Русская эмиграция. Вып. 16


Анекдоты № 877 от 06.05.2017 г.




Специалист по себе самому

Бальмонт несколько раз принимал приглашения выступить на вечерах Союза Молодых Поэтов. Не отказался он и от выступления на вечере, посвящённом Боратынскому, на котором произнёс речь под названием “Высокий Рыцарь” или с каким-то похожим названием, типично бальмонтовским.
Во время своего выступления Бальмонт цитировал Боратынского по памяти и в двух местах допустил ошибки. Пушкинист Гофман тут же громко его поправлял. Первый выпад Гофмана Бальмонт проигнорировал, но во второй раз он уже рассерженно обратился к нему со словами:
"Вы всё время поправляете меня, но я, ведь, специалист по Бальмонту, а не по Боратынскому!"
Модест Людвигович Гофман (1887-1959) — русский поэт и пушкинист.
Константин Дмитриевич Бальмонт (1867-1942) — русский поэт-символист.
Евгений Абрамович Боратынский (1800-1844) — русский поэт.

Призвание Бальмонта

Открытие, что он должен стать поэтом, Бальмонт сделал в 1874 году:
"Мне было тогда 16 лет, я ехал в санях по широкой, покрытой ослепительно-белым снегом равнине. На горизонте виднелся лес, стая ворон перелетала куда-то в прозрачном воздухе. И вот, совсем неожиданно для себя, я с какой-то особенной остротой, грустью, нежностью и любовью почувствовал этот пейзаж и понял, что я должен быть поэтом".


Немного о Зинаиде Гиппиус

Зинаида Гиппиус, как поэт, была типичным поэтом-одиночкой. Она была настолько серьёзно погружена в свои переживания, что довольно плохо разбиралась в чужих стихах. Она искала в них какого-либо сходства со своими стихами, и если не находила, то оставалась совершенно холодной к такой поэзии.
Так она не понимала и не принимала поэзии Иннокентия Аннеского и вполне искренне удивлялась:
"Что вы в нём находите?"
Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) — русская поэтесса, писательница, драматург и т.д.
Иннокентий Фёдорович Анненский (1855-1909) — русский поэт, драматург, переводчик и т.д
Однако это не мешало Гиппиус частенько делать очень меткие и злые определения и характеристики, вроде знаменитого “Ягнёнок подколодный”, которые немедленно расходились по всему Парижу.

С кем вы?

На одном из собраний "Зелёной лампы" у Мережковских обсуждалась тема: умирает ли христианство?
В пылу дискуссии Мережковский сильно рассердился на возражавшего ему Адамовича и пафосно обратился к аудитории:
"Скажите прямо, с кем вы — со Христом или с Адамовичем?"
Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941) — русский писатель, поэт, философ и т.д.
Георгий Викторович Адамович (1894-1972) — русский поэт и литературный критик.

Омар Хайям по-русски

В 1926 и в 1928 годах Тхоржевский опубликовал свои первые переводы из Омара Хайяма, точнее, это были не переводы из Хайяма с фарси, а вольный перевод переложения английского поэта Э. Фитцджеральда на латынь и на английский язык стихов Омара Хайяма. Первые издания переводов Тхоржевского изобиловали большим количеством ошибок, что породило множество шуток.
Однажды, например, Ходасевич пожаловался:
"Сегодня я проснулся в холодном поту — мне снилось, что я был персидским поэтом и что меня переводил Тхоржевский".
Иван Иванович Тхоржевский (1878-1951) — русский поэт и переводчик.
Эдвард Фитцджеральд (1809-1883) — английский поэт и переводчик.
Владислав Фелицианович Ходасевич (1886-1939) — русский поэт, критик и историк литературы.

“Сны” Ремизова

Тема сновидений занимала значительное место в творчестве Ремизова, но в какой-то момент он начал видеть в своих “снах” современных ему литераторов в самых неожиданных и смешных положениях, а потом пересказывал свои сны всем желающим.
Рассказывают, что в какой-то момент Ходасевич сказал Ремизову:
"Я запрещаю вам видеть меня во сне".
Ходасевич в качестве литературного критика был очень хорошо известен в эмигрантских кругах, но по каким-то причинам Алексей Михайлович Ремизов действительно никогда не видел в своих “снах” Владислава Фелициановича.

Алексей Михайлович Ремизов (1877-1957) — русский писатель.

По-французски?

Однажды в Париже был устроен вечер представителей старшего поколения российских литераторов, которые должны были выступать на французском языке. При этом организаторы вечера упустили из виду, что среди литераторов старшего поколения лишь единицы могли говорить по-французски без акцента.
Следует отметить, что на этот вечер пришло очень много французов, которые остались недовольны тем, что только некоторые из русских писателей говорили по-французски, а остальные — на каком-то своём языке.

Отповедь Мережковского

На одном из философских выступлений Мережковского, кто-то из публики недовольно крикнул со своего места:
"Мы вот уже сорок лет слышим от вас о тезе и антитезе!"
Мережковский сразу же спокойно отреагировал:
"Сорок лет Мережковский одно и то же твердит: теза и антитеза. Умный человек был Гераклит, умней Мережковского, а и у него: теза и антитеза. Библия — умней Гераклита люди писали, а и там: теза и антитеза. Скучная книга — Библия — для скучных людей!"


Рецензия Ходасевича

Однажды некий поэт прислал на отзыв Ходасевичу книгу своих стихов, в которой была такая строка:
"Я в вечности уже стою одной ногой".
Эта строка навязчиво привязалась к Ходасевичу, так что он несколько дней не мог избавиться от неё, пока, наконец, его не осенило:
"Хвостова внук, о, друг мой дорогой,
Как муха на рогах, поэзию ты пашешь:
Ты в вечности уже стоишь одной ногой —
Тремя другими — в воздухе ты машешь".


Святые русского зарубежья

Отец Дмитрий Клепинин в годы Оккупации был настоятелем церкви на улице Лурмель и одним из главных помощников матери Марии в деле спасения евреев от нацистов. Его арестовали в самом начале февраля 1943 года, за несколько дней до ареста матери Марии.
В Гестапо ему предложили освобождение
"при условии, что он больше не будет помогать евреям".
Отец Дмитрий отказался дать подобное обещание, и в 1944 году погиб в лагере Бухенвальд.
Мать Мария погибла в Равенсбрюке 31.03.1945, за неделю до освобождения лагеря Советской армией.

Дмитрий Андреевич Клепинин (1904-1944) — причислен к лику святых в 2004.
Мать Мария (1891-1945) — в миру Елизавета Юрьевна Скобцева, по первому мужу Кузмина-Караваева, канонизирована в 2004.

Русская эмиграция. Вып. 15

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: