Л.И. Брежнев: случаи из жизни генерального секретаря СССР. Часть II


Анекдоты № 834 от 28.05.2016 г.




Начало славословия

Когда Л.И. Брежнев был в конце 1964 года избран Генеральным секретарём ЦК КПСС, партийные органы заговорили о решающей роли коллективного руководства партии и страны. Личность Брежнева стала выдвигаться на первый план во второй половине 60-х годов, с того момента, когда в газете “Правда” появилась большая статья, посвящённая боевым действиям на Малой Земле во время Отечественной войны. В этой статье особо отмечались заслуги политработника Л.И. Брежнева, но славословия в адрес коллективного руководства ещё продолжались. С этих пор советские историки переориентировались и стали говорить о решающем вкладе политработников в дело победы над фашистской Германией.

Тайный визит Киссинджера

В апреле 1972 года в Москву с секретным визитом прибыл Генри Киссинджер, советник президента Никсона по национальной безопасности. Визит был настолько секретным, что о нём не знали ни в Государственном департаменте США, ни в посольстве США в Москве.
Тайного гостя разместили в специальном особняке на ленинских горах, где три дня по четыре часа и шли переговоры между Киссинджером и Брежневым. В центре обсуждаемых вопросов был предстоящий визит президента Никсона в СССР, но рассматривались и другие вопросы.
Перед завершением переговоров Киссинджер сказал Громыко, что всё-таки хотел бы встретиться с американским послом Джекобом Бимом, но так, чтобы в посольстве США больше никто об этом не знал.
Хорошо. Из МИД'а американскому послу позвонил завотделом США Г.М. Корниенко и попросил Бима о встрече с глазу на глаз. Бим хорошо знал Корниенко и согласился с ним встретиться у входа в здание МИД на Смоленской площади. Там Бима посадили в мидовскую “Волгу” и отвезли в особняк на Ленинских горах.
Брежнев оттуда уже уехал, а в отдельной комнате Громыко и Киссинджер дорабатывали последние детали сообщения для печати, которое было опубликовано на следующий день после отъезда Киссинджера из Москвы.
Бима попросили немного подождать, а потом пригласили в комнату, в которой сидели Громыко и улыбающийся Киссинджер. Бим был опытным дипломатом, но и у него глаза полезли на лоб от увиденного, но он всё же сумел пошутить:
"Зная о вашей любви к скрытности, я, наверное, должен был бы догадаться, что встречу именно вас".
Генри Альфред Киссинджер (1923-) - государственный деятель США.
Андрей Андреевич Громыко (1909-1989) - министр иностранных дел СССР в 1957-1985 гг.
Джекоб Дайнли Бим (1908-1993) - американский дипломат.
Георгий Маркович Корниенко (1925-2006) - советский дипломат.

Каменные лица

Когда Брежнев принимал в Москве Никсона, он во время загородной прогулки отстал вместе с переводчиком от идущих впереди Никсона, Косыгина и Подгорного. Спускаясь к Москве-реке, Брежнев обратился к переводчику:
"Знаешь, ну и коллеги у меня! Пригласили человека в гости, так хоть улыбайтесь, проявляйте гостеприимство, как всегда бывало на Руси. Так нет же, идут с каменными лицами. Ну, да ладно, пойдем к ним".


Арестованный город

Во время своего визита в СССР президент Никсон посетил и Ленинград. Его кортеж исколесил большую часть города и знаменитых пригородов, однако американцы не увидели ни одного прохожего на тротуарах. Зато все примыкающие к маршруту американского гостя улицы были перегорожены грузовиками.
Американцы это заметили, но не стали комментировать, зато заместитель начальника 9-го управления КГБ с восторгом приговаривал:
"Весь город арестовали!"


Аперитив

Когда Брежнев находился с ответным визитом в США, президент Никсон устроил в Кэмп-Дэвиде неофициальный обед для узкого круга лиц. Перед обедом всем собравшимся гостям предложили аперитив. Брежневу принесли виски с содовой.
Леонид Ильич начал ворчать:
"Ну что это они - подают выпивку без закуски. Если пригласили пообедать, так надо к столу. Там и выпьем".
Переводчик объяснил Брежневу, что у американцев такой обычай - обязательно нужно что-то выпить перед обедом.
Брежнев неохотно смягчился:
"Ну, раз такой обычай, тогда ладно".
Посол Добрынин шёпотом одобрил реплику переводчика:
"Правильно, а то ведь никто ему этого не скажет".
Анатолий Фёдорович Добрынин (1919-2010) - посол в США в 1962-1986 гг.

Свой самовар

В заграничные поездки Брежнев практически никогда не брал свою жену, объясняя это тем, что незачем “ездить в Тулу со своим самоваром", и ни от кого этого не скрывал.
В Кэмп-Дэвиде в личном распоряжении Брежнева был особняк “Кизил”. На второй день после прибытия в США Бержнев вызвал к себе одну из стюардесс своего личного самолёта. Дамочка быстро прибыла и провела двое суток в вилле “Кизил”.
Когда Никсон навестил Брежнева в “Кизиле”, тот представил молодую даму президенту США, так что, уходя, Никсон с улыбкой сказал ей:
"Берегите его".


Пополнение коллекции

Во всём мире было известно о любви Брежнева к шикарным автомобилям. У него уже собралась приличная коллекция машин: “Роллс-ройс”, “Мерседес”, “Ситроен”... А вот престижных американских моделей у него ещё не было.
Во время визита в США члены нашей делегации стали намекать американцам, что в знак уважения к Брежневу, неплохо бы сделать ему аналогичный подарок. Пришлось американскому правительству обратиться за помощью к американским бизнесменам, так что вскоре перед виллой Брежнева стоял тёмно-синий “Линкольн-континентал”. Никсон вынул из кармана пиджака ключи от машины и передал их Брежневу.
Брежнев заулыбался, подошёл к автомобилю и по-хозяйски уселся за руль. Никсон сел рядом, а на заднее сиденье успел сесть переводчик.
Успел, потому что Брежнев неожиданно для всех, для всей охраны, рванул с места. Минут десять гонял Брежнев по аллеям парка с такой скоростью, что обычного автомобилиста давно бы арестовали.
Когда автомобиль Брежнева закончил прогулку, Никсон, запинаясь, похвалил советского лидера:
"Вы - отличный водитель!"


Разговор с Кириленко

Однажды, когда Брежнев вместе со своим любимым переводчиком изучал каталог запасных частей к автомобилю “Линкольн-континентал”, ему позвонил А.П. Кириленко, который в то время был вторым человеком в партии и считался возможным преемником Брежнева.
Кириленко говорит, что хотел бы съездить в отпуск.
Брежнев наивно интересуется:
"А зачем?"
Кириленко объясняет, что надо бы здоровье поправить.
Брежнев добродушно соглашается:
"Ну, ладно, поезжай".
И тут же добавляет:
"Да, кстати, тут Косыгин предлагает провести пленум по вопросам пьянства. Не знаю, не думаю, что это сейчас своевременно".
Кириленко сразу же соглашается:
"Да нет, не надо. У нас пили, пьют и будут пить..."
Прервав связь, Брежнев задумчиво произнёс:
"Да-а, ну и коллеги у меня: кто в отпуск, кто ещё куда. А ты сиди один, дядя Лёня, и мудохайся".
Андрей Павлович Кириленко (1906-1990) - член Политбюро ЦК КПСС в 1962-1982 гг.

Л.И. Брежнев: случаи из жизни главного болельщика СССР

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: