"Одетое тогами племя". Часть 2


Ворчалка № 76 от 28.11.2000 г.


Неожиданно для меня, первый выпуск с таким названием получил довольно большую почту. В письмах читатели просили продолжить публикацию подобных очерков. Чтобы не очень разбрасываться, (не смейтесь!), я решил продолжить описание одежды древних римлян.



Следующим важным элементом одежды древних римлян была туника. Она представляла собой тонкую шерстяную рубаху с короткими рукавами или без них. Обычно ее носили с поясом и большим напуском. Появляться вне дома в тунике без пояса считалось неприличным. Шейного выреза у туники обычно не было, но кроили ее так, чтобы на груди у шеи она слегка отставала от тела, образуя нечто вроде клапана. У представителей двух высших сословий на тунику наносилась вертикальная полоса алого или пурпурного цвета. У сенаторов по тунике от шеи до подола спереди и сзади проходила одна широкая полоса, которая называлась "clavus", а у всадников также наносились две узкие полосы.



Однако, следует отметить, что туника стала иметь такой вид только в период поздней республики. До этого периода вся одежда в глазах римлян делилась на драпирующую тело, без швов, и со швами, кроеную. Драпирующий тип одежды был характерен для представителей средиземноморской культуры, египтян, греков и римлян, в то время как варвары, всякие там германцы, галлы, парфяне и т.д., носили кроеную одежду. Так что туника произошла из кусков ткани, драпирующих тело. Первоначально это были простые куски ткани, обертываемые вокруг тела, но, в отличие от тоги, скрепленные специальными застежками, фибулами, или захлестнутые один на другой. На сохранившихся изображениях таких кусков было два, спереди и сзади, которые скреплялись на плечах и по бокам фибулами, но сами плечи и руки оставались незакрытыми. Когда же во времена поздней республики и ранней империи в широкий обиход вошли кроенные, хорошо подогнанные и аккуратно сшитые туники, многие римляне воспринимали их как отход от древнего канона и подвергали осуждению. Были целые аристократические семейства, членам которых ношение кроеных туник запрещалось. Жрецы многих коллегий, например Юпитера, не могли носить никакой одежды, кроме драпирующей. А Катон Младший, чтобы подчеркнуть свою преданность римским героическим обычаям, вообще ходил без туники.



Длина туники могла колебаться в значительных пределах и особых ограничений, вроде бы, не существовало. Это отмечал Гораций:
"...Безумный,
бросив один недостаток, всегда попадает в противный!
Так, у Мальтина, вися, по земле волочится туника.
Ну, а другой до пупа поднимает ее, щеголяя".



Не менее значительно различалась и ширина туники. На сохранившихся изображениях видно, что туника Авла Метелла плотно облегает тело, У Катона Младшего она несколько шире, а у юного Камилла туника необычайно широка.



Особое раздражение у поклонников римской старины вызывали рукава туники. Так еще у Вергилия латинские воины упрекают троянцев в изнеженности:
"С лентами митры у вас, с рукавами туники ваши", -
хотя первые туники с рукавами появились в Риме во II веке до Р.Х.



После восточных походов в середине II века до Р.Х. в Рим проникли туники с длинными(!) рукавами, которые воспринимались современниками еще в течение двух столетий верхом изнеженности и развращенности. Так Цицерон, описывая золотую молодежь, окружавшую Катилину, в числе прочих отрицательных черт упоминал и "туники с длинными рукавами и до пят".



Но постепенно взгляды менялись. Люди стали одевать несколько туник одна на другую. Так Август, который старался следить за чистотой древних нравов, сам зимой носил до четырех туник из-за слабого здоровья. Одновременно распространился галльский обычай выпускать из-под верхней туники рукава нижней и оторачивать их мехом или декоративным рисунком. И уже император Коммод (180-192 гг. от Р.Х.) увековечил себя в статуе, где на нем надета туника с длинными рукавами, еще, правда, подпоясанная, но тоги на нем уже нет. А один из его ближайших преемников, Септимий Бассиан (198-217 гг. от Р.Х.), сделал следующий шаг и стал появляться в тунике не только с рукавами, но и длинной до пят, то есть в такой, которая вызывала возмущение у Цицерона.



Кроме того, у нее появился капюшон, и называться она стала "caracalla", а Бассиан, носивший ее, вошел в историю не под своим тронным именем Марк Аврелий (он взял его в честь популярного императора), а под именем Каракаллы, которое многие слышали: достаточно вспомнить знаменитые термы Каракаллы. Эта одежда была настолько демонстративно антиримской, что христианские монахи именно ее выбрали в качестве своеобразной униформы, а некоторые ордена носят ее и по сей день. Таким путем они выражали свою враждебность и ненависть к травившей их империи.



В женской одежде такую же роль, как тога в мужской, играла стола. Она демонстрировала окружающим принадлежность женщины к римской гражданской общине, а также ее положение жены или матери, так как девушки и незамужние женщины столу не носили. Она представляла собой длинную и широкую тунику, перепоясанную дважды: под грудью и ниже талии. Судя по сохранившимся изображениям, стола иногда бывала без рукавов, но категорически утверждать ничего нельзя, так как столу всегда носили вместе с паллой, большим куском материи, окутывавшем всю фигуру и скрывавшем все детали. Так же трудно говорить и о длине столы, так как нижний пояс прихватывал еще один кусок ткани, который окутывал бедра и ноги, почти как юбка, и длинными складками опускался до земли. Так что из-под паллы была видна лишь эта юбка, которую называли "instita" (оборка). Так что если тога оставляла открытыми, по крайней мере, одну руку и одну лодыжку, то стола, палла и инстита скрывали женщину почти целиком: можно было видеть лишь лицо, кисти рук и пальцы ног.



Римские писатели часто упоминают о столе с уважением, как о символе женской чистоты. Сенека писал, что стола
"стыдливо ограждает честность",
и в ней
"тело твое не открыто ничьим вожделениям".



Еще скажу несколько слов о повседневных видах одежды. К ним относились лацерна, сагум, палла (у мужчин паллиум), пенула, камиса, эксомида, различные набедренные повязки и некоторые другие виды одежды.



Лацерна, сагум и паллиум представляли собой разновидности плаща. Это были куски ткани, чаще всего окрашенные, которые носили поверх тоги или туники. Их обычно закрепляли на плече или шее с помощью аграфа (вид застежки с крючком и ушком, и в отличие от фибулы не имел иглы). Лацерна представляла собой дорожный плащ состоятельных людей. Так, например, пятикратный консул Клавдий Марцелл, погибший в 211 г. до Р.Х., изображен в лацерне. Когда стало ясно, что битва при Филиппах проиграна, Кассий окутал голову лацерной и приказал своему отпущеннику себя убить. В более позднее время к ней присоединили капюшон. Паллиум представлял собой просторный плащ, как правило, для перемещений на небольшие расстояния, и, в отличие от паллы, закрывал фигуру до лодыжек. Сагум был тоже куском ткани, но более толстой и грубой, а по форме приближался к квадрату. Его очень любили носить солдаты, пастухи и люди, проводившие много времени на свежем воздухе. Многие военачальники тоже носили сагум, только, в отличие от солдатских, украшенный цветными полосами.



Пенула и камиса представляли собой уже вариации кроеной одежды и появились в более позднее время. Пенула представляла собой нечто вроде теплого пальто из толстой, а иногда и пушистой, ткани с рукавами или прорезями для рук и откидным капюшоном. Спереди пенула расстегивалась иногда до конца, а иногда до середины. Античные авторы отмечали в пенуле ее тесноту. Так Цицерон, оправдывая своего подзащитного Анния Милона от обвинения в убийстве, говорил, что его подзащитный не мог заранее предвидеть стычку, так как
"был опутан пенулой, как сетью".



Камиса была обычной рубахой с рукавами (см. туника с рукавами).



Простолюдины и рабы носили различные типы набедренных повязок и короткие драпирующие куски материи (эксомиды), которые обматывались вокруг верхней части туловища, но оставляли руки свободными (для работы).



В заключение несколько слов о цетовой гамме римской одежды. Одежда бережливых людей, людей живущих по старинным обычаям, а также трудовых и служивых граждан и рабов имела все оттенки коричнево-желтых и серо-черных тонов, т.е. те цвета, которые имела неокрашенная овечья шерсть. Чистые цвета здесь практически не встречались. Богатство же рядилось в ткани, окрашенные натуральными красителями, которые стоили очень дорого и привозились издалека: это были все оттенки красного, фиолетового, зеленого и, изредка, синего. Яркая одежда у мужчин говорила о стремлении выставить на всеобщее обозрение свое богатство и противоречила римскому канону скромности и приличия. В римской литературе все отвратительные и наглые персонажи ходят в пурпуре и разных оттенках алого цвета. Если же мужчины носили одежду зеленых (женских) тонов или оранжевую (цвет покрывала новобрачной), то это говорило об их изнеженности и извращенности. В Риме даже существовало выражение "зеленоватые нравы" (galbini mores), то, что теперь называют "голубыми". Женщины могли носить яркие цветные одежды без особых ограничений. Осуждение вызывала лишь пестрота одежды, а также нескромность или необычность в цветовых сочетаниях. Так в романе Петрония жена Трималхиона, Фортуната, появляется на пиру в вишневой тунике, подпоясанной бледно-зеленым пояском (galbinus). Пестрота в одежде воспринималась как противоположность римскому вкусу, сдержанности и достоинству, как нечто варварское.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: