Император Николай Павлович и его окружение. Вып. 20


Анекдоты № 929 от 22.10.2018 г.




Неожиданный визит

Барон Пётр Казимирович Мейендорф (1796—1863) с 1839 по 1850 годы был чрезвычайным посланником и полномочным послом России в Пруссии. В мае 1844 года Николай Павлович почти инкогнито отправился в Лондон, и по дороге решил посетить Берлин.
Рано утром 14 (26) мая, это был Троицын день, Николай Павлович с небольшой свитой въехал в Берлин и направился к зданию российского посольства.
Барон Мейендорф не был посвящён в планы Его Величества, и когда его внезапно разбудили с известием о том, что к нему прибыл сам Николай Павлович, долго не мог прийти в себя. А Император уже вошёл в спальню своего посланника и любезно произнёс:
"Извини, любезный Мейендорф, что я так рано помешал твоим дипломатическим занятиям".
Это не помешало Николаю Павловичу со свитой разместиться в русском посольстве.

Эвмениды?

Во время этого же визита прусский король Фридрих-Вильгельм IV дал обед в честь русского императора, на котором присутствовали не только дипломаты, но и некоторые учёные. На обеде король Пруссии стал обсуждать со своими учёными пьесу Эсхила “Эвмениды”.
Николай Павлович не принимал участия в этой беседе. Он только лениво прислушивался к ней и в какой-то момент спросил:
"Что такое Эвмениды?"
Прусский король шутливо ответил:
"Это превосходительства, получившие чистую отставку и казённую квартиру за городом..."
И ещё несколько слов в том же шутливом тоне.
Николай Павлович рассеянно выслушал это разъяснение и продолжил свою беседу с прусскими генералами о военных делах.
Несмотря на такое равнодушие русского императора к классической древности, барон Бунзен, личный друг прусского короля, так написал своей жене об этом свидании:
"В каждом вершке виден в нём Император".
Фридрих-Вильгельм IV (1795-1861) – король Пруссии с 1840.
Барон Христиан Карл Иосиас фон Бунзен (1791-1860) – прусский дипломат и учёный.

Примечание. Чтобы умилостивить эриний, богинь мщения, афиняне учредили в их честь культ милостивых богинь (эвменид).

Награда за донос

Однажды на гауптвахте в Петербурге в одно время оказались два гвардейских офицера: один был гвардейским пехотинцем, а другой – морским, из ластового экипажа. Начальником одной из смен караула оказался хороший знакомый гвардейского пехотинца, и он на несколько часов отпустил арестанта домой.
Морской гвардеец позавидовал пехотинцу и написал донос о предоставлении неположенного отпуска.
Военный суд разжаловал обоих гвардейцев в солдаты, и вскоре дело поступило на утверждение Николаю Павловичу.
Император наложил следующую резолюцию:
"Гвардейских офицеров перевести в армию, а морскому — за донос дать в награду третное жалованье [т.е. 1/3 жалованья] с прописанием в формуляре, за что именно он эту награду получил".


Галантность императора

Выступления замечательной певицы Генриетты Зонтаг (1806-1854) пользовались в Петербурге огромным успехом, а залы, в которых она выступала, всегда были переполнены. То же самое произошло и во время выступления певицы в зале петербургского филармонического общества. В переполненный зал вошёл Николай Павлович в сопровождении своей свиты, которая оттеснила публику от ложи Его Величества. В числе пострадавших оказался и один гвардейский офицер, которого так оттеснили, что он был вынужден, стоя в неудобной позе, вцепится обеими руками в кресло, стоявшее перед ним, чтобы не упасть на даму, сидевшую позади него.
Эту ситуацию заметил Император, который вышел из своей ложи и за руку привёл в неё этого офицера, сказав ему:
"Стой здесь! Можно стоять на коленях перед женщиной, но никогда не следует садиться ей на колени!"


Во сне - равенство

После поездки по России в сопровождении генерал-адъютанта Алексея Фёдоровича Орлова (1787-1862) император Николай Павлович вспоминал:
"В дороге Алексей Фёдорович как заснёт, то так на меня навалится, что мне хоть из коляски выходить".
Если граф Орлов присутствовал при этом, то он спокойно возражал:
"Государь, что же делать! Во сне равенство — море по колено".


Мастера не беспокоить!

Однажды Николай Павлович посетил Академию художеств, и во время этого визита пришёл в студию Карла Павловича Брюллова (1799-1852), чтобы поговорить с известным художником. Однако служащие Академии сказали Императору, что художник работает сейчас над какой-то картиной и заперся в своей мастерской.
Николай Павлович приказал не беспокоить художника и добавил:
"Я зайду в другой раз".


Барометр упал

Однажды во время утреннего приёма Николай Павлович спросил петербургского коменданта генерала Башуцкого:
"Какова погода? Кажется, барометр упал?"
Башуцкий бодро отрапортовал:
"Никак нет, Ваше Величество, висит!"
Павел Яковлевич Башуцкий (1771-1836) – петербургский комендант в 1814-1833 гг.

Не тот сочинитель

Когда в 1829 году вышел в свет роман М.Н. Загоскина “Юрий Милославский”, он сразу же обрёл невиданную популярность и получил множество похвальных отзывов от известных писателей.
Одним из немногих литераторов, который открыто обругал этот роман, оказался Ф.В. Булгарин, опубликовавший в “Северной пчеле” разгромную рецензию.
А.Ф. Воейков решил защитить Загоскина и опубликовал в “Русском инвалиде” супер похвальную рецензию.
Так в печати разгорелась острая полемика вокруг этого произведения, которая только разжигала интерес публики к этому роману Загоскина. Оппоненты не очень выбирали выражения, обличая друг друга, и вскоре скатились на обычную ругань, что вызвало неудовольствие Николая Павловича.
Заметим, что Его Величество регулярно по утрам любил читать именно “Северную пчелу”.
Император приказал посадить обоих литераторов под арест, чтобы несколько охладить бушевавшие страсти.
Бенкендорф развёл арестантов и отправил Воейкова в Старое Адмиралтейство, а Булгарина – в Новое.

Вскоре жена Булгарина отправилась разыскивать мужа, и ей сказали, что он сидит в Адмиралтействе. Е.И. Булгарина пришла в Старое Адмиралтейство и спросила:
"Где сидит сочинитель?"
Ей ответили:
"Здесь".
После чего даму ввели в полутёмное помещение караулки, где она увидела силуэт мужчины. Женщина сразу же бросилась в объятия арестанта (Воейкова), который с удивлением говорит:
"Елена Ивановна! Вас ли я вижу?"
Поражённая Е.И. Булгарина закричала:
"Ах, это не тот! Это мошенник Воейков, а мне надобно Булгарина!"
С этими словами возмущённая дама быстро покинула караулку.

Михаил Николаевич Загоскин (1789-1852).
Александр Фёдорович Воейков (1778-1839).
Фаддей Венедиктович Булгарин (1789-1859).
Елена Ивановна Булгарина (урожд. Иде, 1808-1889) — жена Булгарина с 1825 года.
Александр Христофорович Бенкендорф (1782-1844).

Не министерское это дело

Во время очередного посещения Корпуса горных инженеров Николай Павлович заметил, что у некоторых воспитанников было недостаточно чистое бельё.
Император сразу же направил одного из своих флигель-адъютантов к графу Канкрину с указанием немедленно устранить замеченный непорядок.
Граф Канкрин был не только министром финансов Российской Империи, но одновременно являлся главноуправляющим Корпуса горных инженеров, а также занимал ещё несколько важных постов в государстве. Получив указание Императора, граф Канкрин спокойно ответил флигель-адъютанту:
"И, батюшка, у министра финансов и так много важных занятий. А бельё — дело прачки".
Граф Егор Францевич Канкрин (1774-1845) – министр финансов 1823-1844.

Только не простак

Император Николай Павлович в 1739 году Высочайше повелел, чтобы бюджеты всех министерств были свёрстаны в серебряных рублях и представлены на утверждение в кабинет министров. Естественно, что проверять все бюджеты было поручено министру финансов, то есть – графу Канкрину.
При рассмотрении бюджета министерства внутренних дел граф Канкрин обнаружил некоторые недостатки, о чём очень вежливо и доложил графу Строганову, который в то время управлял указанным министерством.
Строганов очень обиделся на сделанное замечание и при встрече сказал Канкрину:
"Не мудрено, Егор Францевич, ведь я никогда не был бухгалтером".
Канкрин со вздохом возразил:
"Ну, что я скажу на это, граф. Что я в свою жизнь был и писцом, и комиссионером, и казначеем, и бухгалтером. А теперь, благодаря Бога и Государя, и министр финансов. Только простаком никогда ещё не бывал".
Граф Александр Григорьевич Строганов (1795-1891) – генерал-адъютант 1834; управляющий Министерством внутренних дел 1839-1841 и т.д.

Почта России (в XIX веке)

Граф Николай Николаевич Муравьёв-Амурский (1809-1881) был в 1847-1861 годах генерал-губернатором Восточной Сибири. Однажды он получил доклад о злоупотреблениях нерчинского почтмейстера. Изучив доклад, Муравьёв ненадолго задумался, а потом обратился к чиновнику, представившему доклад:
"Что же мне делать с ним? Вы знаете, что почтовое ведомство у нас “status in statu”. Я не имею никакой власти остановить какое-либо зло, делаемое почтовым чиновником в его конторе. Мало того: я сам делаю в Иркутске визиты губернскому почтмейстеру собственно для того, чтобы он моих писем не перечитывал и не задерживал".


Император Николай Павлович и его окружение. Вып. 19

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: