Плавания Виллема Баренца, вып. 3


Ворчалка № 33 от 28.04.2000 г.


Расскажем теперь о третьем, последнем и самом трагическом плавании нашего героя.



Виллем Баренц был убежден, что морской путь в Китай лежит вокруг северной оконечности Новой Земли, в чем его поддерживал и географ Планций. Об этом я писал в предыдущих выпусках о плаваниях Баренца. Баренц был одержим идеей Северо-Восточного прохода и считал, что неудача предыдущей экспедиции произошла оттого, что корабли держались слишком близко к берегам. Ведь по представлениям того времени, арктические моря были забиты льдами, которые выносят туда большие реки Сибири и Китая. У берегов они просто не успевали таять. А вот если забраться повыше (высокие широты) и обогнуть Новую землю, тогда...



На следующий год он снова стал пытаться организовать экспедицию для поиска северного пути в Китай. Амстердамские купцы согласились снарядить два корабля, но Баренц опять не был назначен командиром экспедиции. Однако, как отмечают современники, он был душой экспедиции, и фактически руководство находилось в его руках. Забегая вперед, скажу, что в этом плавании были совершены крупные географические открытия: остров Медвежий и архипелаг Шпицберген, который они, правда, считали частью Гренландии. Была осуществлена первая в истории удачная зимовка в высоких широтах Арктики (76 гр. 15' с.ш.). Но... Впрочем, давайте обо всем по порядку. Будем останавливаться на самых примечательных моментах этой экспедиции.



9 июня 1596 г. корабли пристали к острову, который они назвали Медвежий, и вот по какой причине. 12 июля моряки увидели плывущего белого медведя. На лодке они погнались за ним и накинули ему на шею петлю, но не рискнули напасть на него из-за его размеров и силы. Моряки вернулись на корабль, вооружились ружьями, топорами, алебардами и копьями и на двух лодках пустились в погоню. Матросы на двух лодках и хорошо вооруженные подошли к медведю и бились с ним в течение двух часов(!), но не могли нанести ему существенных ранений. Наконец в спину медведя вонзили топор так, что он застрял, но медведь все равно выплыл. Преследуя раненого зверя, моряки нанесли ему множество ударов топорами и алебардами по голове и, наконец, убили его. Длина шкуры убитого зверя была более 12 футов. Вот почему этот остров назвали Медвежий. Это название прижилось и у поморов.



Шпицберген, которого они достигли несколько позже, поразил их обилием зелени и корма для травоядных животных. Моряки были полны энтузиазма: еще бы - они забрались так далеко на север, а тут полно зелени, живности и много чистой ото льда воды!



21 июня была развеяна одна забавная легенда. На Шпицбергене, который они принимали за часть Гренландии, были обнаружены гнездовья горных казарок, причем, впервые в истории! Эти птицы ежегодно появлялись в Голландии, но, где они выводят птенцов, было неизвестно. Представление об уровне естествознания в ту эпоху может дать небольшая цитата из одного научного труда тех лет:
"В силу этого некоторые авторы не побоялись написать, что они родятся в Шотландии на деревьях; если с ветвей их, свесившихся над водой, плоды (яйца?) упадут в воду, то рождаются гусенята, которые тотчас начинают плавать, а если плоды упадут на землю, то они портятся и не доходят до созревания".
Неудивительно, что они первые разоблачили эту ложь. Ведь никто раньше не забирался к 80 гр. с.ш. и не был на Шпицбергене.



Огибать Шпицберген с севера они не стали, так как думали что это часть Гренландии, и мимо острова Медвежий (да, дали небольшой крюк!) направились к Новой Земле. Весь август прошел в борьбе со льдами и медведями. Им удалось за июль и август пройти от Шпицбергена до Новой Земли и обогнуть ее с севера! Каково же было их разочарование, когда ожидаемого пути в Китай они не обнаружили. Сплошные непроходимые льды. Весь их труд оказался напрасен!



Они попытались обогнуть Новую Землю с Востока и уйти через пролив Вайгач (так они называли Югорский Шар), но зима в том году наступила рано, и их попытка провалилась. Они вынуждены были зазимовать в Ледяной Гавани в северной части Новой Земли. На берег были перенесены все припасы, оружие и инструменты. На берегу они нашли реку с пресной водой и много плавника, т.е. деревьев принесенных морем, чему они страшно обрадовались. Деревья были использованы и на строительство дома, и для отопления в течение всей зимовки. Иначе они все просто погибли бы от холода. Большие деревья они возили на сделанных санях с расстояния не менее двух миль. Надвигалась зима, и приходилось торопиться: делали не менее двух ездок в день.
25 сентября они начали строить дом, и их еще оставалось 16 человек, но плотник уже умер, а остальные много болели, но все упорно трудились и не предавались отчаянию. Им пришлось разобрать заднюю часть своего корабля, чтобы лучше обшить свою постройку.



12 октября впервые половина людей провела ночь в доме, куда были перенесены уже практически все их припасы. До этого они жили на корабле и дышали дымом, т.к. печей на корабле не было, и они топили по-черному. Терпеть это дым не было никаких сил, но на палубе ждала быстрая смерть от холода.



К 24 октября все перебрались в дом, где были выстроены сени и сложена печь. Лампу для освещения заправляли растопленным медвежьим салом, но медвежье мясо не ели, т.к. оно вредно для здоровья. До начала ноября их одолевали медведи, но с наступлением полярной ночи они исчезли. Зато появились песцы, которых они убивали и ели. Мясо песцов напоминало им мясо кролика. Не знаю, не пробовал, да и от звероводов такого не слышал. Но голод не тетка! А из шкур делали теплые шапки.



8 ноября пришлось разделить хлеб, так что каждому досталось в неделю по 4 фунта 10 унций, т.е. примерно 300 г хлеба в день. Делить мясо и рыбу еще не было необходимости, т.к. их пока хватало. Начали распределять и вино. Каждому в день доставалось по два стаканчика, а обычным напитком стала вода, добываемая из снега. Для защиты от холода разделили также запасы шерстяной материи и холстины, которые нашлись на корабле. Каждый утеплялся, как мог.



21 ноября освободили повара от рубки дров (сообразили!). У них было еще 17 кругов сыра. Один они съели за общим обедом, а остальной раздали: каждому по кругу сыра для употребления по личному усмотрению.



Снега к этому времени уже насыпало выше дома, и у них было две основные проблемы: борьба с холодом и выход из дома. Впервые недели зимовки они откапывали входную дверь. Но вскоре это сделалось невозможным, и пришлось тем, кто мог, вылезать наружу через каминную трубу. Помещение для отходов они выкопали прямо в снегу с наружной стороны дома. Днем, насколько это позволяли силы, они упражнялись в беге, ходьбе, прыжках и приносили тем, кто оставался в койках, горячие камни для согревания.



Так в трудах проходила зима. 17 апреля они увидели у берега чистую воду, а с 30 - незаходящее солнце. Поднялось настроение, но кончались припасы. В конце мая начали чинить лодки, чтобы на них возвращаться домой, т.к. уже не было сил дождаться, пока корабль освободится ото льда, если он вообще сумеет это сделать. Опять начали досаждать белые медведи.



14 июня 1597 г. на двух лодках зимовщики отправились в путь, захватив с собой самые ценные из купеческих товаров.



Виллем Баренц давно уже болел, но бодрился. Однако 20 июня 1597 г., попив воды, он скоропостижно скончался. Смерть Виллема Баренца сильно опечалила людей, ибо он был главным руководителем и незаменимым штурманом всей экспедиции, как написал позднее один из участников этого плавания.



Путь к югу был долог и труден из-за льдов, ветра и медведей. Однако стали попадаться большие гнездовья птиц, так что они смогли время от времени подкрепляться дичью и яйцами.



28 июля путешественники встретили два русских корабля. Тринадцать месяцев они не видели людей. С некоторыми из этих русских они встречались в прошлом году на о.Вайгач. Русские выразили сочувствие их бедственному положению и потере корабля. Они дали им немного еды и 29-го июля корабли и лодки расстались. Но теперь они уже были в местах, которые посещаются людьми. Кроме того, на островах они находили траву и ели ее пригоршнями, как лекарство от цинги. Это сразу подействовало, и путешественники заметно окрепли.



12 августа они встретили еще один русский корабль и купили на нем рыбу (102 штуки). Моряки также угостили их чем-то вроде рыбных пельменей, которые ели сами.



Встречи с русскими кораблями участились, но голландцы неверно определяли свое положение и немного заблудились. Они думали, что уже прошли Белое море, а на самом деле все еще находились восточнее мыса Канин Нос.



В ночь с 13-го на 14-е августа лодки потерялись в тумане, и каждая продолжала путь на запад самостоятельно. Встреча произошла 22 августа уже на Кольском полуострове.



16 августа при очередной встрече с русскими путешественники попытались выяснить, где же они находятся. Русские объяснили их положение. Голландцы вначале не поверили, а потом впали в отчаяние. Русские согласились продать им продовольствие: три мешка муки, вяленую рыбу, три копченых окорока, горшок масла и бочонок меда. Кроме того, моряки одаривали их продовольствием и из сочувствия. Голландцы получили солидное подкрепление своих уже скудных запасов.



20 августа голландцы достигли Кольского полуострова и в удобной бухте нашли маленькое русское поселение, в котором их встретили очень радушно. Кормили путешественников только вареной рыбой, т.к. другой еды у русских в этом поселке не было. Но рыбы они, наконец, смогли наесться вволю, чего давно уже не было.



23 августа голландцы распрощались с русскими и поплыли дальше. Часто встречались рыбацкие суда, с которых им бросали рыбу, хотя голландцы и пытались все время заплатить за нее. От рыбаков они услышали о трех голландских кораблях, стоявших в Коле. Сначала они не поверили этим сообщениям, т.к. собирались плыть на лодках в северную Норвегию, где можно было ожидать встречи с голландскими кораблями.



25 августа лодки пристали к берегу. После переговоров с русскими решено было отправить одного человека с лапландским проводником в Колу, чтобы проверить сообщения о голландских кораблях. 30-го числа состоялась встреча с соотечественниками, а 2-го сентября лодки прибыли, наконец, в Колу, где путешественники почувствовали себя в безопасности.



Лодки были оставлены на память в гостином дворе Колы. Отдохнув и подкрепившись, наши путешественники отправились в обратный путь. 1 ноября они прибыли в Амстердам, где их уже считали погибшими. Из плавания вернулось 12 человек. После этой экспедиции идея Северо-Восточного похода была надолго забыта.



А море между Новой Землей и Шпицбергеном назвали в честь великого мореплавателя Баренцевым.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: