Поход гетмана Ивана Свирговского. Часть 2


Ворчалка № 73 от 13.11.2000 г.


После этого Свирговский и Ивон с войсками отошли к крепости Уссен, чтобы дать своим войскам отдых. Здесь Ивон получил от своих друзей из Стамбула сообщение о том, что против него собирается новое большое войско. Стало ясно, что успех всей кампании будет зависеть от контроля над переправами через Дунай. Если Ивон будет контролировать эти переправы, то никакое войско ему будет не страшно. Охрану переправ через Дунай Ивон поручил другу своему с юношеских времен Иеремии Чарнавичу, дав ему под командование около 12000 отборного войска. И если бы не последующая измена Чарнавича, турки не смогли бы одолеть Ивона в этой кампании.



Ивон распустил войско для отдыха, велев ему собираться по первому сигналу трубы. В это время к Дунаю вышли основные силы турок. Историки считают, что их было до 200000 человек и около сотни пушек. Следует отметить, что и у турок, и у молдаван пушки были еще каменные. Турки попытались организовать переправу через Дунай, но были легко отогнаны силами Чарнавича. Тогда к Чарнавичу прибыли посланцы от господаря Валахии с 30000 червонцев. Ему было обещана еще вдвое большая сумма и покровительство господаря Валахии, если он снимет караулы и позволит туркам переправиться через Дунай. Чарнавич счел доводы послов удовлетворительными, велел снять все караулы и отошел от реки. Более того, он решил заманить Ивона в ловушку.
Чарнавич сказал Ивону, что не смог остановить турок, но их пока мало, и совместным ударом они смогут их разбить. Он назвал численность турок около 12000 человек.



9 июня 1574 года войско Ивона расположилось в трех милях от сил турок. Свирговский заподозрил что-то неладное в поведении и сообщениях Чарнавича. Он пришел к Ивону и посоветовал ему не торопиться со сражением, а разрешить казакам Свирговского организовать разведку и выяснить численность турок. Ивон дал ему в поддержку отряд молдавской конницы. В тот же день казаки наткнулись на передовой турецкий отряд численностью около шести тысяч человек. Турки не ожидали нападения и были быстро рассеяны, но в плен удалось захватить только одного турка, да и то раненого, который скоро умер. Свирговский оценил размер передового отряда и понял, что турок значительно больше, чем сообщал Чарнавич. Он довел это до сведения Ивона, но не смог поколебать уверенности последнего в Чарнавиче.



Перед тем как начать построение своего войска к битве, Ивон вышел на холмы и увидел немногочисленные силы турок. Когда же он вышел на холмы после построения, то все кругом чернело от множества турок. Ивон понял, что Чарнович его предал, но сделать уже ничего не успел, да и лучшая часть войска, за исключением казаков, находилась под командованием Чарнавича. Ивон велел привести к нему Чарнавича, но посланный вернулся с ответом, что Чарнавич уже вступает в бой с турками. Ивон мог своими глазами видеть, как его ближайший друг двинул войска на турок, но при первом соприкосновении войск отряд Чарнавича склонил знамена и сдал оружие. Молдавское войско при виде такой измены пришло в отчаяние, но Ивон не пол духом и велел бить по туркам. Турки в первых рядах поставили изменников-молдаван, которые были все истреблены пушечным огнем войск Ивона, но под прикрытием их истребления турки подошли вплотную к позициям союзников.



В этот момент Свирговский с казаками ударил им во фланг. Турки побежали, но так, чтобы заманить казаков под огонь своей артиллерии. Свирговский разгадал эту уловку и к пушкам не пошел. Турки снова и снова бросались на позиции молдаван, но каменные пушки методично истребляли турецкое войско. Казалось, что победа будет за союзниками. Даже жители города Облачина, что на другом берегу Дуная, стали собирать пожитки, опасаясь, что после поражения турок в город ворвутся переправившиеся через реку казаки и молдаване. Но тут свой удар по союзникам нанесла природа. Налетела буря, и пошел проливной дождь. Порох намок, и каменные пушки союзников замолчали. Ободренные их молчанием турки ударили по позициям союзников и опрокинули их. Казаки храбро погибали в бою: к концу битвы их осталось только 250 человек. Молдавская же пехота в беспорядке бежала с поля боя. Ивон нес в руках знамя, указывая остаткам войска место сбора.



Войска союзников отступили, увезя с собой около 60 пушек. Ивону удалось собрать около 20000 пехоты, но тут он совершил роковую ошибку. Ивон велел войскам копать окопы, но на занятой позиции не оказалось воды. Турки окружили позиции союзников и сожгли все окрестные села, чтобы лишить их возможности запасти продовольствие. Турки были внизу, и их огонь не причинял особых неприятностей осажденным. Напротив союзники с высоких позиций наносили большой урон врагу, как стрельбой из огнестрельного оружия, так и стрельбой из луков. Но осажденные очень страдали без воды. На четвертый день осады в лагерь союзников явились представители от турецкого паши и предложили им сдаться. Казаки Свирговского хотели драться с турками до самой смерти, но молдаване были склонны сдаться туркам на приемлемых условиях.



После долгих раздумий Ивон решил сдаться на условиях личной безопасности для себя и своих людей, а также при условии пропуска казаков за Днестр. Прощаясь с войском Ивон, раздал молдаванам все свое золото и драгоценности, а казакам отдал все свое оружие. Это произошло 14 июня 1574 года. Ивон был доставлен к Капуд-паше, но вел себя с ним очень дерзко, так что взбешенный паша ударил господаря мечом. Янычары набросились на Ивона, отрубили ему голову, а тело разорвали двумя верблюдами. После расправы с Ивоном турки бросились на молдаван, вышедших из обоза, и стали истреблять всех подряд. Казаки попытались вернуться в окопы, но они были уже заняты турками. Почти все казаки погибли, геройски сражаясь с турками.



Только несколько человек попали в плен, в том числе и Свирговский. Турки попытались обратить пленных казаков в мусульманство, но безуспешно. О дальнейшей судьбе Свирговского и уцелевших казаков летописи говорят смутно и глухо. Говорилось, что некоторые из пленников были выкуплены за огромные деньги, но Свирговского среди них не было. То ли турки запросили за него такую огромную сумму денег, которую не смогли собрать по всей Украине, то ли он погиб в турецком плену, говорят что под Килией.



Но в народной памяти до сих пор остались песни и предания о гетмане Иване Свирговском:
"Як того пана Ивана,
Що Свирговського гетьмана
Та як бусурмани пиймали,
То голову ему рубали,
Ой, голову ему рубали
Та на бунчук вишали
Та у сурьми вигравили,
З его глумовали.
А з низу хмара стягала,
Що воронив ключа набигала,
По Украини тумани слала,
А Украина сумовала,
Своего гетьмана оплакала.

Тоди буйни ветри завивали:
- Де ж ви нашого гетьмана сподивали? -
Тоди кречети налитали:
- Де ж ви нашого гетьмана жалковали? -
Тоди орли загомонили:
- Де ж ви нашого гетьмана схоронили? -
Тоди жайворонки повилися:
- Де ж ви з нашим гетьманом простилися? -
        - У глибокой могили
        Биля города Килии
        На турецкой линии".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: