Северная война. Часть II. Катастрофа у Нарвы


Ворчалка № 96 от 15.03.2001 г.


Россия к войне, по большому счету, была не готова: не было современной армии, так как стрелецкое войско уже не существовало, а современной армии у Петра еще не было; не было хороших дорог к западной границе, не было в достаточном количестве средств доставки войск, припасов и вооружения, да и войско было необучено. Для управления войсками было привлечено большое количество иностранцев, а командование армией было доверено герцогу фон Круи.



Но это будет чуть позже, а пока Петр ждет вестей из Стамбула, усыпляет шведов и, даже, покупает у них пушки. И вот 8 августа в Москве получают известие о заключении тридцатилетнего мира с Турцией (в этот же день, если вы помните, была выведена из войны Дания). Уже 9 августа Петр шлет радостную весть Августу II, но как мы видели чуть раньше, она не прибавила королю значительного энтузиазма. Петр же развивает активную деятельность: он шлет указ новгородскому воеводе, чтобы тот готовился к войне и приходу значительного количества войск; шлет письмо Ю.Ю. Трубецкому в Берлин, чтобы он попытался склонить курфюрста к участию в союзе, но тут его ждала полная неудача.



19 августа 1700 года была объявлена война Швеции. Поводом к войне послужило неучтивое обращение с великим посольством в Риге еще осенью 1699 года. Было бы желание, а повод всегда найдется! Мы не будем здесь разбирать этот эпизод, а перейдем к описанию несчастной кампании, целью которой было взятие Нарвы и Нотебурга (Орешка). Следует сказать, что союзники Петра, настаивая на его участии в войне, вовсе не желали, чтобы он шел на Нарву и овладел ею. Ведь имея такую опору, Петр мог ударить в самое сердце Ливонии, захватить Дерпт, Ревель, Пернау, а затем и Ригу. Это их не устраивало, и делались многочисленные попытки отговорить Петра, но тот был непреклонен, и союзники, скрежеща зубами, но улыбаясь, вынуждены были согласиться с его планом.



22 августа царь выехал из Москвы, а два дня спустя в путь двинулась и русская армия. Можно было бы удивиться такой стремительности, но надо помнить, что подготовка к войне велась уже давно, а само продвижение войск оказалось чрезвычайно медленным. Предполагалось, что под Нарвой соберется армия более чем в 60000 человек, но реально прибыло чуть более 35000 человек, так как некоторые группы войск, а именно группа Репнина и украинские казаки гетмана Обидовского, к Нарве не прибыли. Двигалась к Нарве и артиллерия: к пушкам взятым из Москвы, присоединились пушки из Новгорода и Пскова. Обоз для доставки артиллерии, боеприпасов, снаряжения и продовольствия насчитывал не менее 10000 подвод. Естественно, что такая армия сильно растянулась и могла передвигаться по плохим дорогам с очень маленькой скоростью.



Передовой отряд русских войск прибыл под Нарву во главе с царем Петром 22 сентября 1700 года. Гарнизон крепости под командованием полковника Горна состоял из 1300 пехотинцев, 200 всадников и 400 ополченцев. Если бы удалось пробить в стене брешь?.. Но еще раньше, находясь в Твери, Петр получил известие от Августа II, что шведский король с 18000 тысячью пехоты скоро будет в Лифляндии, а также высадится в Пернау. Петр понял, что Дания выведена из войны (а вскоре он получил и подтверждение этого), и мог приостановить кампанию, чтобы получше обучить войска, но он не стал этого делать. Сказалась недооценка Карла XII, а также чрезвычайно высокое мнение об его войсках, которое посланцы союзников высказывали Петру и разносили по Европе (но курфюрст на эту пропаганду не поддался, да я полагаю, что и другие ведущие европейские державы были в курсе дела).



Итак, Петр прибыл под Нарву 22 сентября, группа А.М.Головина в это время отдыхала в Новгороде, а группа Н.И.Репнина только готовилась выйти из Москвы. Она так и не успела под Нарву! А под Нарвой ждал первый, и последний, успех - сдались три вспомогательные крепости: Сыренец, Ям и Копорье. Шведов об этом известили пушечной пальбой. 26 сентября из Нарвы был произведен первый артиллерийский обстрел лагеря осаждавших, которые стали регулярными. Меж тем концентрация русских войск заняла несколько недель, о Карле не было ничего слышно, а сообщения говорили о том, что в Нарве малочисленный гарнизон и слабые укрепления. Началась инженерная подготовка к осаде крепости, и 18 октября был сделан первый выстрел по крепости, а с 20 октября начался регулярный обстрел. Петр надеялся, что город со слабыми, как казалось, укреплениями скоро капитулирует, но пушки часто отказывали и были маломощными, боеприпасы были невысокого качества, а мастерство артиллеристов оставляло желать лучшего, так что бомбардировка Нарвы оказалась неэффективной, а через некоторое время из-за недостатка боеприпасов и вовсе прекратилась. По словам очевидца, русские ходили вокруг крепости, как кошки вокруг горячей каши.



Такое мероприятие, как осада Нарвы, не могло обойтись без случая крупной измены, которая вызвала некоторое смятение в русском войске. Среди обласканных Петром иностранцев, был некто Гуммерт. Царь подарил ему дом в Москве, в котором оставались его жена и двое детей. Когда 10 ноября Гуммерт исчез, никто и не думал, что он мог перебежать к неприятелю. Полагали, что капитан Гуммерт или утонул в Нарове, или захвачен шведами во время вылазки. Русские даже отправили коменданту письмо, в котором требовали, чтобы с ним обращались не хуже, чем русские с пленными шведами. Вскоре, однако, выяснилось, что Гуммерт изменил. Шведам он давал советы, как совершать удачные вылазки против русских. А позднее стал писать письма Петру, в которых анализировал причины неудачной осады и давал советы на будущую осаду. Петр на письма не ответил, а 19 декабря, после возвращения из-под Нарвы, повесил куклу, изображавшую Гуммерта у его дома. Впрочем, у шведов изменнику повезло еще меньше: они перехватили одно из его писем и повесили Гуммерта. Ладно, заканчиваем отступление от темы.



Тем временем было получено сообщение, что король Карл посадил свое войско на корабли, пересек Балтийское море и высадился в Ревеле и Пернау. Стало ясно, что Карл спешит на помощь осажденной Нарве, и на военном совете было принято решение укрепить военный лагерь. Кроме того, навстречу шведским войскам было решено двинуть разведывательный отряд нерегулярной конницы в 5000 человек. Командование отрядом поручили Б.П.Шереметеву. За три дня Щереметев продвинулся на запад на 120 верст и, наконец, встретил два небольших шведских отряда. Авангард Шереметева дрогнул, но подоспевшие главные силы отряда окружили шведов и задавили их. Пленные показали, что шведская армия насчитывает около 30000 тысяч человек. Молодцы! Пугали. Шереметев стремительно отступил и доложил обо всем Петру. Петр сильно отругал своего "птенца" и велел ему отправляться обратно и перекрыть дорогу шведам. Шереметев занял очень удобную позицию, оседлав дорогу, которая проходила между двумя утесами. Обойти эту позицию было практически невозможно, так как кругом лежали болота, и рос густой кустарник. Надо было лишь разрушить два моста через речушку и ждать шведов, но Шереметев все время слал донесения, в которых жаловался на отсутствие дров, конского корма и дурную воду: плохому танцору, как известно, всегда что-то мешает...



Потом Шереметев вообще бросил свою позицию и 18 ноября появился у Нарвы с сообщением, что его по пятам преследует Карл с войском. Но Петра в лагере уже не было, так как в этот день с утра он уехал, оставив накануне подробные инструкции фон Крою и другим военачальникам. Причины отъезда до сих пор волнуют историков, строятся многочисленные гипотезы, но мне кажется, что Петр просто недооценил стремительность Карла. Из инструкций, оставленных Петром следует, что он ожидал от Карла долгого маневрирования, инженерной подготовки сражения и т.д. То есть он и не думал, что Карл с ходу кинется в атаку. С.М.Соловьев склонялся к мысли, что Петр отправился в Новгород для ускорения подхода отставших войск и доставки боеприпасов и продовольствия, а также для организации свидания с королем Августом. Может быть!



А как же действовал Карл XII? Он посадил часть своей армии на корабли и 30 сентября отплыл на восток. Вы следите за датами? 30-го сентября! А слухи об этом появились значительно раньше. Буря раскидала корабли, и армия высаживалась в двух местах: Ревеле и Пернау. Из Ревеля король вышел 4 ноября. Для быстроты передвижения он решил двигаться без обоза (мог ли Петр даже представить себе такое?!), а скромные запасы продовольствия и небольшое количество боеприпасов солдаты несли на себе. И 18 ноября король уже подошел к Нарве. Его армия насчитывала в этот момент около 8500 человек. В пять раз меньше! Но на его стороне были стремительность действий, растянутость фронта русских и их неопытность.



Сражение началось 19 ноября в 11 часов утра с артиллерийской перестрелки, которая продолжалась до двух часов дня. К этому времени начался снегопад. Русская армия была растянута полукольцом вокруг Нарвы на семь верст, а Карл сконцентрировал свою армию в кулак. Почти все историки большое внимание уделяют снегопаду, видимость во время которого не превышала 20 шагов. Под прикрытием снегопада шведы подошли к укреплениям русских, засыпали ров фашинами и ворвались в русский лагерь, в котором сразу же началась паника. Раздались крики:
"Немцы нам изменили!"



Вместо организации сопротивления началось массовое бегство, во время которого колотили своих иностранных командиров. Славная конница Шереметева одной из первых обратилась в бегство. Всадники переправлялись через Нарову вплавь. Сам Борис Петрович переправился благополучно, но его конница потеряла при этом около тысячи лошадей. Сколько погибло при этом человек - неизвестно. Вряд ли намного меньше, ведь искусство плавания было не очень популярно в русском войске. Бегство конницы Шереметева сняло камень с души Карла, так как он больше всего боялся обходного удара русской конницы в свой тыл. Но, увы!..



Пехота бросилась бежать через единственный понтонный мост через Нарову, который быстро разорвало, и множество народа утонуло в холодной реке. Видя такое дело, фон Круи закричал:
"Пусть черт дерется с такими солдатами!" -
и отправился со своими офицерами сдаваться в плен. Впоследствии он завалил царя и Меншикова письмами, в которых доказывал свою невиновность и требовал выплаты положенного вознаграждения.



На этом безрадостном фоне было одно светлое пятно. Преображенский и Семеновский полки, а также отряд Лефорта, не дрогнули под натиском шведов. Они огородились рогатками и артиллерийскими повозками и до вечера успешно отражали атаки противника. Также твердо стоял и отряд под командованием генерала Вейде. К ночи Карл приказал прекратить стрельбу после того, как две группы шведов перестреляли друг друга. Сам Карл потерял двух коней: один увяз в болоте, а другой пал от пули, но король весело шутил, что неприятель хочет поупражнять его в верховой езде. Шведские солдаты тем временем добрались до русских запасов спиртного и перепились вдрызг, но некому было этим воспользоваться.



Карл собирался на следующий день продолжать сражение, но русский генералитет принял решение о капитуляции. Русские согласились отступить, оставив шведам всю артиллерию. Всю ночь русские восстанавливали мост, а шведы им в этом помогали. Генерал Реншельт сказал, что для бегущего неприятеля надо делать золотой мост. Утром началась переправа. Пока через мост шли гвардейские полки с оружием и знаменами, шведы никого не трогали: они запомнили их мужество. Но когда началась переправа остальной части войска, шведы накинулись на русских, обезоружили их, разграбили обоз, а многих даже раздели. Предлогом для такого поступка послужило то, что русские вывезли казну и нарушили условия капитуляции, но в договоре о казне не было ни слова.



В плен к шведам попало 79 офицеров и генералов. Русские потеряли всю свою артиллерию и почти весь командный состав. Точные русских потери во время сражения установить трудно, но от болезней, голода, во время сражения и при паническом бегстве умерло около шести тысяч человек. Потери шведов составили несколько десятков человек.



21 ноября Карл торжественно вступил в Нарву и пожаловал полковнику Горну звание генерал-майора. Сюда же привели и 79 пленных русских офицеров, среди которых были и 10 генералов. После этой победы Карл собирался в поход на Москву, но генералитет отговорил его, считая, что в Польше можно получить большую добычу, а также опасаясь оставлять в глубоком тылу сильную саксонскую армию. Карл вынужден был согласиться.



Известие о победе молодого шведского короля, ему исполнилось всего 18 лет, произвело на Европу сильнейшее впечатление. Уделом русских были насмешки и презрение, а шведами все восхищались. В честь нарвской победы чеканились многочисленные медали. На одной из них была надпись:
"Истина превосходит вероятие (superant superata fidem)".
На другой медали изображен король Карл, победивший троих неприятелей, с надписью:
"Наконец правое дело торжествует!"



Была отчеканена и медаль в насмешку над Петром, в сюжете которой просматривались сходные моменты с историей апостола Петра. На одной стороне медали царь Петр греется при огне своих пушек, которых бомбы летят в Нарву и надпись:
"Бе же Петр стоя и греяся".
На другой стороне медали русские бегут от Нарвы во главе с Петром, царская шапка валится с головы царя, шпага брошена, он вытирает слезы платком, а надпись гласит:
"Изшед вон, плакася горько".



Но, как известно, хорошо смеется тот, кто смеется последним. А Северная война только еще начиналась...

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: