Северная война. Часть I. Начало войны


Ворчалка № 92 от 23.02.2001 г.


Я не ставлю своей целью дать полное описание Северной войны, но хочу сделать пару очерков об ее начальном периоде. Закончу этот труд, скорее всего, осадой Нарвы.



После Тридцатилетней войны в Северной и Центральной Европе стала доминировать Швеция, что очень раздражало ее соседей: Данию, Пруссию, Саксонию, Польшу (Речь Посполиту) и Россию. К концу XVII века сложилась вроде бы благоприятная обстановка для того, чтобы свести счеты со Швецией, так как европейские гиганты готовились к переделу испанского наследства и события в Центральной и Восточной Европе их должны были волновать мало. Недоброжелателей Швеции вдохновляло также и то, что в 1697 году на шведский престол взошел пятнадцатилетний король Карл XII, которого современники поначалу считали недалеким ребенком. Скоро он всем покажет свои остренькие зубки. Но пока начала сколачиваться антишведская коалиция. В нее вошли Россия, Дания и польский король Август II. Следует сказать, что Август не пользовался в Польше особой популярностью, также как и затеваемая им война со Швецией. Пруссия особых симпатий к Швеции не питала, но от участия в этой коалиции отказалась, так как трезво оценила степень готовности возможных союзников к войне.



Северная война начиналась примерно так, как взрослые уголовники втягивают в драку ничего не подозревающего человека. Вылезает какой-нибудь грязный шкет и начинает ругать человека и кидать в него грязью. Естественно он получает подзатыльник, а вот тут и появляются взрослые защитники.
Здесь сценарий был точно таким же. Мало того, что голштинский герцог Фридрих III был женат на старшей сестре Карла XII, так они были еще и друзьями. Герцог, надеясь на помощь сильной Швеции, стал задирать своего сюзерена датского короля Фридриха IV. Голштинцы стали строить по границе с Данией крепости и укрепления и ставить в них шведские гарнизоны, хотя Дания и отрицала их право так поступать, ссылаясь на старинные ленные отношения Голштинии и Дании. Датчане ввели свои войска в Шлезвиг и срыли выстроенные укрепления. Но как только датчане ушли, герцог велел снова их отстроить. Кроме того, герцог поехал к Карлу, нажаловался ему на датчан и отдал себя и свою страну под покровительство Карла. Король обещал ему свою помощь в этом благородном деле. При этом он произнес очередную историческую фразу:
"Я буду вашим покровителем, хотя бы это стоило мне короны".



Любили исторические личности произносить такие фразочки. Ну, да ладно, это их дело и, даже, обязанность! Иначе, что дети изучали бы в школе?



Датчане шведов тоже не очень боялись, так как заключили договор с Августом II и Петром I. Следует сказать, что Англия и Голландия очень не хотели, чтобы Швеция начинала войну, и всячески отговаривали Карла XII. Но Швеции и не пришлось начинать войну: 12 февраля 1700 года войска Августа II без объявления войны вошли в Лифляндию и осадили Ригу. Вы не поверите, уважаемые читатели, но Северная война началась с анекдота или, точнее, анекдотическим образом. План нападения Августа II на Лифляндию был таким: саксонские войска (поляки не желали воевать) должны были стремительно войти в Лифляндию и осадить Ригу. На их стороне был фактор внезапности, это, во-первых, а во-вторых, рижане должны были поднять в городе восстание, так как они хотели выйти из-под господства Швеции и войти в состав Речи Посполитой (их право!).



Получилось не совсем так как планировалось. Командующий саксонскими войсками генерал Флемминг оставил командование некоему генералу Пайкулю (не путать с небезызвестным Паткулем!) и отбыл на родину, чтобы отпраздновать свою свадьбу с некоей богатой и знатной полячкой. Дело было очевидно страшно срочным! Забыли о малом: укатив в Саксонию, Флемминг не позаботился ввести Пайкуля в курс дела и план военной кампании.



Получив приказ о вводе войск в Лифляндию, Пайкуль топтался у границы и совершенно не представлял, что ему надо делать. Август II тоже был хорош: вместо того, чтобы находиться с войсками, он проводил время в Дрездене, развлекаясь охотой и театром. В Польшу он совсем не спешил! Таков был один союзничек Петра!



Промедлив изрядное время, Пайкуль все-таки подошел к Риге и попытался ее взять с ходу штурмом, то есть налетом. Но попытка оказалась неудачной - ведь время было бездарно упущено, А рижский генерал-губернатор Дальберг успел укрепить город, а также повысить боеспособность гарнизона. Он также пресек попытку горожан выступить в поддержку Августа II. Тогда саксонцы отправились к крепости Динамюнде, которая запирала вход в Двину у ее устья. Считалось, что с падением Динамюнде Рига будет обречена. Флеммингу с помощью военной хитрости (он имитировал прибытие значительных подкреплений) удалось заставить гарнизон Динамюнде капитулировать, но Рига держалась.



Август II в середине марта, наконец, прибыл в Варшаву, но совсем не для того, чтобы заниматься делами армии. Он продолжал развлекаться! И только 22 июня он выехал из Варшавы к Риге, но время было безнадежно упущено. Армия Августа II была недостаточна для того, чтобы штурмовать Ригу, да и для того чтобы содержать имеющуюся армию у короля уже не было денег. Стало ясно, что без помощи русских город не взять, но Петр не торопился объявлять войну Швеции, пока не будет заключен мир с Турцией. Да и поход на Ригу в его планах пока не значился. 15 сентября Август II был вынужден снять осаду Риги. Превосходный план провалился из-за безалаберности и бездарности короля и его генералов.



Еще печальнее складывались дела у датчан. После того, как Фредерик IV получил сообщение о вступлении саксонских войск в Лифляндию, он собрал армию тысяч в шестнадцать человек и отправился на юг, для того, чтобы навести порядок в непокорной Голштинии. Копенгаген остался практически без прикрытия. Вот в этот момент впервые и проявился полководческий гений Карла XII. Вы представьте его положение. Датчане обижают его лучшего друга, и он дает шведским войскам в Померании приказ начать выдвижение в поддержку Голштинии. Пока это еще неспешный шаг. Государственный совет против войны, Англия и Голландия тоже ее не ходят, но молодой король начинает входить во вкус власти. Узнав же на охоте, что войска Августа вошли в Лифляндию, Карл сказал:
"Скоро мы заставим короля Августа убраться восвояси!"



Пока еще он говорит "мы". Прибыв в Стокгольм, Карл заявил, что никогда он не начнет несправедливую войну, а справедливая будет закончена только с полной победой над врагами. Он закончил свою речь словами, которые оказались его военной доктриной:
"Сперва я покончу с одним, а потом поговорю и с другим".



Слава предков сладко кружила его голову, и он незаметно перешел на "я". Карл еще не знал, что к союзу примкнул и Петр, но об этом чуть позже.



Карл вел свои приготовления к войне очень быстро и в глубокой тайне. Внешне он продолжал развлекаться, но 13 апреля 1700 года Карл XII попрощался с любимой бабушкой и сестрами, чтобы отправиться во дворец Кунгсир для продолжения увеселений. Из Стокгольма он выехал, но в Кунгсир так и не приехал. Как написал В.М. Соловьев:
"Никогда не возвратится он более в Стокгольм, никогда не увидит бабушки и сестер".



Карлу удалось собрать пятнадцатитысячную армию, незаметно посадить ее на корабли и, переправившись через Зунд, высадить внезапно десант у стен беззащитного Копенгагена. Корабли были частью шведские, а частью предоставлены Англией и Голландией. Карл пообещал подвергнуть город бомбардировке, а затем взять его штурмом. Король Фридрих IV испугался за свой любимый город и поспешил заключить с Карлом мирный договор 8 августа в местечке Травендале близ Любека. По этому договору Голштиния получала полную самостоятельность, Фридрих IV должен был выплатить герцогу 240000 талеров за причиненный ущерб, кроме того, Фридрих IV разрывал договор с Августом II.



Карл был удовлетворен, но его разведка малость прохлопала. Карлу не было известно о союзе Фридриха IV с Петром I, а Петр пока в войну еще не вступал. Это обстоятельство позволило позднее Дании опять выступить против Швеции, но уже как бы только в союзе с Россией.



(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: