Франсуа Рабле: факты из жизни великого писателя и анекдоты о нём. Часть III


Анекдоты № 920 от 23.04.2018 г.




Однажды Рабле с друзьями сочинили забавную комедию или фарс, взяв за основу одну итальянскую пьесу о врачах, и сыграли в ней все главные роли. Рабле называл эту пьесу нравоучительной комедией о человеке, женившемся на немой, и благодаря нашему герою (и его роману) я могу коротко пересказать содержание этого фарса. Некий горожанин женился на женщине, которая была немой от рождения, и обратился к врачам с просьбой об её излечении от недуга. Лекарь справился с задачей с помощью хирурга, который подрезал женщине какую-то жилку. Едва оправившись от операции, женщина заговорила, да так, что быстро довела мужа до невменяемого состояния, и бедняга опять обратился к лекарю с просьбой, заставить её снова замолчать.
Лекарь разочаровал мужчину:
"В моём распоряжении имеется немало средств, которые могут заставить женщину заговорить, и нет ни одного, которое заставило бы её замолчать. Единственное средство от женской болтовни — это глухота мужа".
Делать было нечего и мужчина согласился: врачи неким образом сумели сделать мужчину глухим. Когда жена обнаружила, что муж её не слышит и совершенно не реагирует на её слова, она просто взбесилась. Одновременно врачи обратились к мужу с требованием оплатить их услуги, но тот заявил, что он их совершенно не слышит и не понимает, о чём они его просят. Тогда лекарь дал незаметно мужу порошок, от которого тот сошёл с ума. Сумасшедший муж и взбесившаяся жена вместе набросились на хирурга и лекаря и избили их до полусмерти.

Эта незатейливая комедия послужила отправным пунктом для двух достаточно хорошо известных во французской литературе произведений.
Мольер в своём “Лекаре поневоле” довольно много позаимствовал у Рабле, а Анатоль Франс в 1908 году издал пьесу, которая называлась почти также как у Рабле: “Комедия о человеке, который женился на немой”.

Жан Батист Поклен (1622-1673) — французский актёр и драматург; известен под театральным псевдонимом Мольер.
Франсуа Анатоль Тибо (1844-1924) — французский писатель, прославился под псевдонимом Анатоль Франс; член Французской академии 1896; NP по литературе 1921.

Ко времени пребывания Рабле в Монпелье относится и рассказ о важной услуге, которую он смог оказать местному университету. Дело в том, что одна из коллегий университета была закрыта в предыдущее царствование, а для ей восстановления следовало обратиться к канцлеру Франции, которым в то время был Дюпра.
Для решения этой деликатной задачи ректор университета выбрал Рабле, который и отправился в Париж для встречи с Дюпра. Однако там Рабле никак не мог добиться встречи с канцлером, и тогда он придумал хитрый трюк.
Одевшись в какой-то невообразимый костюм, Рабле начал прохаживаться перед домом канцлера, и вскоре вокруг него собралась толпа зевак. Посыпались вопросы: кто он такой и что он тут делает? Рабле объяснил, что он приехал драть шкуры с быков, но может содрать её с любого желающего.
Подобные ответы вызвали оживление толпы, и тогда канцлер послал слугу выяснить, что за сборище возле его дома, и кто этот человек в странной одежде. На вопросы слуги Рабле стал отвечать по-латыни. Тогда слуга позвал чиновника, знавшего этот язык, но с тем Рабле заговорил по-гречески; со следующим посланцем он заговорил на древнееврейском, по том по-английски, по-итальянски, по-испански. Так продолжалось до тех пор, пока канцлер не заинтересовался этим странным человеком и не захотел его увидеть.
В приёмной канцлера Рабле скинул свой странный наряд и в длинной речи на изящном французском языке изложил Дюпра просьбу университета Монпелье. Канцлер Дюпра был поражён умом, красноречием и образованностью Рабле и согласился удовлетворить прошение университета.

Антуан Дюпра (1463-1535) — или дю Пра, канцлер Франции с 1515, архиепископ Санса с 1517, кардинал с 1527.

В честь оказанной Рабле услуги совет университета постановил, что при защите докторской диссертации каждый кандидат должен надевать красный плащ, как у Рабле, с круглым воротником и с вышитыми на нём буквами FRC, что являлось сокращением от “Франсуа Рабле из Шинона”.
По слухам, подобный плащ существовал в университете Монплеье ещё в XVIII веке, правда вышитые буквы расшифровывались уже иначе.
Сам Рабле до защиты докторской диссертации не дотерпел в Монпелье и покинул университет, так как ветер странствий погнал его дальше.

Здесь следует отметить, что Франсуа Рабле давно уже питал настоящую ненависть к колоколам и колокольному звону, так как они, во-первых, по-своему выстраивали его распорядок жизни, и, во-вторых, мешали ему читать древних авторов. Кстати, многие учёные люди духовного звания разделяли эту неприязнь.

Рабле стремился попасть в Лион, один из крупнейших книгоиздательских центров Европы того времени, и в ноябре 1532 года он получил должность врача в городской больнице. Подобная работа позволила Рабле заниматься и практической анатомией, в частности, он занимался вскрытием трупов, хотя церковь и осуждала подобную деятельность.
Однажды Рабле даже произвёл в городской больнице публичное вскрытие трупа одного повешенного.

В Лионе Рабле, несмотря на солидную разницу в возрасте, подружился с местным типографом Этьеном Доле (1509-1546), который в свои молодые годы был уже довольно известным филологом. Доле присутствовал на этом публичном вскрытии и посвятил данному событию философское стихотворение.
Сразу же скажу, что позднее Доле был обвинён в ереси, и в 1546 году его сожгли в Париже на площади Мобер.

Однажды во время своих естественнонаучных занятий Рабле наткнулся на маленьких рыбок из семейства анчоусов и стал наводить у древних авторов справки о них. Он с удивлением обнаружил, что эти рыбки служили исходным сырьём для одного из изысканнейших деликатесов древности — рыбного солёного соуса garum.
Рабле стал изучать старинные рецепты приготовления этого соуса, технология оказалась довольно сложной, а время приготовления — не менее трёх месяцев. Рабле долго экспериментировал и в конце концов добился успеха. Он послал запечатанную баночку полученного деликатеса Этьену Доле и сопроводил посылку написанными по случаю латинскими стихами.
Соус garum древние употребляли или с устрицами, или перед едой для возбуждения аппетита, или с нежной рабой.

Работа в больнице вначале не мешала Рабле много времени проводить в книжной лавке типографа и издателя Себастьяна Грифиуса (1493-1556) на улице Мерсьер, где вместо вывески с именем издателя красовалось изображение грифа. Но однажды Франсуа Рабле самовольно покинул территорию больницы и в тот же день он был уволен. Тогда он решил заняться издательской деятельностью: издавать книги в типографии Грифиуса и продавать их в лавке с изображением грифа.

Грифиус и Рабле неплохо сработались вместе. Вначале Рабле подготовил “Медицинские письма Манарди” и посвятил это издание судье Тирако. Затем Рабле издал исправленные им по рукописи “Афоризмы” Гиппократа с подробнейшим комментарием и посвятил это издание епископу Жоффруа д'Эстиссаку.

Джованни Манарди (1462-1536) — итальянский учёный-гуманист, ботаник и естествоиспытатель.

Но на издательском поприще у Рабле сличались и проколы. Так однажды он напечатал два древних документа, завещание некоего Луция Куспидия и какую-то купчую крепость. Это издание он посвятил королевскому советнику Эмери Бушару, но тут произошёл сильный конфуз. Вскоре выяснилось, что завещание было сфабриковано ещё во второй половине XV века, а купчую крепость написал Джованни Понтано, которая была частью вступления к его диалогу “Actius”.

Джованни Понтано (1426-1503) — он же Jovianus Pontanus, итальянский гуманист, писавший стихи и диалоги на латинском языке.

Во время своего пребывания в Лионе Рабле попытался завязать переписку с Эразмом Роттердамским.
Жорж д'Арманьяк, епископ Родеза, познакомился с Рабле, а так как он и сам был большим любителем книжной мудрости, то проникся уважением к столь образованному человеку. Однажды он попросил Рабле переслать Эразму сочинения Иосифа Флавия.
Рабле выполнил просьбу епископа и приложил к посылке письмо, которое сохранилось до наших дней. Правда, сохранившийся экземпляр адресован некоему Бернару де Салиньяку, но все исследователи уверены в том, что подлинным адресатом является Эразм. Во второй половине XVI века во Франции действительно трудился довольно известный математик, которого звали Бернар де Салиньяк, но он был значительно моложе других лиц этой истории, и свои первые труды он опубликовал только через 18 лет после смерти Рабле.

Жорж д'Арманьяк (1501-1585) - гуманист, епископ Родеза с 1529, кардинал с 1544.

Приведу большие выдержки из этого послания Рабле:
"Бернарду Салиньяку (!?) приветствие именем Христа! Жорж д'Арманьяк, достославный епископ Родеза [впоследствии кардинал-архиепископ Тулузы и Авиньона] прислал мне недавно Флавия Иосифа с просьбою во имя нашей старой дружбы переслать его вам, как только я найду достойное доверия лицо, которое будет отправляться в место вашего пребывания...
Я узнал недавно от Иллария Бертульфа, с которым нахожусь в близких отношениях, что вы готовите нечто против клевет Жерома Алеандра, подозревая, будто это он писал против вас под маской лже-Скалигера. Я не могу допустить, чтобы вы благодаря этому подозрению оставались в заблуждении: Скалигер действительно существует, он из Вероны, происходит из семьи сосланных Скалигеров и сам сослан. В настоящее время он занимается медициной в Ажене. Этот клеветник мне хорошо знаком; он имеет некоторые сведения по медицине, но вообще — человек, не заслуживающий никакого уважения и полнейший атеист. Я ещё не видал его книги; в течение стольких месяцев ни один экземпляр не дошел сюда; я думаю, что ваши друзья в Париже изъяли её из обращения".
Жером Алеандр (1480-1542) - Жироламо Алеандро, итальянский гуманист; не путать с кардиналом Жироламо Алеандро (1574-1629).
Жюль Сезар Скалигер (1484-1558) — гуманист, философ, филолог, естествоиспытатель, врач, астролог и поэт.

Дело было в том, что в начале 30-х годов XVI века в свет одно за другим вышли два письма-памфлета, направленные против диалога Эразма под названием “Ciceronianus”, в которых критиковались и другие произведения Эразма, в том числе и “Похвала глупости”. Памфлеты были изданы под именем Скалигера, но Эразм почему-то решил, что это дело рук Алеандра.

В 1532 году в том же Лионе произошли события, которые вскоре привели к созданию романа, обессмертившего имя Франсуа Рабле. Сначала у издателя Франсуа Жюста (1490-1547) вышла в свет народная книга под названием “Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гаргантюа”. Книга была составлена из народных преданий и сказаний о похождениях добродушного великана Гаргантюа, и очень хорошо расходилась.
Данное издание натолкнуло Рабле на интересную мысль, и в начале 1533 года он выпустил в свет книгу “Страшные и ужасающие деяния и подвиги преславного Пантагрюэля, короля дипсодов, сына великого великана Гаргантюа”, обозначив автора сочинения как Алкофрабаса Назье, но это имя представляло собой анаграмму имени Франсуа Рабле.
Хотя это был ещё сырой и достаточно слабый вариант будущей второй части знаменитого романа, книга тоже хорошо продавалась, что позволило Рабле немного подзаработать на имени Пантагрюэля. В том же 1533 году Рабле издал “Пантагрюэлическое предсказание (“Pantagrueline Prognostication”), вполне верное и неоспоримое, на 1533-й год, составленное на пользу и поучение людей легкомысленных, ротозеев по природе, господином Алкофрибасом, архитриклином вышеозначенного Пантагрюэля”.
Архитриклин — это шутливое название распорядителя на пиру, образованное по аналогии со словом архиепископ; правильнее — триклиниарх.

Франсуа Рабле: факты из жизни великого писателя и анекдоты о нём. Часть II

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: