Послы и их жёны. Часть III


Анекдоты № 887 от 15.07.2017 г.




Ошибка или жест?

Во время Нимвегенского конгресса 1678-1679 годов произошло обострение отношений между Швецией и Францией, вызванное поведением жён послов этих государств. Жена шведского посла графиня Оксеншерна, оправившись после родов, решила первый визит нанести супруге посла Испании. Что это было — ошибка или умышленный жест? Ведь Франция тогда претендовала на первенство в дипломатическом корпусе.
Госпожа де Кольбер, супруга посла Франции, оскорбилась и дважды отказывалась принять госпожу Оксеншерна под предлогом недомогания, хотя она в те же часы принимала других дам.
Ссора двух женщин привела к ссоре между графом Оксеншерна и господином Кольбером. Французские историки считают, что ссору между дамами можно было легко урегулировать, и взваливают вину за обострение отношений между странами на плохой характер графа Оксеншерна.
Охлаждение между послами продолжалось до самого окончания переговоров в Нимвегене.

Бенгт Габриэльсон, граф Оксеншерна (1623-1702).
Магдалена, графиня Оксеншерна (1649-1727).
Шарль Кольбер, маркиз де Круасси (1625-1696).
Франсуаза-Маргарита Кольбер, маркиза де Круасси (?-1719).

Вздорная маркиза

Герцог де Сен-Симон в своих "Мемуарах" вспоминает и другой инцидент с маркизой де Круасси:
"Размолвка госпожи де Круасси с супругой графа Оливекранца, первого посла Швеции, из-за сущего пустяка (ибо речь не шла ни о церемониале, ни тем более о делах), размолвка, начало которой положил по сути спор за карточным столом, зашла так далеко, что в неё вмешались и мужья. Ссора эта имела неприятные последствия для Франции, ибо шведский посол уехал, преисполнившись ненависти, и внушил это чувство членам Государственного Совета Швеции".
Луи де Лувруа, герцог де Сен-Симон (1675-1755) – автор известных мемуаров.
Йохан-Паулин Оливекранц (1633-1707).

Жёсткий дипломат

Когда кто-либо из послов устраивал приём для других посланников, то наиболее почётным считалось место справа от жены посла, устраивавшего приём.
В 1701 году в Копенгагене приём устраивал российский посол. Справа от жены российского посла расположился министр-резидент австрийского императора при датском дворе господин Хансен. Посланник Пруссии господин фон Фирек потребовал для себя более почётного места по сравнению с резидентом. Так как господин Хансен не желал уступать, то господин фон Фирек с такой силой и яростью втиснулся между резидентом и женой российского посла, что чуть не перевернул стол со всеми угощениями.

Андрей Петрович Измайлов (?-1714) – первый русский посланник в Дании в 1700-1707 гг.
Адам-Отто фон Фирек (1684-1758).

Две сатаны

В 1643 году в Голландию прибыл посол Франции граф де Сервьен, который потребовал от принимающей стороны таких почестей, что принц Оранский согласился выехать им навстречу, а по прибытии нанёс им первый визит.
Его жена, графиня де Сервьен, потребовала для себя таких же почестей от принцессы Оранской, но та категорически отказалась это делать. Жена французского посла также отказалась первой наносить визит, так что за всё время пребывания госпожи де Сервьен в Гааге эти две дамы так ни разу и не встретились.

Граф Абель де Сервьен (1593-1659).
Принц Фридрих-Генрих Оранский (1584-1647).
Графиня Огюстина де Сервьен (?-1652).
Принцесса Амалия Оранская (1602-1675).

Уличный инцидент

Вот инцидент, произошедший в 1702 году в Риме, который чуть было не привёл к вооружённому вмешательству Испании в дела папского государства.
На одной узкой римской улочке встретились карета герцогини де Уседа, жены посла Испании в Риме, и карета кардинала Гримани. Никто не хотел уступать дорогу, вскоре между слугами обеих сторон завязалась драка, в которой слуги кардинала убили пажа и двух лакеев из свиты герцогини.
Эта драка привела к волнениям в городе, так что папе Клименту XI пришлось послать на улицы города 4000 вооружённых стражников для наведения порядка.
Посол Испании выставил охрану вокруг своей резиденции и вызвал из Неаполя корабль с солдатами. Климент XI был оскорблён такими действиями испанской стороны и приказал арестовать прибывших солдат, а также направил жалобу королю Испании на то, что испанский посол собирался штурмовать папскую резиденцию.
Король Филипп V (1683-1746, король с 1700) приказал послу принести извинения Папе и уладить ситуацию с кардиналом Гримани. Пришлось герцогине первой послать кардиналу письмо с извинениями за насилие, учинённое её слугами.
Кардинал Гримани в свою очередь засвидетельствовал герцогине своё глубокое уважение и выразил сожаление за действия своих слуг.
В ответном послании герцогиня дала понять, что считает виновниками инцидента не кардинала, а трёх его слуг. Кардинал решил было уже уволить этих слуг, но тут за них заступилась герцогиня и попросила кардинала сохранить за ними их места.

Изабель Мария Франциска Гомес де Сандоваль и Теллес Гирон, герцогиня де Уседа (1653-1711).
Хуан Франсиско Пачеко и Мендоса Теллес Гирон, граф де ла Пуэбла Монтальбан, герцог де Уседа (1649-1718).
Климент XI (1649-1721) – Джанфранческо Альбани, папа с 1700.
Винченцо Гримани (1653-1710, кардинал с 1697).

Склочная графиня

В 1700 году в Гааге в довольно неприятную ситуацию попала жена шведского посла графиня Лильерот.
24 октября она была с визитом у графини Горн и застала там множество гостей. Когда графиня Лильерот хотела сесть на свободный стул возле камина, к нему же бросилась племянница графини ЛаЛек. Графиня Лильерот сделала девице реверанс и спросила:
"Надеюсь, вы не будете возражать, мадемуазель, если я займу это место?"
Племянница графини ЛаЛек ничего не ответила на это. Вроде бы нет причин для скандала, но графиня ЛаЛек думала иначе.
Через несколько часов графиня ЛаЛек увидела графиню Лильерот на приёме у госпожи Суассо (жена банкира), беседующей с графом Дона. Кровь взыграла в графине ЛаЛек, она вскочила, схватила за руку мадемуазель де Немур (ей была нужна свидетельница) и резко двинулась к графине Лильерот.
Подойдя вплотную к жене посла, графиня ЛаЛек резко и язвительно заговорила:
"Сударыня! Я пришла сказать вам, что вы повели себя очень дерзко и бесцеремонно, когда давеча заняли место моей племянницы".
Графиня Лильерот не стала связываться с грубиянкой, а просто отвернулась от неё, справедливо рассудив, что с оскорблением жены посла должен разбираться её муж-посол. Она ведь сначала решила, будто госпожа ЛаЛек собирается принести ей извинения за неучтивость своей племянницы, но, поняв в чём дело, не стала устраивать женскую перепалку на приёме.
Общество же осудило поведение графини ЛаЛек и то, что она забылась на людях до такой степени. А ведь графиня ЛаЛек думала, что совершает превосходный поступок.
Граф Лильерот решил не прощать оскорбление, нанесённое его жене, и направил целый меморандум Генеральным Штатам Соединённых провинций.

Графиня Анна-Изабелла ван Нассау-ЛаЛек (1636-1716).
Граф Александр Дона (1661-1728).
Графиня Эва София Лильерот (1670-1733).
Граф Нильс Эосандер Лильерот (1636-1705).
Рахиль Суассо (1669-1749).

Высокая честь

Граф де Бриенн в своих воспоминаниях сообщает, что когда в 1625 году принцесса Генриетта Французская выходила в Англии замуж за короля Чарльза I (Карла I), госпожа де Шеврёз, супруга посла Франции, была удостоена чести перед первой брачной ночью подать королеве рубашку и проводить её в кровать.

Анри-Огюст де Ламени, граф де Бриенн (1595-1666).
Генриетта-Мария Французская (1609-1669).
Чарльз I (1600-1649, король с 1625).
Мария де Роган-Монбазон, герцогиня де Шеврёз (1600-1679).
Клод Лотарингский, принц де Жуанвиль, герцог де Шеврёз (1578-1657).

Причина папского декрета

В 1701 году папа Климент XI давал аудиенцию императорскому послу в Риме графу Леопольду Йозефу фон Ламбергу (1653-1706) и выразил своё неудовольствие тем, что жена посла графиня фон Ламберг приказала поставить во всех церквях, где она бывала, скамеечки для молитвы, покрытые ковром. Папа опасался, что и жёны других послов последуют её примеру, а потому просил, чтобы графиня фон Ламберг ограничилась установкой таких скамеечек только в церквях для немцев.
Графиня фон Ламберг проигнорировала просьбу папы, и тогда в 1707 году был издан декрет Конгрегации по обрядам, который запрещал жёнам послов использовать коврики для молитвы; храм, нарушивший этот декрет, отстранялся от совершения обрядов, а священник — отлучался от церкви.

Катарина Элеонора, графиня фон Ламберг (1660-1704).

Сдержанность кардинала

В понтификат папы Климента XI это был не единственный декрет, направленный против жён послов.
В сентябре 1705 года жена испанского посла герцогиня де Уседа посетила испанскую церковь св. Иакова и встала на подушечку, приготовленную для кардиналов. Кардинал Империали не стал ссориться с дамой, а ушёл на хоры и приказал слуге принести ему туда эту подушечку.
Позже кардинал пожаловался папе, который от имени Конгрегации по обрядам повелел, чтобы ни одна дама, какой бы знатной она ни была, не смела в римских церквах занимать стулья, коврики или подушечки, предназначенные для молящихся кардиналов. Исключение делалось лишь для коронованных особ.

Изабель Мария де Уседа (1653-1711).
Джузеппе Ренато Империали (1652-1737).

Послы и их жёны. Часть II

(До встречи в сентябре!)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: