Плавания Виллема Баренца, вып. 2


Ворчалка № 25 от 05.04.2000 г.


После блестящего отчета о плавании 1594 г. в Голландии был некоторый ажиотаж. В экспедиции 1595 г. участвовало целых 7 кораблей, одним из которых командовал Виллем Баренц. Он же был главным штурманом экспедиции. Корнелис Най был адмиралом всей экспедиции. Среди пяти торговых комиссаров был и знакомый нам по прошлому году Ян Линсхотен. 6 из 7 кораблей были нагружены товарами для торговли с Китаем и северными народами (у последних предполагалось скупать меха). Седьмой корабль должен был убедиться, что экспедиция достигла чистых вод и успешно идет к Китаю, и после этого вернуться в Голландию и доложить об итогах плавания. Грандиозный план и стопроцентная уверенность в успехе! Вот он, Китай, уже рядом! Еще чуть-чуть и... Но действительность оказалось намного более суровой.



Касаясь итогов экспедиции 1595 г. надо сказать, что в этот раз нескольким кораблям удалось пройти Югорским Шаром (голландцы называли его пролив Кильдин), но выйти в просторы Карского моря никому не удалось. Однако об этом плавании сохранилось несколько интересных записей в бортовом журнале. Некоторые из них описывают настоящие трагедии, другие же - любопытные факты из жизни севера.



20 августа 1595 г. команды высаживались на берег у Югорского Шара, и здесь два моряка присвоили себе несколько мехов, оставленных ненцами для меновой торговли.
"Когда наши пришли к саням, то они не вели себя согласно закону и приказу графа Морица Нассауского; в этом законе имелся пункт, гласивший, что запрещается брать вещи, которые мы могли бы найти в той стране, куда мы должны были прийти; виновному грозило быть закованным в железо, после чего его трижды должны были протянуть под килем корабля. Это и было сделано с двумя, которые взяли с саней несколько маленьких мехов; один из них умер во время экзекуции... Другой, после того как он вынес такие мучения, был, как жулик, высажен на землю, но здесь он не мог жить и умер от мучений, боли и нищеты, которые он претерпел".



Как видите, с нарушителями дисциплины на голландских кораблях не церемонились, в чем бы эти нарушения не проявлялись. Французы или англичане с туземцами так не церемонились.



23 августа 1595 г. голландцы встретили поморскую ладью, которая шла с Оби на Енисей, где она должна была зазимовать. По словам поморов, они так делали каждый год. На расспросы Баренца о том, что за море находится к востоку от острова Вайгач и замерзает ли оно, поморы и, встреченные позднее, самоеды, отвечали утвердительно. Они рассказали, что там расположено большое спокойное море, которое иногда замерзает на 8-10 недель так, что по нему можно ездить на санях.



Голландцы и русские посетили корабли друг друга, и все вели себя очень доброжелательно. Русские подарили голландцам 8 очень жирных гусей. Голландцы в ответ предлагали русским сыр, мясо или масло, но русские вежливо отказались, ссылаясь на пост (был постный день). Однако они с удовольствием ели селедку, которой их угощали, причем к удивлению голландцев, ели их с головами и хвостами. Голландцы подарили русским какое-то количество селедок. Русские дивились величине и убранству голландских кораблей. Расстались все очень дружелюбно.



Самоеды, с которыми голландцы встретились позже, сказали, что на Новой Земле и на о. Вайгач живут люди, но никаких следов поселений обнаружить там не удалось.



31 августа и 1 сентября были встречи с двумя группами по 5 человек представителей местных племен. Все было очень доброжелательно, обмен подарками, небольшая торговля и демонстрация огнестрельного оружия. Голландцев удивили повозки, запряженные оленями, которые мчат так быстро, как ни одна из повозок, запряженных лошадьми. Все было бы очень хорошо, если бы голландцы не решили забрать с собой несколько деревянных идолов, во множестве стоявших на берегу. Самоеды не разрешали делать этого, и голландцы согласились вернуть идолов на место. Голландцы описали самоедов, как низкорослых, кривоногих людей с плоскими лицами. Они, однако, очень ловко бегают и прыгают. Одеваются самоеды в одежды из меховых шкур мехом наружу. Люди они не дикие, а одарены "добрым разумом". Они считают себя состоящими на службе у русского царя и иностранцам доверяют мало.



1-го же сентября произошел спор между адмиралом экспедиции и Баренцом о продолжении плавания. Баренц рвался продолжать плавание, но адмирал был очень задумчив и сдержан.



6 сентября произошла еще одна трагедия. На о. Мясной белый медведь растерзал на берегу двух моряков, когда те собирали красивые кристаллы горного хрусталя. Собралась компания человек в 30 и пошла на этого медведя, чтобы отомстить за погибших моряков. Бортовой журнал характеризует медведя, как свирепого, неустрашимого и прожорливого зверя, хотя и очень тощего. Три человека вышли вперед и трижды разрядили в него свои ружья, но безо всякого успеха. Медведь терзал трупы и "презирал моряков", как выразился очевидец. Наконец, писец Баренца по имени Иоган ван Нуффелен подошел к медведю почти в упор и выстрелил ему в голову. Затем нанесли медведю еще множество ударов, прежде, чем убили его. Шкура этого медведя была потом доставлена в Амстердам.



8 сентября, когда корабли стояли у острова Местного, произошло возмущение команды одного из кораблей, причем пять человек было повешено.



Начиная с этого дня морякам встречались огромные массы льда, шедшие со стороны Карского моря, пробиться через которые не было никакой возможности.



15 сентября из-за сложной ледовой обстановки и встречных ветров было принято решение возвращаться домой, и все корабли повернули на запад от Югорского Шара.



Во всех бортовых журналах этой экспедиции описываются частые встречи с белыми медведями. Моряки были поражены силой и размерами этих зверей Ничего подобного они еще не встречали. Однако не медведи были причиной того, что Северо-восточный проход не был найден.



Одним из активных сторонников плаваний в северных морях был, как уже говорилось, знаменитый географ Петр Планций. Как сообщается в бортовом журнале:
"...в письменной форме он точно указал те пути, которыми надо было следовать, и нарисовал очертания стран Татарии, Китая и Синая (это тоже название Китая; из-за того, что эти названия пришли с разных сторон и возникла такая путаница). Однако окончательное суждение по этому вопросу вынести еще нельзя: хотя предприняты были три путешествия, но они не доведены до желанного конца, так как начертанных Планцием путей не удалось в точности соблюсти, вследствие некоторых препятствий, неустранимых в связи с недостатком времени".



Я немного забежал вперед, ибо так написано было уже после третьего плавания. Такова была сила веры в науку географию, что после трех неудачных плаваний у моряков еще сохранялась вера в кабинетные предсказания ученых. Можно сделать вывод о том, что после второго плавания уныния было еще меньше. Но!



Путь в Китай открыт не был, и правительство отказалось субсидировать дальнейшие попытки отыскать Северо-Восточный проход, однако назначило премию в 25000 гульденов за его отыскание. Т.е., дерзайте ребята!



О третьей экспедиции Виллема Баренца будет рассказано в следующих выпусках Ворчалок.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: