Сталин и другие. Вып. 12


Анекдоты № 761 от 21.11.2014 г.




Ещё о Засядько

Когда Александр Фёдорович Засядько (1910-1963) стал министром угольной промышленности, то в разговорах с подчинёнными он не стеснялся в выражениях. Эта информация дошла до Сталина, и он решил проучить несдержанного министра.
Однажды Засядько пригласили на заседание Политбюро ВКП(б). В начале заседания Сталин распорядился, чтобы Поскрёбышев включил стоявший в углу помещения магнитофон. Из динамиков раздался такой отборный мат, что даже члены Политбюро почувствовали себя неуютно, а уж Засядько...
Через некоторое время Сталин велел выключить магнитофон и поинтересовался:
"Есть ли вопросы к товарищу министру?"
Вопросов не было.
Тогда Сталин медленно и раздельно произнёс:
"Вы свободны, товарищ За-сядь-ко".
Больше товарищ Засядько поводов к оргвыводам не давал.

Ненастоящий граф

Когда в 1939 году Советский Союз поглотил Западную Украину и Западную Белоруссию, Алексей Толстой проехался по новым землям с чисто познавательными целями. Однако в одном из замков Радзивиллов он был очарован ценным паркетом и захотел вывезти его в Москву.
Груз немалого объёма был задержан бдительными пограничниками, которым Толстой с возмущением кричал:
"Я депутат Верховного Совета СССР!"
Когда об этом донесли Сталину, тот насмешливо произнёс:
"А я-то думал, что он настоящий граф".


Знай меру!

Во время одного из праздничных банкетов в Кремле величальный тост произносил Алексей Толстой.
Сталин, по своему обыкновению, прохаживался за спинами гостей и попыхивал трубкой. Толстой в своей речи превозносил вождя всё более возвышенными словами до тех пор, пока Сталин не похлопал его по плечу:
"Хватит надрываться, граф".


Черчилль в Тегеране

Маршал Александр Евгеньевич Голованов (1904-1975) на Тегеранской конференции 1943 года был свидетелем того, как Сталин во время одного из обедов спаивал Черчилля. Сталин всё время подливал Черчиллю армянский коньячок, да и сам вроде бы пил с ним на равных.
Голованов с недоумением смотрел на это представление, но когда Черчилля вывели под руки из-за стола, Сталин подошёл к Голованову:
"Что ты на меня так уставился? Не бойся, Россию не пропью. Зато он у меня завтра будет вертеться, как карась на сковородке!".
Когда мемуары Голованова готовились к печати, редактор издания не пропустил этот диалог и на полях рукописи начертал:
"Сталин так сказать не мог".
Голованов позднее возмущался:
"Не мог? Да я же свидетель, да он же мне лично это говорил!"


Радость Черчилля

На Ялтинской конференции Черчилль с восторгом рассказывал, как его бурно приветствовали итальянцы.
Сталин на это хмуро отреагировал:
"Совсем недавно там же, точно так же и те же самые толпы приветствовали Муссолини".


Запрет или рекомендация

Когда Ворошилов был наркомом обороны СССР (1934-1940), на одном из совещаний Сталин поинтересовался:
"Так вы в Монголии запрещаете пить нашим командирам?"
Ворошилов твёрдо ответил:
"Запрещаю, товарищ Сталин".
Сталин ненавязчиво уточнил:
"Может быть, скажем так, не рекомендуете?"
Ворошилов встрепенулся:
"Не рекомендую, товарищ Сталин".
Сталин удовлетворённо завершил дискуссию:
"Ну, это другое дело".


Бездельник

Однажды на Кунцевской даче Сталину захотелось выпить. Он налил вино в два фужера, позвал охранника и предложил тому выпить с ним “по рюмочке”.
Охранник, разумеется, отказался:
"Товарищ Сталин! Я на службе".
Сталин даже возмутился:
"А я что, бездельничаю?"


Ворошиловский стрелок

Кунцевская дача Сталина была одной из основных целей гитлеровской авиации, но они не знали её точного расположения. Дача была хорошо оборудована средствами ПВО, и даже около террасы стоял спаренный зенитный пулемёт.
Однажды над дачей пролетел одиночный немецкий самолёт. Василий Сталин выскочил из дома, подбежал к зенитному пулемёту и выпустил очередь вслед пролетевшему самолёту.
И.С. услышал стрельбу и спросил у охраны:
"Кто там палил?"
Ему робко ответили:
"Василий".
Сталин поинтересовался:
"Ну, и как, попал?"
Вождю честно ответили:
"Нет".
Сталин только хмыкнул:
"Тоже мне, “ворошиловский стрелок”!"


Желание Козловского

На одном из праздничных мероприятий выступал Иван Семёнович Козловский (1900-1993). Члены Политбюро, находясь в состоянии лёгкого опьянения, стали требовать, чтобы Козловский спел ещё что-нибудь, но у каждого были свои пожелания.
Тогда слово взял Сталин:
"Зачем нажимать на товарища Козловского? Пусть он исполнит то, что сам пожелает. А желает он исполнить арию Ленского из оперы Чайковского “Евгений Онегин”".
Все рассмеялись, а Козловский, разумеется, исполнил арию Ленского.

Зерно и женщины

В начале 30-х годов XX века, в самый разгул коллективизации, руководитель одной из областей доказывал, что его область не может поставить требуемое количество зерна. Всё, возможно, и обошлось бы, но в конце своего выступления оратор добавил:
"Как говорят французы, даже самая прекрасная женщина не может дать больше того, что у неё есть".
Сталин сразу же поправил оратора:
"Но она может дать дважды".


Сталин и другие. Вып. 11

(Продолжение последует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: