Хармс о себе, и в воспоминаниях других. Часть III


Анекдоты № 785 от 08.05.2015 г.




Мютерхен

Однажды Хармс придумал, что во дворе возле его дверей стоит кукла-статуя старушки. Каждый раз, когда Хармс подходил к своей двери, он здоровался с воображаемой старушкой по-немецки:
"Гутен таг, мютерхен!" (Здравствуй, мамочка!)
Уходя из дома, он каждый раз прощался с ней:
"Ауфвидерзейн, мютерхен!" (До свиданья, мамочка!)
Потом Хармс решил, что старушка уже умерла, и они вместе с Введенским похоронили её тут же во дворе. Они взяли ящичек, сделали вид, что кладут туда старушку, и зарыли этот ящичек.
Александр Иванович Введенский (1904-1941).

Господа!

В компании Хармс всегда говорил “господа”, и никогда не произносил обращений “товарищи” или “друзья”.

Ударения

Однажды Хармс, Олейников, Евгений Шварц и один из руководителей “Детгиза” вышли из Дома книги и направились в сторону Литейного. Этот деятель объяснял писателям, что хорошо бы какое-то детгизовское объявление повесить не только на Доме книги, но ещё и на кóстеле. Он так и сказал — на кóстеле. Там по левой стороне Невского проспекта стоит костёл св. Екатерины Александрийской.
Все промолчали, но когда они поравнялись со зданием Думы, Хармс совершенно серьёзно сказал:
"И не только на кóстеле, но и на Думé!"
Шварц с Олейниковым не выдержали и расхохотались.
Евгений Львович Шварц (1896-1958).

Буква “ф”

Когда Хармс в слове “когда” вместо буквы “к” произносил букву “ф”, то есть произносил “фогда”, то это означало, что всё рассказываемое им является чистой выдумкой.
Например, если он говорил “фогда я был в Москве”, то это было чистым вымыслом, и в Москве он не был.
Если же он говорил “фогда я сегодня был в издательстве”, то это означало, что в издательстве он сегодня не был, и всё рассказываемое им — чистая фантазия.

Чёрная повязка

Иногда Хармс носил на голове чёрную повязку и объяснял всем, что это помогает ему от головной боли и от плохого состояния (вариант — настроения).

Беседа с Михайловым

Когда Даниил Хармс и Дмитрий Михайлов познакомились друг с другом, они стали говорить на разные темы: о замкнутости эр, о неправомерности выхода из своей эры; о ложности понятий “первобытный человек” и “первобытная земля”, - их никогда не было, всегда была своя высота и своя сложность; о постоянном идейном имуществе человечества; об увядании нашей науки.
Интересно, что они не слушали друг друга, но остались один другим вполне довольны.
Дмитрий Дмитриевич Михайлов (1892-1942) – писатель и литературовед, преподаватель ЛГУ, близкий друг Липавского.
Леонид Савельевич Липавский (1904-1941).

Хармс и Олейников

Хармс и Олейников заговорили как-то о “чистых стариках”, которые купаются в ключевой воде каждый день и никогда ни из-за чего не огорчаются. Сошлись во мнении, что хотя они и пример долголетия, но противны.
Потом Олейников стал смотреть на лампу сквозь дырочку в записной книжке. Хармс хотел объяснить ему закон преломления света в хрусталике, но не смог, так как забыл этот самый закон.
Николай Макарович Олейников (1898-1937).

Введенский о Хармсе

На одном из собраний обэриутов Введенский своеобразно оценил личность Хармса:
"В людях нашего времени должна быть естественная непримиримость. Они чужды всем представлениям, принятым прежде. Знакомясь даже с лучшими произведениями прошлого, они остаются холодными: пусть это хорошо, но малоинтересно. Не таков Д[аниил] X[армс]. Ему действительно может нравиться Гёте. В Д. X. не чувствуешь стержня. Его вкусы необычайно определённы и вместе с тем они как бы случайны, каприз или индивидуальная особенность. Он, видите ли, любит гладкошёрстых собак. Ни смерть, ни время его по-настоящему не интересуют".
Александр Иванович Введенский (1904-1941).

Хармс о себе

Как-то Хармс и Липавский сидели в ванной комнате возле топящейся колонки и разговаривали о взаимоотношениях людей. В один из моментов Хармс перевёл разговор на себя:
"Я произвожу неправильное впечатление. Я глубоко уверен, что я умнее и менее талантлив, чем кажусь".


Как достать вьюшку?

На одном из сборищ обэриутов была поставлена задача: как достать упавшую в дымоход вьюшку? Рукой не дотянуться, так как дымоход делает петли.
Липавский сказал, что надо привести слона из зоосада, он достанет хоботом.
Дмитрий Михайлов предложил опустить на верёвке кошку; она вцепится когтями.
Хармс сразу же согласился с предложением Михайлова, но уточнил:
"Чтобы она вцепилась, надо сначала воспитать в кошке условный рефлекс на чугун. Это не трудно; надо натирать все металлические вещи в комнате мышами".


Хармс о себе, и в воспоминаниях других. Часть II


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: