Уильям Конгрив и его окружение. Часть II


Анекдоты № 866 от 18.02.2017 г.




Элизабет Барри_2

Известный актёр Томас Беттертон (1635-1710), игравший вместе с ней, утверждал:
"Её актёрское мастерство приносило успех пьесам, способным вызвать отвращение у самого снисходительного читателя".
Элизабет Барри не была красавицей, и анонимный автор писал:
"Барри была уродливейшей женщиной вне сцены и самой прекрасной дамой на театральных подмостках".
Английский сатирик Томас Браун (1662-1704) давал ей весьма резкую характеристику:
"Эта утончённая шлюха Барри, с которой ты провёл всю ночь, не узнает тебя на следующее утро, если у тебя не будет ещё пяти фунтов для её удовлетворения".
Даже через много лет после смерти Рочестера, современники писали:
"Эта безнадёжная шлюха Барри в свои 38 лет всё ещё приводит в восхищение на сцене, не особо стараясь при этом, и - всегда выбирает того, кто заплатит ей более высокую цену."


Первый финансовый успех

Помимо шумного успеха у публики, пьеса "Старый холостяк" обратила на Конгрива внимание сэра Чарльза Монтегью, будущего 1-го графа Галифакса (1661-1715), который оценил большой талант драматурга и сразу же назначил его членом парламентской комиссии по наёмным экипажам, а в скором времени предоставил ему место в "Трубочном ведомстве", и вслед за тем должность в таможне с жалованием в 600 фунтов. Но об этих синекурах я уже говорил.

Вторая пьеса

В декабре 1693 года состоялась премьера второй пьесы Конгрива, "Двойная игра", которая пользовалась меньшим успехом, нежели его первая пьеса.
Джон Драйден писал по этому поводу Уильяму Уолшу:
"Двойная игра" раздражает большинство публики. В защиту комедии выступают лишь знатоки, которые, как всегда, в меньшинстве. Пьеса, однако, набирает силы с каждым днем и прошла уже несколько раз. Дамы полагают, что драматург изобразил их шлюхами; джентльмены обижены на него за то, что он показал все их пороки, их низость: под покровом дружбы они соблазняют жен своих друзей. Мои стихи, предваряющие пьесу, были написаны до того, как ее поставили, но и сегодня я не изменил бы в них ни строчки, как не изменю и своего доброго мнения о спектакле".
Уильям Уолш (1663-1707) - английский поэт и критик.

Мнение Драйдена

Следует отметить, что Драйден всегда с большим уважением относился к своему более молодому и очень высокообразованному коллеге; например, в 1693 или 1694 году он писал о нём:
"Мистер Конгрив оказал мне любезность перечитать "Энеиду" и сравнить мой перевод с оригиналом. Мне никогда не будет стыдно признать, что этот замечательный юноша указал мне на множество ошибок, которые я и постарался исправить".


Конгрив оправдывается...

Хотя комедии Конгрива и пользовались большой популярностью, в некоторой части общества зрело недовольство выведенными им персонажами. В предисловии к пьесе "Двойная игра" Конгрив писал:
"Утверждают, что я изобразил некоторых женщин порочными и неискренними. Но что я мог поделать? Таково ремесло сочинителя комедий: изображать пороки и безумства рода человеческого... Я весьма рад представившейся мне возможности низко склониться перед обиженными на меня дамами; но чего иного они могли ждать от сатирической комедии? - ведь нельзя ждать приятной щекотки от хирурга, который пускает вам кровь".
Так как нападки на Конгрива продолжались, то в очерке "О юморе в комедии" он был вынужден оправдываться:
"...расстояние между сценой и публикой требует, чтобы выступающий на ней персонаж был несколько большего масштаба, чем в реальной жизни: ведь черты лица на портрете человека нередко бывают больших размеров, чем у оригинала, и тем не менее, изображение может быть необыкновенно сходным с моделью".
Далее он так комментирует свои сочинения:
"Что до меня, то я всегда готов, как любой другой человек, смеяться и потешаться по поводу предмета действительно достойного смеха, но в то же время я не люблю смотреть на вещи, заставляющие меня дурно думать о человеческой природе... Иногда тех или иных персонажей изображают на сцене варварски, высмеивая их физические недостатки, случайные проявления недомыслия или убожества, связанные с пожилым возрастом. Сам автор пьесы должен быть человеком с извращенным сознанием и думать при этом, что таковы же и его зрители, если выводит на сцену калеку, или глухого, или слепца, рассчитывая, что это будет для публики приятным развлечением и надеясь вызвать смех там, где на самом деле следует сострадать..."


Пусть лучше хвалят!

Упомянутый выше Джон Деннис без особого пиетета относился к большинству своих современников, часто осыпал бранью их самих и их произведения, поэтому не стоит удивляться тому, что и они отвечали ему взаимностью. Однако к Конгриву Деннис относился с большим уважением, а когда тот бросил драматургию, сказал, что Комедия ушла вместе с ним.
Когда же Конгрива спросили, почему он принимает похвалы Денниса, драматург ответил, что похвалы ему намного приятнее брани.

Первая большая любовь Конгрива

Вернёмся всё же к мисс Энн Брейсгёрдл, в близких отношениях с которой Конгрив прожил много лет. Он даже поселился на той же улице, на которой она жила, почти по соседству, и жил там до тех пор, пока не познакомился в 1703 году с герцогиней Мальборо. Тогда он сменил место жительства.
Однако он и потом помнил об Энн Брейсгёрдл и завещал ей 200 фунтов стерлингов.

Ссылаясь на Колли Сиббера, Том Дэвис писал что Энн Брейсгёрдл,
"весьма миловидна и так блистала здоровьем и весёлостью, что все в неё пылко влюблялись... После каждого спектакля с её участием добрая половина зрителей превращалась в страстных её поклонников".
И не всем поклонникам она отказывала в знаках внимания. Покинула сцену она в 1711 году, когда большей популярностью стала пользоваться Энни Олдфилд (1683-1730).
Следует отметить, что Энн Брейсгёрдл и после ухода со сцены оставалась достаточно состоятельной женщиной.

Вторая большая любовь Конгрива

За 1703 год в личной жизни Конгрива происходят значительные изменения: он познакомился с Генриеттой Годолфин, 2-й герцогиней Мальборо (1681-1733), и становится её любовником. Она была дочерью Джона Черчилла, 1-го герцога Мальборо (1650-1722) - известного английского полководца.
Спустя несколько лет у них родилась дочь. Считается, что её дочь Мери (1723-1764) была плодом их любви, однако муж Генриетты, 2-й граф Френсис Годолфин (1678-1766), признал дочь своим ребёнком.

Герцогиня Мальборо очень почитала Конгрива, и после его смерти заказала изображающую его статуэтку слоновой кости, а также велела изготовить большую восковую куклу, у которой была нога подагрика, и эту ногу бинтовали так же, как в свое время при жизни Конгрива, бинтовали распухшую от подагры ногу великого драматурга.
Том Дэвис с своём сочинении "Театральная смесь" так описывал эту статуэтку:
"Статуэтка держала в руке стакан и, казалось, кланялась её милости и одобрительно кивала головой, когда герцогиня с ней разговаривала".
Томас Дэвис (1712-1785) - английский актёр, книготорговец, автор театральных мемуаров.

Все свои немалые средства Конгрив завещал герцогине Мальборо, которая в них не очень-то и нуждалась. Герцогиня показывала потом брильянтовое ожерелье, стоившее семь тысяч фунтов и купленное на деньги, завещанные Конгривом.

Неслучайная покупка

В 1714 году Конгрив просит своего друга Эдуарда Поттера приобрести для него на аукционе портрет известно поэта и вольнодумца Джона Уилмота, 2-го графа Рочестера.
[См. х/ф "Распутник" и др.]
Что-нибудь о Рочестере я опубликую несколько позже.

Мнения о Конгриве

Позднее Вольтер очень высоко оценил творчество Конгрива:
"Из всех английских писателей наибольшей славы в области комедии достиг покойный Конгрив. Он написал немного пьес, но все они превосходны в своем роде. В них соблюдены все правила драматического искусства, а характеры созданы с удивительной тонкостью. В пьесах вас не поразит ни одна дурная шутка, вы находите в них разговор честных людей, поступающих как мошенники: это доказывает, что Конгрив знал своих современников и жил в так называемом хорошем обществе..."

Известная английская писательница и путешественница леди Монтегью вспоминала:
"Мне посчастливилось часто бывать в обществе этих замечательных людей; мой отец всех их хорошо знал. Общество Аддисона было самым чудесным в мире. Никогда не видела такого умного человека, как Конгрив".
Леди Мери Уортли Монтегью (1689-1762) - английская писательница, дочь Ивлина Пьерпонта, 1-го герцога Кингстонского (1655-1726).

Театральные дополнения

Эдвард Кинастон (1640—1706) был одним из последних английских актёров, игравшим женские роли.
Актёр Колли Сиббер вспоминал о нём:
«Леди гордились тем, что после пьесы катались с ним, одетым в театральный костюм, в карете по Гайд-парку».
Сиббер также сообщил, что представление одной трагедии, на которое прибыл король Чарльз II (Карл II), было задержано на некоторое время: доброжелатели объяснили королю, что Кинастон, игравший роль Королевы, "ещё не побрился".

Слуга известной актрисы Нелл Гуинн (1650-1687) подрался с чужим лакеем, осмелившимся обозвать его госпожу непотребным словом. К тому же, Нелл Гуинн была любовницей самого короля Чарльза II (Карла II).
Считается, что сценический успех Нелл Гуинн был в большей степени вызван её молодостью и незаурядными внешними данными, чем актёрским талантом и мастерством.

Уильям Конгрив и его окружение. Часть I


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: