Анекдоты о русском театре. Вып. 5. Александр Николаевич Островский (1823-1886)


Анекдоты № 900 от 14.12.2017 г.




Как получить свои деньги

Первые свои известные произведения А.Н. Островский печатал в “Москвитянине”, который издавал М.П. Погодин, имевший свою систему оплаты авторов. Он платил молодому литератору 25 рублей за печатный лист, но...
Если Островский сдавал пьесу в пять авторских листов, то Погодин соглашался заплатить за неё 125 рублей, однако выплачивал только по 25 рублей в месяц, и никакие мольбы молодого литератора не помогали.
Островский позднее рассказывал:
"“Но мне необходимы деньги!” —
умоляешь его.
“Э, батюшка! Вы человек молодой, начинающий. Для вас достаточно и 25 рублей в месяц на житьё. А то сразу получите этакую сумму денег — шутка ли - 125 рублей, ведь это 437 с полтиной ассигнациями! И прокутите! А у меня деньги вернее”.
Никакие заявления о нужде пе помогали".
Наконец, Островский нашёл способ, как избавиться о такой зависимости. Погодин был должен Островскому 125 рублей, и литератор написал на своего приятеля задним числом вексель на 125 рублей, срок погашения которого уже истёк.
Островский отправил проинструктированного приятеля к Погодину, сопроводив того слёзным посланием от Островского с просьбой об уплате долга.
Погодин сурово спросил приятеля:
"А что вы сделаете с Островским, если я не уплачу за него денег?"
Приятель был хорошо подготовлен к подобному вопросу и оставался непреклонным:
"Завтра же потащу его в “Яму”!"
“Ямой” называлась московская долговая тюрьма у Иверских ворот.
Погодин попытался повторить свой любимый трюк:
"А не согласны ли вы будете получить по 25 рублей в месяц в уплату?"
Приятель Островского стоял твёрдо:
"Или всё, или “Яма”!"
Погодин покряхтел, но всё же смилостивился и заплатил всю сумму.

Александр Николаевич Островский (1823-1886) — русский драматург.
Михаил Петрович Погодин (1800-1875) — издатель, журналист и историк.

Ночное угощение

Вскоре после этой истории Погодин стал платить Островскому 50 рублей в месяц, но за это молодому писателю приходилось заниматься и корректурой текстов, и написанием критических статей, да и работать часто приходилось до глубокой ночи.
Погодин из-за своей скупости сотрудников журнала на ужин не оставлял, а ночью поесть им было уже негде.
А.Н. Островский позднее вспоминал:
"Так мы с голоду и холоду заходили по дороге к знакомому аптекарю на Кузнецком мосту, и тот угощал нас “аптечной” водкой — спиртом, разбавленным дистиллированной водой. А на закуску предлагал нам девичью кожу..."
Не пугайтесь, уважаемые читатели! Девичьей кожей в XIX веке называлась своеобразная пастила, приготовленная из отвара алтейного корня с яичными белками и с сахаром.
А аптека на Кузнецком мосту? Возможно, это была аптека Ф.Ф. Рейсса.

Фёдор Фёдорович Рейсс (1178-1852) — профессор химии в Московском университете; в 1814 году открыл на Кузнецком мосту аптеку с продажей минеральных вод.

Рядом с рысаками

Когда А.Н. Островский был председателем Московского артистического кружка, дебютировать на его сцене очень сильно стремился некий провинциальный актёр N. Его просмотрели на пробной репетиции и ответили, что дебюта он не получит.
Тогда N на следующее утро пришёл к Островскому и заявляет ему:
"Александр Николаевич! Очень может быть, что я страдаю множеством недостатков, но я пригляжусь к здешним артистам, воспользуюсь их приёмами и сделаюсь хорошим артистом".
А.Н. Островский, поглаживая свою рыжую бородёнку, с ухмылкой рассказал N такую историю:
"Знаете что? Еду я вчера на извощике, а лошадь к него не везёт, да и всё тут. Он и вожжами, он и кнутом — нет, не везёт.
Я ему и говорю:
"Лошадь-то у тебя — не того".
А он мне:
"Вот поди ж ты... А ведь кажинный вечер у театра возле рысаков стоит. Раза три господ на бега возили. Могла бы, кажется, позайматься, как другие лошади действуют... А вот она у мена какая".
Этот N всё-таки служил потом на казённой сцене, играл вместе с хорошими московскими актёрами, но сам хорошим актёром так и не стал.

Что теперь делать в театре?

Однажды, году в 1880-м, П.М. Невежин спросил Островского:
"Александр Николаевич, отчего вы теперь никогда не бываете в театре?"
Островский с грустью ответил:
"А что я там буду делать? Смотреть стряпню Крылова или переводы Тарновского? Да мне, как обойдённому, неловко смотреть на актёров. Я для театра чужой теперь. Просветлеет, разгонит шушеру, тогда и мы пойдем туда, где послужили делу".
Петр Михайлович Невежин (1841-1919) — писатель и драматург.
Виктор Александрович Крылов (1838-1908) — плодовитый русский драматург; автор 120 пьес, но только 30 из них были оригинальными текстами, а остальное — переделки развлекательных пьес, в основном, иностранных авторов.
Константин Августович Тарновский (1826-1892) - переводчик, драматург, и музыкант; автор, в основном, развлекательных пьес.

Ремесло актёра

А.Н. Островский утверждал:
"Актёр должен пропитаться своим ремеслом и слиться с ним. Артисты, в благородном смысле слова, те же акробаты; тех выламывают физически, а актёра нужно выломать нравственно. Походка, красивые повороты, пластика и мимика... всё это приобретается легко, когда тело и нервы гибки. Равномерная и выразительная речь также несравненно лучше могут быть усвоены в детском возрасте, чем тогда, когда жизнь искалечила человека. Посмотрите на большинство актёров. Как они держат себя на сцене? Увальни, неповоротливы, косолапы, движения не изящны. И это вполне понятно. Люди редко перерождаются, и большинство живёт приёмами, усвоенными в детстве. Есть исключения, но о них не говорят".


На актёров нельзя сердиться

В другой раз А.Н. Островский с сочувствием говорил об актёрах и об отношении к ним:
"Актёрам надо прощать, потому они все ведут ненормальную жизнь. Сколько каждому из них приходится выучить ролей, то есть набить себе голову чужими мыслями, словами, ещё чаще выражать чужие чувства. А зависть, интриги, клевета... В конце концов, ему так очертеют люди, что он никого не любит, кроме себя, да и себя-то любит ли? Потому нельзя же назвать любовью то, когда люди не дорожат семьями, а сходятся и расходятся, не имея подле себя постоянного верного друга. Устоев ни у кого нет, а без этого якоря можно сделать и сказать что угодно. Поэтому-то на них и нельзя сердиться".


Что взять с восточного человека?

Однажды пришёл к Островскому никому неизвестный тогда автор, А.И. Сумбатов, и предлагает:
"Александр Николаевич, я написал пьесу, но цензура не пропускает её. Помогите мне обойти препятствия, и мы поделим пополам гонорар".
Островский взял текст пьесы, сделал поправки, и автору тотчас же выдали две тысячи рублей. Но с тех пор этого автора Островский не видал. Когда Островскому, напомнили об этом, он отшутился:
"Он с востока, а там набеги уважаются".
Так Островский ничего и не получил от Сумбатова, но когда встречался с этим автором, всегда благодушно здоровался с ним.

Александр Иванович Южин (Сумбатов, 1857-1927) — русский актёр и драматург грузинского происхождения.

Пенсия драматургу

Каким-то образом император Александр III узнал, что драматург Островский находится в тяжёлом материальном положении. При первой же встрече с братом драматурга, Михаилом Николаевичем, император обратился к нему:
"Как живет ваш брат?"
М.Н. Островский молча поклонился.
Государь продолжал:
"Как его материальное состояние?"
На этот раз М.Н. Островский был вынужден ответить:
"Очень дурное, Ваше Величество. Своих средств у него нет почти никаких; за труды же он получает очень мало, а у него жена и шесть человек детей".
Император закончил беседу с явным неудовольствием:
"Странно, что до сих пор мне об этом никто не сказал. Я сделаю, что нужно".
Через несколько дней состоялся Высочайший указ о назначении драматургу и губернскому секретарю Александру Николаевичу Островскому, пенсии в 3000 рублей в год.
Друзья бросились поздравлять драматурга, но он встречал их в грустном расположении духа.
Позднее А.Н. Островский пояснял:
"Обо мне судачат некоторые господа, что я сделался пенсионером по протекции. Пускай так, но моих литературных заслуг отнять никто не может, и я с гордостью могу сказать, что назначение мне пенсии есть только то, на что имеют право и другие литературные работники, с честью послужившие государству. При нашей апатичности достигнуть этого, конечно, трудно, но надо стараться, и я буду стараться. Образчиком я хочу взять маленькую Норвегию, где стортинг в числе других государственных дел рассматривает заслуги писателей и назначает им пенсии. У нас нет подобного учреждения, как стортинг, так пусть народных представителей заменят члены Академии наук".
Михаил Николаевич Островский (1827-1901) — младший брат драматурга; член Государственного совета с 1878; министр Государственных имуществ 1881-1893.

Об отмене “разовых”

Когда наступило время театральной реформы 1882 года, А.Н. Островский ратовал за отмену разовой системы.
Режиссёр С.А. Черневский прямо сказал драматургу:
"Вы спасаете актёров, а губите театр".
Александр Николаевич возражал:
"Позвольте, зачем предполагать одно дурное? Надо верить. Я убеждён, что истинные артисты никогда не забудут своего долга. Не хуже же мы немцев, французов, а посмотрите, какой у них стройный порядок! Все работают для дела".
В.И. Родиславский горячо и обоснованно протестовал:
"Если вы уничтожите разовые, то какая охота будет большому актёру играть маленькие роли? Покойный Шуйский великолепно шутил:
“Что за чудная роль в “Горячем сердце”! Слов у меня почти нет, закину удочку и тридцать пять рублей вытащу”.
Заставьте же вы без разовой системы сыграть кого-нибудь то же самое, и вы увидите, что вам швырнут роль. Немец дорожит репутацией. Если он будет отказываться от ролей или прослывет лентяем, то его ни один порядочный антрепренер не возьмёт, да и от товарищей услышит то, чему не обрадуется. Я весь век при театре. Без ошибки могу вам перечесть все пьесы, какого числа они шли, и все бенефисы. Я тоже в хороших отношениях с артистами, но умею отделить актера от человека. Большинство из них люди прекрасные, а как вдохнут театрального воздуха и газом запахнет, словно туман найдет на всякого".
Здесь следует сделать пояснение: до театральной реформы 1882 года бОльшую долю актерского оклада составляли так называемые “разовые”, то есть плата за выступления в тех спектаклях, в которых актера занимали уже сверх положенной нормы. Разовые оплачивались от четырёх до тридцати пяти рублей за выход, в зависимости от квалификации артиста. Реформа, сильно увеличив оклад артистов и уничтожив разовые, ликвидировала стимул для участия крупных актеров в маленьких, невыигрышных ролях.

Сергей Антипович Черневский (1839-1901) — театральный режиссёр.
Владимир Иванович Родиславский (1828-1885) — писатель, драматург и переводчик; основатель и секретарь Общества Русских драматических писателей (РОДП) с 1870 г.

Ругань прессы

Островский часто с возмущением отзывался о литературно-критических статьях в современных ему газетах и журналах:
"Меня возмущает несправедливость. Если собрать всё, что обо мне писали до появления статей Добролюбова, то хоть бросай перо. И кто только не ругал меня? Даже Писарев обозвал идиотом. От ругани не избавится ни один драматург, потому успех сценического деятеля заманчив и вызывает зависть. Роман или повесть прочтёт интеллигенция, критика появится для интеллигенции, и всё закончится в своем кругу.
Сцена - другое дело. Автор бросает мысли в народ, в чуткий элемент, и то, что простые люди услышат, разнесётся далеко-далеко. А внешний восторг, а крики, а овации - от них хоть у кого закружится голова. В особенности соблазнительны деньги, которые зарабатывает драматург, и счастливцу это не прощается. Зависть всюду кишит, а в таких случаях она принимает гигантские размеры; нередко друзья перестают быть друзьями и начинают смотреть на драматурга как на человека, которому везёт не по заслугам. Невозможно!"
Николай Александрович Добролюбов (1836-1861) — русский литературный критик и публицист.
Дмитрий Иванович Писарев (1840-1868) - русский литературный критик и публицист.

Мастер переделок

А.Н. Островский с презрением относился к плагиаторам и передельщикам чужих пьес, самым ярким представителем которых был уже упоминавшийся В.А. Крылов.
Когда становилось известным, что Крылов написал “новую пьесу”, то Островский при встрече спрашивал его:
"У кого стяжал?"
В том, что что пьеса у кого-нибудь взята, никто не сомневался. Вопрос был только в том - у кого?
Однажды В.А. Крылов пришёл к В.И. Родиславскому, секретарю РОДП, за расчётным листом на гонорар и увидел, что его пьеса “На хлебах из милости” причислена к переделкам.
Крылов возмутился:
"Это неправильно. Пьеса оригинальная".
Тогда Родиславский выдвинул ящик своего письменного стола, вынул оттуда экземпляр пьесы на немецком языке и спокойно заметил:
"Оригинал-то вот, а это - переделка".
Пристыженный Крылов ретировался, но заниматься переделками не прекратил.

Анекдоты о русском театре. Вып. 4

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: