Первый реформатор


Ворчалка № 154 от 17.03.2002 г.


   Известный историк Сэмюэл Крамер озаглавил одну из своих книг "История начинается в Шумере". Вот давайте и заглянем немного в эту древнейшую страну, где начиналась древнейшая, из записанных, история, где было масса любопытного для сегодняшнего человека, и где жил и трудился первый известный реформатор.
   Идея различных реформ, которые могли бы существенно улучшить условия жизни людей, красной нитью проходит через всю историю человечества. Мы в России уже семнадцать лет слышим про различные реформы. Нам известны имена многих великих реформаторов во все мире от Античности и до наших дней. Но самый древний, из известных нам реформаторов, оказывается жил в XXIV веке до Р.Х. в Шумере. Для начала я позволю себе несколько поясняющих слов.
   Шумер не представлял собой единого государства. Так называют совокупность из множества мелких государств и городов-государств, существовавших на территории Древнего Двуречья, то есть на территории от Персидского залива к северу вдоль рек Евфрат и Тигр. Тогда эти реки еще не сливались между собой, а воды Персидского залива были выше (севернее) теперешних границ на несколько сотен километров (до 850 км). Эти мелкие государства современные историки называют номами. Вначале власть в этих государствах принадлежала Верховному жрецу, но мало-помалу военные руководители стали играть все большую роль в государственных делах. Они обзавелись дружиной, своей землей и хозяйством, создали свою собственную бюрократию, а потом посягнули и на верховную власть жрецов, а, следовательно, на их доходы и привилегии.
   Правитель нома носил титул энси , а если он получал верховную власть в двух или более номах, то он присваивал себе титул лугаль , то есть царь. В XXIV веке до Р.Х. правители многих номов, таких как Лагаш, Киш, Акшак, Ур и многих других, носивших титулы энси или лугаль, боролись за гегемонию в стране. Шли постоянные войны, заключались и распадались различные союзы. Словом кипела активная жизнь. Мы оказываемся в одном из самых южных номов, в Лагаше. Это был довольно крупный ном, состоявший из двух главных городов, Лагаш и Нгирсу, и нескольких более мелких.
   В середине интересующего нас XXIV века до Р.Х. энси Лагаша был Энметена (раньше это имя неверно читали как Энтемена), но он не обладал всей полнотой власти. Не меньшим влиянием располагал и верховный жрец главного бога Нин-Нгирсу по имени Дуду. Об этом говорит тот факт, что среди дошедших до нас документов многие имеют двойную датировку, по годам правления как Энметены, так и Дуду. Но Энметена не только воевал. Он занимался и храмовым строительством, так на вновь освоенных землях он возвел храм богу Энлилю, и пытался немного улучшить жизнь своих подданных. Он, возможно, что и несколько раз, возвращал свободу тем, кто стал рабом из-за долговой кабалы, отменял долги и недоимки. Энметена правил около двадцати лет и умер около 2340 года до Р.Х., после чего правителем Лагаша стал его младший сын Энанатума II. Несколько ранее умер верховный жрец Дуду и ему наследовал сын Энентарзи.
   Энанатума II не обладал ни воинскими, ни политическими талантами своего отца и вскоре лишился своей власти. Лагашем с титулом энси стал править жрец и ставленник жрецов Энентарзи. В его правление произошло очень важное события, последствий которого жрецы явно не просчитали. Энентарзи решил, что верховная власть военными руководителями отныне и навсегда утрачена, и объединил храмовые хозяйства верховных богов Лагаша - Нин-Нгирсу, его жены Бабы и их детей Игалима и Шульшагана, а также богини Нгатумду - с личным хозяйством энси и его жены. Не менее 2/3 от всего количества храмовых хозяйств перешло теперь в руки нового энси, который сосредоточил в своих руках власть и верховного жреца и правителя. Ряд жреческих должностей, даже несколько крупных, были устранены, а назначение на другие стало целиком зависеть от воли энси. Такое решение вызвало недовольство в широких кругах лагашского общества, а особенно среди новой бюрократии и дружинников, которые для роста своего благосостояния должны были опираться на мощь военного руководителя и желательно одного.
   Но ни Энентарзи, ни его сын Лугальанда ничего не делали для укрепления военной мощи своего государства. Они занимались только храмовым хозяйством, храмовым строительством и контролировали сбор налогов. Лугальанда, правда, отказался от всех пышных титулов, которые носили его предшественники, и именовался просто "энси Лагаша". Пока крупные жрецы набивали свои карманы, в обществе зрело недовольство. Ведь в Двуречье продолжалась война за гегемонию в стране, а жители Лагаша оставались в стороне и были лишены военной добычи.
   В таких условиях совет знати Лагаша воспользовался своим правом и в 2318 году до Р.Х. низложил Лугальанду. В должность энси был возведен свойственник Лугальанды Уруинимгина (раньше его имя читали как Урукагина). Сохранилась надпись, согласно которой он был избран
"рукой бога Нин-Нгирсу из 36000 мужей"
(Надо помнить, что в Шумере была в ходу шестидесятеричная система счисления.) Как установил наш соотечественник В. К. Шилейко, между прочим, он был вторым мужем Анны Андреевны Ахматовой, Лугальанда вовсе не был убит во время этого переворота, а вместе со своей женой мирно прожил остаток своих дней. Правда, в стороне от общественной жизни.
   На следующий год Уруинимгина получил какие-то чрезвычайные полномочия, возможно, что для войны с Уммой, но об этом ниже, присвоил себе титул лугаля и начал отсчет годов своего правления заново. Уруинимгина с первых же дней активно занялся оборонными мероприятиями. Стало активно вестись строительство и ремонт городских стен и других укреплений. Рылись новые и восстанавливались старые каналы, строились новые храмы. Но главным итогом его правления считаются реформы проведенные Уруинимгиной, которого теперь называют "первым реформатором" . Сохранившиеся надписи, к сожалению, не дают нам текста законов, но описывают реформаторскую деятельность нового правителя, которая началась в обстановке всеобщего недовольства, вызванного многочисленными и тяжелыми поборами, взимавшимися различными чиновниками.
   А чиновники свирепствовали всюду, и буквально за все надо было платить. За белого ягненка или за право остричь белую овцу надо было платить в дворцовую или храмовую казну серебром. Но чиновники в своем стремлении побыстрее сколотить состояние шли еще дальше и у гребцов они отнимали лодки, у пастухов - скот, у рыбаков - рыбу. Вот как говорится в надписях о таких поборах и других несправедливостях:
"С прежних дней корабельщик пользовался ладьями (в смысле извлекал доход),
ослами пользовался главный пастух,
баранами пользовался главный пастух,
рыболовными сетями пользовался надзиратель рыбаков;
жрецы-гуду отмеряли установленное зерно;
пастухи рунных баранов за белого барана должны были выкладывать серебро;
волы богов возделывали огород энси,
на лучшем поле богов были бахча и огород энси;
жрец-санга в саду соседа мог рубить из его деревьев и забирать его плоды".
   Утомительно перечислять все эти поборы. Упомяну лишь, что еще взимались налоги при свадьбе и разводе, при полиандрии, при рождении ребенка и смерти человека, при различных правонарушениях и т.д. Но вот к власти пришел Уруинимгина и восстановил справедливость под предлогом восстановления старых законов. Он изгнал большинство сборщиков налогов и установил справедливые законы:
"Когда Нин-Нгирсу воитель Энлиля, дал Уруинимгине лугальство Лагаша, ... судьбу былую он восстановил; слово, которое Нин-Нгирсу, его хозяин, ему сказал, он воспринял".
Что же сделал наш герой? Обратимся опять к тексту надписи:
"От ладей он отстранил корабельщика,
от ослов, от баранов он отстранил главного пастуха,
от рыболовных сетей он отстранил надзирателя рыбаков.
От "установленного зерна" жрецов-гуду он устранил начальника житницы.
Сборщиков уплаты серебра за белого барана и ягненка он устранил.
В доме энси и в поле энси он поставил Нин-Нгирсу их хозяином".
   Перечисляется очень большое количество отмен различных несправедливостей. Некоторые поборы отменяются совсем, некоторые значительно уменьшаются, но некоторые и возрастали, правда, это касалось только мелких жрецов, которые были обделены при прежнем государственном устройстве. Так, например, когда в гробнице хоронили покойника, надо было жрецу заплатить 7 кувшинов пива, 420 хлебов, 1/2 меры зерна, 1 одеяние, 1 козленка и 1 ложе, и еще 1/4 меры зерна помощнику жреца. По новому закону устанавливался максимальный размер этого платежа в 3 кувшина пива, 80 хлебов, 1 ложе и 1 козленка.    Вводились и важные ограничения самовластия чиновников:
"Если дом начальника прилегает к дому шуб-лугалы (сельскохозяйственного работника, владевшего землей) и этот начальник скажет:
"Я хочу у тебя купить", -
то когда он будет у него покупать, пусть (шуб-лугала) скажет:
"Отвесь мне хорошее серебро по моему желанию, ...ячменя за это насыпь мне".
А когда он у него не сможет купить, то этот начальник на шуб-лугалу не должен гневаться".
   Причем текст закона распространяет ограничение таких сделок не только на дом шуб-лугаля, но и на его скот и прочее движимое имущество, которое раньше могло быть просто конфисковано зарвавшимися чиновниками. Были также установлены законы против долгового рабства, грабежа, воровства и убийства, были отменены многие долги и все сделки, когда человек продавал себя в рабство. Оставшиеся чиновники под страхом сурового наказания могли взимать только положенные налоги в пользу храма или энси и ни зернышком больше. В конце надписи стоит:
"Чтобы сироте и вдове сильный человек ничего не причинил, он заключил с Нин-Нгирсу этот завет".
   Вот так в общих чертах выглядит это древнейшее законодательство и первый известный истории случай снижения налогов! Но новые законы преподнесены стране, как возвращение к былому веку справедливости. Судя по всему, Уруинимгина навел в стране порядок не только в сфере налогов, но и сделал жизнь в городах более спокойной для обывателей, резко понизив уровень преступности.
   Такими законами были недовольны и жрецы, и чиновники и дворцовый персонал, словом, все, кроме простых людей, мнения которых никто и не спрашивал. Кроме простых людей от этих реформ выиграла только часть жречества и дружинники. Однако древние законы Уруинимгина восстановил не в полной мере. Все прерогативы энси были сохранены, или ограничены чисто формально, а то и расширены.
   О внешнеполитической деятельности Уруинимгины нам практически ничего не известно, но не вызывает никаких сомнений тот факт, что его законы вызвали сильное раздражение правителей других номов.
   Уруинимгине не довелось долго править. В это время в Шумере выдвинулся энси Уммы Лугальзагеси, которому после множества кампаний удалось, пусть и на короткое время, объединить всю страну. Лугалю Лагаша пришлось выступить против внешнего врага. Но силы Лагаша значительно уступали силам Лугальзагеси, которому удалось довольно быстро до этого покорить Урук, Киш, Ниппур, Ур и другие города. Уже в 2313 году до Р.Х. война шла только на территории Лагаша. Были разрушены и разорены все общины и храмы от границы с Уммой до пригородов Лагаша. Но крупные города Нгирсу и Лагаш Лугальзагеси или не смог взять штурмом или просто пощадил, добившись важных уступок.
   Сохранился документ, условно называемый "Плач по Уруинимгине". В нем перечисляются храмы и селения, разрушенные Лугальзагеси. Из него следует, что северная часть территории нома Лагаш, примерно половина от общей территории, была присоединена к ному Уммы. Столица в целях безопасности была перенесена из Нгирсу в небольшой городок Э-Нинмар поближе к морю. После 2312 года до Р.Х. имя Уруинимгины в документах больше не встречается, но виной тому был, скорее всего, уже не Лугальзагеси, а некий Шаррумкен, более известный нам под именем Саргон Великий.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: