Гражданская война в США. Сражение на реке Булл-Ран (сражение при Манассасе). Часть II


Ворчалка № 184 от 13.10.2002 г.


   Утро в воскресенье 21 июля выдалось солнечным и тихим. К этому времени по приказу Борегара были блокированы все известные переправы и броды через Булл-Ран, а основные силы южан расположились к югу от Сентервилла. Это было сделано для того, чтобы в ходе сражения ударить по этому городку и отрезать северянам пути отхода на Вашингтон. Как можно видеть, амбиции южан тоже были не маленькими!
   Позволю себе маленькое отступление. Некоторые из читателей задали мне вопрос о том, почему данное сражение имеет у меня двойное название. Дело в том, что южане называли это сражением у Манассаса, а северяне - сражением у реки Булл-Ран. Но так как в войне победили северяне, то в США закрепилось второе название сражения. Для сохранения объективности я решил привести оба варианта названия данного сражения.
   Жителям Вашингтона как-то стало известно, что решительное сражение состоится именно в воскресенье, и с раннего утра десятки повозок и экипажей устремились в район Сентервилла и его окрестностей. Дамы были в нарядных платьях, а мужчины позаботились о запасах виски и закусок. Все надеялись приятно провести время и бесплатно понаблюдать за представлением, в ходе которого отважный генерал МакДауэлл должен был устроить показательную порку этим трусливым мятежникам. Никого не насторожили отряды солдат северян, бредущие без сохранения строя им навстречу. Это торопились вернуться домой те добровольцы, чей трехмесячный срок службы только что истек. Их патриотизм успел уже улетучиться в неизвестном направлении, так как обещанная молниеносная победа над южанами почему-то так и не пришла за прошедшие три месяца, а дома было очень много других неотложных дел. Были среди этих бредущих солдат и те, кто не стал дожидаться истечения трех месяцев. Этот факт неплохо характеризует боевой дух северян в то время.
   Но большая часть армии северян все же оставалась на своих позициях и готовилась к сражению. Еще в субботу саперы обнаружили не обозначенный на картах брод через реку Булл-Ран, который, естественно, никем не охранялся, и генерал МакДауэлл решил нанести удар именно в этом месте. В два часа ночи ударный отряд северян отправился в обходной марш протяженностью в двенадцать миль, который выводил их в тыл армии южан. Одновременно МакДауэлл планировал нанести удары по каменному мосту через Булл-Ран и по позициям южан к югу от Сентервилла.
   На рассвете ударная группа северян в составе двух дивизий во главе с самим МакДауэллом переправилась через не охраняемый брод и оказалась в тылу левого фланга южан. Однако сразу же ударить по врагу им не удалось. Дело было в том, что новобранцы были измучены долгим марш-броском, а многие к тому же съели свои пайки и разбрелись по окрестностям в поисках ягод, грибов или еще чего-нибудь съестного. Атака северян началась только в 10 часов утра, но она оказалась на удивление успешной, так как разведчики южан умудрились просмотреть выход в их тыл такого большого отряда. Позиции южан оказались смяты, и они начали отступление.
   Атака через каменный мост развивалась не столь успешно, но и там северянам удалось несколько потеснить противника. Воодушевленный такими успехами своих войск, МакДауэлл отправил в Вашингтон телеграмму о блестящей победе северян. Он несколько поторопился!
   Генерал Борегар находился на правом фланге своих войск, и не сразу узнал об атаке северян. Он отдал приказ об атаке на левый фланг северян с направлением на Сентервилл. Но приказы проходили по войскам крайне медленно, и когда данный приказ прибыл по назначению, ситуация для южан ухудшилась еще больше и стала просто катастрофической. Их левый фланг был уже полностью смят и перемешался с центром. Прискакавший на место сражения Борегар немедленно бросил на северян резервную бригаду виргинцев под командованием Томаса Джэксона, которой удалось остановить мощный натиск северян. Генерал Б.Би на коне преграждал дорогу бегущим солдатам и кричал:
"Стойте! Смотрите на солдат Джэксона! Они стоят как каменная стена!"
Этим удалось остановить, начавшуюся было, панику и вернуть уверенность в своих силах и другим частям южан. А генерал Т.Джэксон получил после этого сражения прозвище Каменная Стена и носил его до своей гибели в 1863 году. Он с честью оправдывал свое прозвище.
   Отступление южан прекратилось. Северяне бросали в бой все новые силы, но новых успехов достигнуть так и не смогли. Даже бравая атака полковника Уильяма Шермана (одного из будущих героев войны) не дала никакого результата, хотя сам Шерман и получил за это сражение звание бригадного генерала. В общем, к двум часам дня наступление северян полностью выдохлось. Да и не мудрено! Ведь многие солдаты находились на ногах без отдыха уже по двенадцать часов, и у многих уже закончились боеприпасы и не было никакой еды. Многие солдаты попросту выпадали из боя: они собирались небольшими группами для отдыха, ложились на траву, а многие даже занялись мародерством.
   Практически никто из участников или наблюдателей этого сражения впоследствии так и не смог описать, что же в это время происходило на поле боя. Где-то пытались атаковать северяне, в других местах уже контратаковали южане, в некоторых местах из-за отсутствия патронов завязался рукопашный бой. Но все были едины в том, что к середине дня натиск северян ослаб, и южане начали постепенно отвоевывать утраченные позиции. Намечался перелом в ходе сражения!
   И он наступил, после того как в три часа дня в Манассасе выгрузилась бригада Кэрби-Смита (еще накануне получившая приказ о срочном прибытии в Манассас) и сразу же вступила в бой. Особенно отличился полк луизианцев, который смял левый фланг северян. Затем Кэрби-Смит нанес удар по центральным позициям северян, оказавшийся решающим. Позиция северян рухнула, как карточный домик, и началось повальное бегство к Сентервиллу.
   Приведем некоторые свидетельства северян об этом бегстве. Вот майор Э.Смолл пишет:
"МакДауэлл делал отчаянные попытки создать новую линию обороны,.. но эти попытки оказались бесплодными... Мы так устали, что не могли покинуть поле сражения с той же скоростью, с какой пришли на него. Солдаты вокруг меня едва тащились и тяжело дышали".
   Лейтенант 57-го нью-йоркского пехотного полка Дж.Фэвилл даже через несколько дней после сражения писал в своем дневнике:
"Все было в спешке и в смятении, дороги были забиты фургонами и орудийными батареями, а по обе стороны от них растекались солдаты, постепенно теряя всякое подобие войска и на глазах впадая в безрассудство. Не было ни арьергарда, ни иных образований для сдерживания противника, и если бы он действительно появился, то всех нас без труда захватили бы в плен".
   Подобных свидетельств сохранились десятки, так что я не буду продолжать. Разгром армии МакДауэлла был бы еще более сокрушительным, но честь северян спасли пехотный полк Сайкса и кавалерия Палмера. Им удалось на некоторое время приостановить наступление южан и дать возможность своим войскам более спокойно покинуть поле битвы. Впрочем, южане тоже были очень сильно вымотаны, и не могли настойчиво преследовать убегающих северян. Только кавалеристы Стюарта атаковали северян, но ограничились тем, что отогнали части Сайкса и Палмера.
   Пехота, кавалерия, а где же была артиллерия? Батареи находились на своих позициях, но в сражении участия не принимали, так как командующие войсками еще плохо осознавали мощь и значимость данного вида войск. Был произведен всего один выстрел из орудия, да и то на исходе сражения. По дороге от Сентервилла на Вашингтон двигалась обезумевшая от ужаса толпа, состоявшая не только из проигравших сражение солдат, их лошадей и повозок, но также и из большого количества "зрителей", экипажи которых загромождали дорогу и мешали отходу войск. На одном из холмов находилась батарея южан Р.Рэдфорда, которая должна была контролировать эту дорогу в случае контратаки северян. Они решили пошутить и для усиления паники произвели единственный выстрел по дороге: снарядом разворотили какой-то фургон. И без того узкая дорога оказалось блокированной, а паника только усилилась, и раздались крики о приближающейся кавалерии южан, которой там и в помине не было. А артиллеристы от души повеселились.
   Каковы же были итоги сражения? Северяне потеряли 2645 человек, в том числе 418 убитыми, 1011 ранеными и 1216 пропавшими без вести. Южане же потеряли 1981 человека, в том числе 387 убитыми и 1582 ранеными. Теперь эти цифры потерь кажутся почти смешными, но тогда они потрясли всю страну. Кроме того, южане захватили 28 орудий, около пяти тысяч винтовок, 500 тысяч патронов и много прочего снаряжения.
   Получив сообщение о разгроме своих войск, Линкольн немедленно созвал министров на экстренное заседание правительства, которое длилось до утра 22 июля. Было решено вызвать из Нью-Йорка полки новобранцев под командованием полковника Д.Сиклса, которые через несколько дней и прибыли в Вашингтон. Кроме того, Линкольн отправил телеграмму генералу МакКлеллану с приказом немедленно выдвинуть "победоносную армию Западной Вирджинии" для защиты северных проходов из долины Шенандоа, а самому генералу срочно прибыть в Вашингтон.
   Южане же утром 22 июля выдвинули свои дозоры на высоты близ реки Потомак, с которых в бинокли могли рассматривать улицы Вашингтона. А там нарастала паника, которую доставили в столицу Союза бежавшие "зрители" и побежденные войска. Если бы южане рискнули немедленно нанести удар по Вашингтону... Но все воевали еще по старинке, то есть очень медлительно.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: