еще несколько важных событий. Воспользовавшись отъездом Анжуйца, Владислав снова овладевает Римом, а затем, опираясь на поддержку Перуджи, продолжает свою экспансию в Центральную и Северную Италию. Как только в Болонье начались волнения, Владислав двинул туда свои войска и 12 марта 1412 года овладел этим важным городом. Такие успехи портят, казалось бы, навсегда, отношения пизанского папы и Владислава. Иоанн XXIII объявляет короля Владислава смещенным с престола, отлучает его от церкви и провозглашает против него новый крестовый поход. Владислава это не сколько не смущает, так же как и намечаемый на 14 апреля этого же года созыв нового Собора в Риме. Он продолжает укреплять свои позиции на захваченных территориях, поддерживает римского папу Григория XII, ведет значительные фортификационные работы и готов не только отстаивать свои владения, но и расширять их.
   А открытие нового Вселенского Собора Иоанну XXIII приходится все откладывать. Хоть Ватиканская базилика и готова к проведению заседаний, но делегатов прибыло крайне мало, их пополнение происходит очень медленно. Отметим, сто Собор открылся только 13 февраля 1413 года. А пока папа Иоанн XXIII принимает решение примириться со своим главным и самым сильным врагом.
   17 июня 1412 года его посол прибывает в Неаполь, и после недолгих переговоров мир, наконец, заключен. Папа подтвердил за Владиславом и его потомками право на Неаполитанское королевство. В случае отсутствия прямых потомков трон должен перейти к сестре короля Джиованне. Все приговоры и решения, вынесенные против Владислава как самим папой, так и его предшественниками, а также его задолженность по церковным сборам отменяются. Все захваты Владислава в Центральной Италии, в первую очередь Перуджа, остаются в его руках, что на десять лет, а что и навсегда. Кроме того, Владислав сохранил свое положение военного защитника папских владений в Италии, а следовательно и свою доминирующую роль в них. Папа также обязался ежегодно выплачивать Владиславу значительные денежные суммы на содержание кондотьерских отрядов. [Заметим, что последний пункт оказался для папы очень затруднительным. Чтобы уже в первый же год выплатить необходимую сумму Владиславу, папе пришлось заложить у флорентийцев папские драгоценности, а также золотую и серебряную посуду.] Со своей стороны Владислав обязался освободить из заточения всех родственников и сторонников папы и возвратить им конфискованные владения. Он также обязался считать только Иоанна XXIII единственным кандидатом на престол Св. Петра.
   Этот договор стал очень быстро известен по всей Италии и значительно укрепил позиции короля Владислава. Такой триумф был слегка омрачен смертью его матери Маргариты последовавшей 6 августа 1412 года. Такой мир имел множество и разных других последствий. Он значительно укреплял позиции пизанского папы, и наносил очень сильный удар по амбициозным планам Франции в Италии. Французы даже потеряли такую важную опорную точку, как Генуя, из которой был изгнан маршал Бусико, удерживавший ее в течение десяти лет.
   Такое усиление позиций Неаполитанского королевства, которое становилось гегемоном в Италии, вызывало раздражение императора Сигизмунда. Он и так уже давно враждовал с Владиславом из-за Венгрии, а теперь опасался лишиться и остатков власти Империи в Италии. А ведь ему предстоял коронационный поход в Италию. И Сигизмунд начал действовать:
   Он делает шаги к сближению с Иоанном XXIII, обещая признавать только его истинным папой, и рассчитывая на взаимную поддержку. Флоренцию он предостерегает от слишком тесного союза с Неаполем, чрезмерное усиление которого может принести непоправимый вред ее интересам. Да и во многие другие города Италии император рассылает эмиссаров со специальными посланиями, стараясь внести раскол в ряды его сторонников и пытаясь ограничить рост влияния Владислава и его королевства.
   Почувствовав такую опасность, Владислав делает новые шаги к новому и более прочному сближению со своей старой союзницей - Венецией. Ведь теперь у них снова был общий враг - Сигизмунд, - который враждовал с Венецией из-за Далмации, которую последней передал Владислав. Более того, Владислав смог заручиться поддержкой и Генуи (извечного врага Венеции), которая после ухода французов пыталась сменить ориентацию своей политики, а также Феррары, которая лежала на пути предстоящего похода императорских войск.
   Тем временем 13 февраля 1413 года в Риме наконец-то открывается долгожданный Собор, на который папа Иоанн XXIII возлагал очень большие надежды. Кроме кардиналов, находившихся в Риме, сюда прибыли еще представители из Франции, Кипра, Флоренции, Неаполя, Сиены и от императора. Однако работа Собора из-за многочисленных интриг оказывается практически парализованной. Делегаты не могут принять никаких решений, ни о необходимой реформе церкви, ни о реформе календаря, и уже 3 марта Собор объявляется временно распущенным, а через некоторое время по приказу короля Владислава было уничтожено и все приготовленное специально для проведения данного Собора и оборудование.
   Этому предшествовало охлаждение между Иоанном XIII и Владиславом, который протестовал против похода Сигизмунда в Италию. Чтобы заставить папу отказаться от поддержки этого похода, Владислав с большими силами и при поддержке сильного флота отправляется к Риму. Флоренции новая война не нужна и она пытается предотвратить столкновение и примирить Рим и Неаполь, но безуспешно. В ответ на действия Владислава Иоанн XXIII заявляет о своей поддержке претензий Луи II на неаполитанскую корону. Чтобы завоевать симпатии римлян папа 4 июня 1413 года отменяет ненавистный налог на вино и объявляет о проведении свободных выборов должностных лиц городской коммуны. 6 июня на Капитолии было проведено народное собрание для этих выборов, на котором была принята резолюция осуждающая действия Владислава, в которой были слова: ":лучше съесть своих детей, чем терпеть власть этого дракона [т.е. Владислава]". Но:
   Уже в мае неаполитанский флот блокирует устье Тибра, а армия Владислава подходила к стенам вечного города. Владислав настроен очень решительно, и его передовые отряды атакуют городские стены, защищаемые папскими войсками. После короткой схватки 8 июня неаполитанцы врываются в город, и Иоанн XXIII с кардиналами вынужден бежать.
   Владислав триумфально въезжает в город и поселяется в Ватикане. Он ведет теперь себя как завоеватель, а не как защитник вечного города. Его войска грабят беззащитный город, в том числе и церкви, включая собор Св. Петра. А Владислав спокойно наблюдает за этим и дает понять, что он пришел надолго, что теперь он повелитель. Он приказывает отчеканить в Риме монеты со своим именем и с надписью "Славнейший светоч Города". Тем самым он дает понять, что завоеванные земли он теперь покидать уже не собирается! Владислав назначает своих капитанов во все захваченные города, и отправляет войска для окончательного захвата всего Патримониума. Оставив в Риме своего губернатора, которому поручена осада замка Св. Ангела, еще остававшегося в руках сторонников папы, и назначив одного из епископов для управления церковными делами, Владислав 1 июля покидает Рим и возвращается в Неаполь.
   Но и отсюда Владислав зорко следит за событиями, демонстрируя своими мероприятиями, что Папскую область он навсегда присоединил к своим владениям. Иоанн XXIII не оказать притязаниям Владислава сколько-нибудь серьезного сопротивления. Он скитался по Италии в попытках найти если не союзников, то хотя бы надежное убежище, но тщетно. Пока ему оставалось апеллировать только к намечающемуся в Констанце Собору, дата созыва которого еще не определена. Если бы он мог знать, что принесет ему этот собор!
   Пока же в Риме после долгой осады 15 ноября 1413 года пал последний оплот папы - замок Св. Ангела. Бои за замок повлекли за собой множество разрушений в городе, но король приказал торжественно отпраздновать это событие. Но римляне уже не очень радовались. Они поняли, что власть неаполитанцев принесет городу мало хорошего, да и король, не надеясь на длительную доброжелательность горожан, еще 9 ноября приступил к построению на Капитолии новой крепости, в которую вскоре вступил неаполитанский гарнизон.
   Кроме этих мероприятий, король Владислав намеревался продолжить свое движение на север и начал плести интриги в Болонье и некоторых городах Тосканы. Это заставило Флоренцию, Сигизмунда и Иоанна XXIII забыть все распри и сплотиться для отпора общему врагу. Замечательно, да?! Но: Император продолжает подготовку к походу в Италию, папа стремится к скорейшему созыву Собора в Констанце, а Флоренция мечтает о мире. Все это хоть и несколько осложняет совместные действия, но Владислав увидел перед собой целый фронт враждебных сил, и стал усиленно готовиться к войне.
   Он начал всеми способами и где угодно собирать деньги, потому что вести войну, а предстояла большая война, без достаточных средств невозможно. Владислав проявил большую изобретательность в этом вопросе: он вводит новые налоги и принимает строгие меры к их сбору; продает земли и феоды; за выкуп отпускает захваченных пленников; и просто берет в долг, где только может. Укрепив Рим и собрав достаточное количество денег, Владислав даже стал вести себя заносчиво и потребовал от Флоренции, чтобы Иоанн XXIII не смел приезжать в город. Когда же тот прибыл во Флоренцию, Владислав приказал арестовать всех флорентийцев, проживающих в его королевстве, включая и вновь захваченные земли, и конфисковать их имущество. Симпатий от флорентийцев это королю не добавило.
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: