Вокруг Наполеона. Вып. 18


Анекдоты № 862 от 21.01.2017 г.




Суеверие Бонапарта

Наполеон был настолько суеверен, что даже намеченный на 17 брюмера государственный переворот он перенёс на следующий день, поскольку 17 число было пятницей. Когда над ним стали подтрунивать, он заставил замолчать насмешников, сухо заявив:
"Не люблю безрассудных поступков. Лишь глупцы бросают вызов неизвестности!".


Четыре типа женщин

Однажды, когда Наполеон был ещё в нейтральных отношениях с мадам де Сталь (1766-1817), он беседовал с писательницей и похвастался, что хорошо знает женщин.
Госпожа де Сталь усмехнулась:
"Вы много берёте на себя, сударь".
Наполеон возразил:
"Ничуть. Я наблюдал их и могу охарактеризовать четыре основных типа: добродетельная женщина говорит мне “нет”; страстная и легкомысленная – “да”; капризная – и “да”, и “нет”; кокетка - ни “да”, ни “нет”.


Эффект посвящения

Когда Наполеон Бонапарт стал Первым Консулом, его жена Жозефина стала активно покровительствовать искусству. Она окружила себя поэтами, художниками и пр., скупала картины, скульптуры и другие произведения искусства, собирала великолепные издания типографов Дидо. С ростом влияния Бонапарта увлечение Жозефины искусством (деятелями искусства?) становилось всё сильнее.
Одним из её любимчиков был драматург Лемерсье, но новую пьесу этого автора публика освистала, а пресса просто разнесла её в пух и прах.
Тогда Жозефина посоветовала драматургу напечатать пьесу и поставить посвящение ей, Жозефине.
Как только пьеса вышла за порог типографии, все журналисты сразу же оставили Лемерсье в покое.

Луи Жан Непомюсен Лемерсье (1771—1840) - поэт и драматург, член Академии с 1810.

Талейран и кардинал

Гражданин министр Талейран поехал с визитом к кардиналу Дориа, но тот не принял его, заявив, что Его Святейшество запретил своему послу иметь какие-либо дела с этим человеком.
Талейран пожаловался Первому Консулу, который объяснил ему:
"Вам не следовало подвергать себя риску отказа. Ведь Рим до сих пор не может забыть, что Вы были епископом, а потом женились. Но я смогу поправить это дело".
На следующий день во время приёма Бонапарт, приветствуя кардинала Дориа, сказал ему, указывая на Талейрана:
"Господин кардинал! Представляю Вам моего министра иностранных дел. Европа отчасти и ему обязана сохранением мира, а Папа – временным сохранением своей власти".
Кардинал был вынужден сквозь зубы произнести несколько приветственных слов улыбавшемуся Талейрану.

Антонио Дориа Памфили (1749-1821) – кардинал с 1798 г.
Пий VII - Грегорио Луиджи Барнабо Кьярамонти (1742-1823) - папа с 1800 г.

Грубость Камбасереса

Победоносный генерал Моро получил приглашение на приём ко Второму консулу Камбасересу, но он явился туда не в военной форме, а в простом фраке и в сапогах. Хозяин вышел ему навстречу, чтобы встретить знаменитого генерала, но увидел его одежду и с досадой отвернулся от гостя.
Знатные присутствующие в зале, даже иностранцы, принялись утешать генерала за грубость бывшего адвоката из Монпелье.

Жан-Жак Режи де Камбасерес (1753-1824) — Второй консул.
Жан Виктор Моро (1763-1813) — генерал.

Два бала

Через некоторое время Моро давал бал для знатных иностранцев, и в тот же день состоялся званый бал у Камбасереса.
Иностранцы предпочли посетить бал генерала Моро, а члены французского правительства приняли приглашения Второго консула. Говорят, что бал у генерала Моро был значительно веселее.

Не споря

Однажды гражданин Первый Консул возвращался из Лиона в Париж и с многочисленной свитой остановился на ночлег в Косне, что в полутора днях пути от столицы.
Утром хозяйка постоялого двора подала за ночлег счёт на 50 луидоров. Дорожный маршал начал с ней спорить на повышенных тонах, и на это обратил внимание Бонапарт, который уже сидел в карете. Он спросил:
"Что это значит?"
Ему донесли суть спора, и Бонапарт обратился к хозяйке гостиницы:
"Сударыня! Нельзя ли немного убавить ваш счёт?"
Хозяйка только этого и ждала:
"Извините, гражданин первый Консул! Прежний король всегда платил такую сумму".
Тогда Бонапарт невозмутимо приказал:
"Дайте ей сто луидоров!"


Имитация вторжения

В 1803 году в “Брабантских ведомостях” появилась заметка со следующей информацией:
"Консул, будучи в Антверпене и гуляя по берегу Шельды, вошёл со многими генералами в лодку и предложил им выпрыгнуть на берег: что и сделали французы с величайшей легкостью. Бонапарт сказал им:
"Так мы выйдем на берег Англии!"


Шлейф императрицы

Наполеон Бонапарт настоял, чтобы во время коронации две его сестры, Каролина Мюрат (1782-1839) и Полина Боргезе (1780-1825), несли шлейф императрицы. Сёстры долго сопротивлялись такой унизительной роли, но Наполеон твердил:
"Я так хочу", -
и сумел настоять на своём.

Однако во время коронации сёстры выронили из рук шлейф Жозефины. Наполеон заметил это, прикрикнул на сестёр и топнул ногой. Все присутствующие замерли от страха, а сёстры, задрожав, поспешили подхватить злополучный шлейф.

О, женщины!

Наполеон Бонапарт утверждал, что
"женский пол не привёл ни к чему хорошему при французских королях; я не поддамся им, пока жив".


Вокруг Наполеона. Вып. 17

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: