Краткая история Англии (от ухода римлян до Вильгельма Завоевателя). Часть XIV. Эдуард Исповедник и Годвин


Ворчалка № 156 от 31.03.2002 г.


   Король Эдуард, получивший за свои монашеские выходки прозвище Исповедник, был несколько странной личностью среди множества воинственных королей, занимавших английский престол до него. С самых юных лет он жил в изгнании при дворе нормандских герцогов и усвоил норманнские вкусы и обычаи лучше, чем английские. Эдуард обладал хрупким, почти женственным, телосложением и слабым здоровьем. О личности этого короля слагались легенды: о его набожности, кротости, простоте и веселости слагались песни. В них также воспевались долгий мир во время его царствования, славные дела, якобы совершенные этим королем, вспоминались в песнях и его мудрые помощники, и храбрые военачальники, подчинившие валлийцев, скоттов и бриттов. После смерти Эдуарда причислили к лику святых. Но следует заметить, что эти легенды были сложены в первые десятилетия после нормандского завоевания, когда мечты и воспоминания о свободе и независимости англо-саксов были воплощены в личности последнего англо-саксонского короля.
   Да, во время многочисленных бунтов против нормандских поработителей англичане требовали свободы и вспоминали о старых добрых временах короля Эдуарда и его справедливых законах. Но реальный король Эдуард был личностью совершенно неприспособленной для управления государством. Так что дело управления государством должно было попасть в более сильные руки или стать предметом раздоров. К счастью для Англии такие сильные руки нашлись - это были руки уже упоминавшегося в нашем повествовании Годвина. Слабость короля сделала Годвина реальным правителем страны, и надо сказать, что он воспользовался предоставленной ему возможностью с мудростью и осторожностью, но правил твердо.
   Впрочем, воспоминаниям о славном царствовании Эдуарда способствовала и внешнеполитическая ситуация, сложившаяся к царствованию Эдуарда. Она же облегчила и правление Годвина, и укрепление его власти в дальнейшем. Напомню, что еще в 1014 году ирландцы при Клонтарфе разгромили норвежцев и полностью и окончательно изгнали их со своего острова. Так что угрозы с запада для Англии больше не было. Дания и Швеция, отделившись от Англии, погрязли в междоусобной борьбе, истоки которой лежали еще в середине X века, и им было пока не до Англии. В Шотландии в 1040 году власть узурпировал Макбет, убивший во время войны за Оркнейские острова своего короля Дункана. Да, тот самый Макбет, про которого написал старик Вилли! А вы, небось, думали, что это такая же легенда, как и про короля Лира? Как бы не так! Но я немного отвлекся. Итак, в Шотландии тоже начались внутренние разборки, и шотландцы на юг пока не смотрели. Нормандия тоже пока занималась своими, а также и французскими делами. Тишь и гладь вокруг!
   В начале царствования Эдуарда страна находилась в руках трех элдорменов или эрлов (графов): Сиуорд Нортумбрийский правил страной к северу от Хамбера, Леофрик Мерсийский правил в Восточной Англии и Мерсии, а остальная часть страны управлялась уже упоминавшимся Годвином Уэссекским. Казалось, что после смерти Кнута верх возьмут центростремительные тенденции и страна снова развалится на части, но честолюбивые устремления Годвина и его твердая рука помешали этому.
   Годвин потихоньку распространял свое влияние по Англии, пристраивая своих родственников на теплые местечки. Собственные владения Годвина охватывали всю Англию к югу от Темзы. Его средний сын Гарольд стал графом Восточной Англии, а старший сын Свен (или Свейн) стал элдорменом и управлял Глостером, Херефордом, Оксфордом, Берксом и Сомерсетом. Даже своему племяннику Бирну (Беорну) он добыл должность и звание элдормена средней Англии. Любимую дочь Эдит Гарольд выдал замуж за самого короля, а самого младшего сына Тостига он женил на Юдифи Фландрской, чтобы противопоставить усиливавшемуся влиянию в стране нормандских любимцев короля союз с Фландрией. Под влиянием Годвина оказалось большая часть страны, враги боялись открыто выступать против него... Казалось бы, что он сможет проглотить всю страну, а словно загипнотизированные враги будут только наблюдать за этим процессом. Но неожиданный удар по могуществу Годвина нанес его собственный сын, любимый сын Свен.
   Нет, сынок не участвовал в заговоре против папаши и не плел никаких интриг. Он лишь соблазнил игуменью из Леоминстера, потом отослал ее домой и сделал довольно оскорбительное, по тем временам, предложение: он предложил ей вступить с ним в брак (чтобы скрыть следы своего преступления). Ну, разумеется, не игуменье он сделал такое предложение, а ее родственникам, а также попросил разрешения короля на такой брак. Но тут оказалось, что мальчик слегка зарвался: король решительно ему отказал, а родственники женщины ему даже не ответили. Пришлось Свену бежать во Фландрию, благо там жил его братец Тостиг.
   Но влияния Годвина хватило на то, чтобы вначале замять этот скандал, а потом и выпросить у короля помилование для своего непутевого сына. Но, как только Свен вернулся в Англию, он тут же совершил новое преступление. Он поехал выяснять отношения со своим кузеном Бирном, который был против его помилования и осуждал его проступок. Во время братской беседы Свен вспылил и хладнокровно убил своего кузена. Это был не поединок, что современники бы смогли понять, а хладнокровное убийство. Пришлось Свену опять бежать во Фландрию. Страна всколыхнулась от негодования, и собравшийся уитенагемот признал Свена "негодяем", "никуда не годным" и приговорил его к смерти, если он ступит на землю Англии. Через год, правда, Годвину удалось выхлопотать у короля новое помилование для Свена и возвращение графства.
   Однако такое скандальное заступничество Годвина за злостного преступника оттолкнуло от него почти всех сторонников. А тут надвинулось столкновение с королем, в котором Годвин оказался почти без поддержки. Я напомню, что Эдуард в своем королевстве был по существу иностранцем. Он с детства воспитывался в Нормандии и, естественно его симпатии склонялись к его друзьям юности и по изгнанию. Он предпочитал говорить по-нормандски, прикладывал к документам свою печать, сделанную по нормандскому образу, а также роздал своим нормандским любимцам множество высоких государственных и церковных должностей. Все эти иностранцы не пользовались особой симпатией в стране, и поэтому они держались за короля. Кроме того, эти нормандцы люто ненавидели могущественного Годвина и радовались каждой его неудаче. Однажды они решились выступить против Годвина, но их никто в стране не поддержал, король еще не был готов к противостоянию с Годвином, и последний легко расправился со смутьянами.
   Но вот и у короля нашелся повод выступить против Годвина. В Англии гостил шурин Эдуарда граф Булонский Эвстафий, который, погостив у короля, прибыл перед отплытием домой в Дувр. Здесь он потребовал квартир для себя и своей свиты, горожане ему в этом отказали, и начались беспорядки, в ходе которых погибло несколько человек, как со стороны горожан, так и из свиты Евстафия. Король в гневе приказал Годвину наказать горожан за оскорбление своего родственника, а, следовательно, и самого короля, но Годвин отказался выполнить это распоряжение короля и осмелился потребовать справедливого суда над горожанами.
   Эдуард хоть и был слабым королем, но он все же был королем в своей стране, и этот отказ он расценил как личное оскорбление. Да и нормандцы подначивали Эдуарда против Годвина. Дело пошло к открытому столкновению. Годвин собрал свои силы и двинулся к Глостеру, потребовав от короля изгнания иностранных фаворитов. Он не без основания полагал, что именно они разожгли вражду короля к нему. Однако страна отнеслась к этому конфликту довольно спокойно, Сиуорд и Леофрик стали на сторону Эдуарда, а уитенагемот в Лондоне тотчас же подтвердил старый декрет об изгнании Свена и лишил самого Годвина покровительства законов Англии. Это произошло 21 декабря 1052 года. Поняв, что сила сейчас не на его стороне, Годвин благоразумно уклонился от борьбы и отбыл со своими немногочисленными сторонниками во Фландрию.
   Падение Годвина на некоторое время успокоило страну. Но англичане быстро поняли, что как бы ни был виновен Годвин в совершенных и приписываемых ему преступлениях, он все же был единственным могущественным человеком в Англии, который боролся с засильем иностранцев в стране. Поддержка Годвину в стране скоро была обеспечена, так что не стоит удивляться тому, что не прошло и года, как Годвин со своими сторонниками и большим флотом появился на Темзе.
   Доводы Годвина были признаны уитенагемотом такими убедительными, что он тут же принял целый ряд законов, угодных просителю. Годвину позволили принести очистительную клятву, и он обрел прежнюю власть. Услужливый уитенагемот вернул всем его сыновьям и родственникам должности элдорменов (кроме Свена, который к этому времени уже умер) и их владения, а также изгнал всех иностранных прелатов и епископов. Среди них был и Роберт Жюмьежский, которого король недавно назначил архиепископом кентерберийским. Вместо Роберта на эту должность был назначен Стиганд, но большинство жителей страны посчитали такое смещение Роберта противозаконным, а в Европе, а особенно в Риме, его и вовсе никто не признал. Это обстоятельство еще аукнется для Англии, но несколько позднее. А пока...
   Торжество Годвина было полным, но непродолжительным, и воспользоваться плодами своей победы он не успел, так как 15 апреля 1053 года умер от апоплексического удара прямо за королевским столом. Тут все было чисто! И власть плавно перешла в руки его сына Гарольда. Гарольд был высок ростом, силен и имел привлекательную наружность. Он был приветлив, энергичен и справедлив, чем легко привлекал людей на свою сторону. Храбрость, ловкость и административный талант сочетались у Гарольда с хитростью и честолюбием, но он вел себя без того высокомерия, которое отталкивало людей от его отца. Кроме того, Гарольд не был замешан в тех преступлениях и вероломных поступках своего отца, которые вызывали всеобщее возмущение в стране. Несмотря на свою огромную власть, Гарольд старался во всем угождать королю, и в точности исполнял все его распоряжения, так что Эдуард не чувствовал себя униженным.
   Однако, подобно своему отцу, Гарольд использовал назначение своих родственников на высшие государственные должности для укрепления своей власти. Так после смерти Сиуорда в 1055 году он отдал Нортумбрию своему брату Тостигу в обход законного наследника этой должности сына Сиуорда Вальтеофа. После смерти Леофрика в 1057 году он передал Восточную Англию своему другому брату Гурту, а своему третьему брату Леофвину он передал графство, занимавшее всю юго-восточную часть Англии. Так что к 1058 году три четверти страны находились в прямой или косвенной зависимости от Гарольда.
   Во внутренней политике он следовал принципам своего отца, избегая, однако, его крайностей. Он следил за соблюдением мира в стране, заботился о правосудии и росте благосостояния народа путем поддержки сельского хозяйства и ремесел. Страна богатела, а английские вышивки и золотые изделия славились на многих рынках Европы. Немногочисленные внешние нападения легко и быстро пресекались. Военный талант Гарольда проявился во время войны с валлийцами. В 1063 году валлийцы совершили несколько нападений на Англию. Тогда Гарольд быстро собрал армию, вооружил ее всем необходимым для ведения боевых действий в горах (вот у кого поучиться бы советским и российским военачальникам!) и стремительно вторгся в самое сердце Уэльса. Он разгромил все крупные отряды в горах и опустошил побережье Ирландского моря, чем привел валлийцев к полной покорности.
   Но не все так уж благополучно было в делах английских. Во-первых, назначение Стиганда архиепископом кентерберийским не было утверждено Римом. Стиганд стал на сторону антипапы, и был отлучен Римом. Ситуация с церковной жизнью в Англии стала неопределенной, а сама церковь впала в спячку. Во-вторых, у Гарольда в Англии неожиданно обнаружился соперник по влиянию. Это был его брат Тостиг. Но своим поведением в Нортумбрии Тостиг вызвал мятеж местной знати и вынужден был бежать. Куда? Ну, конечно же, во Фландрию! Гарольд воспользовался этим для того, чтобы сместить Тостига, а на его место он назначил Моркера, который был братом мерсийского графа Эдвина. Тем самым Гарольд привлек на свою сторону дом Леофрика, но нажил себе смертельного врага в лице Тостига.
   Думал ли Гарольд о короне? Несомненно. При бездетном короле Эдуарде такому могущественному вельможе трудно было не задуматься о достижении верховной власти. Но он вел себя очень осторожно. Еще в 1057 году он вызвал из Венгрии Эдуарда, сына Эдмунда Железнобокого. Но будущий наследник Эдуарда умер почти сразу же после своего прибытия в Англию, оставив, правда, после себя малолетнего сына. Но за этим младенцем никто больше не стоял, так что он не мог быть серьезной помехой на пути Гарольда к престолу. Так и вышло, что Гарольд получил престол без всякой борьбы. Когда 6 января 1066 года Эдуард Исповедник скончался, собравшиеся у его смертного ложа вельможи и епископы сразу же после его смерти приступили к избранию Гарольда королем и проведению его коронации. "Саксонская хроника" гласит, что Гарольд
"принял корону и был помазан в королевский сан с исполнением таких же формальностей, как его предместник".
   Но, судя по дальнейшему развитию событий в стране, его избрание далеко не было единодушным. А многие важные вельможи даже не сочли нужным присутствовать на коронации. Возможно, что страну ожидал бы период феодальной раздробленности, так как некоторые крупные правители, вроде Эдвина мерсийского и Моркера нортумбрийского, считали себя ничуть не ниже нового короля. Они, конечно, не могли сами претендовать на корону, но были вполне в состоянии обеспечить независимость своих земель. Так что Старый Ворчун полагает, что хотя вторжение нормандцев и не было подарком для Англии, но, по крайней мере, оно предотвратило возможную феодальную раздробленность Англии и последующие смуты.
   Но это я отвлекся в сторону гипотез. Возвращаясь же в Англию, отметим, что со смертью Эдуарда пресеклась династия англо-саксонских королей. В самой Англии никто не считал, по крайней мере, открыто восшествие Гарольда на престол узурпацией. Но в мире были и другие мнения...
(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: