Екатерина I: анекдоты и некоторые факты из жизни первой императрицы России. Часть II


Анекдоты № 735 от 11.04.2014 г.




Монсы и Екатерина

У Екатерины была любовная связь с камергером Виллимом Монсом (1688-1724), который любил себя называть Монс де ла Круа. Этот Монс, который был сыном фламандского ювелира (или виноторговца), поселившегося в Москве, и братом Анны Монс (1675-1714). Да, той самой.
Другая сестра Анны Монс, Матрёна Ивановна, с которой у Петра тоже была кратковременная связь, вышла замуж за генерала Фёдора Николаевича Балка (1670-1738) и в день коронования Екатерины была пожалована в статс-дамы. Эта Матрёна стала доверенным лицом Екатерины I и немало способствовала любовным свиданиям своего брата с царицей.
За несколько лет до коронования цесаревна Елизавета при родителях рассказывала, что
“однажды маминька была с Монсом, и вдруг пришёл папинька, и маминька сильно испугалась”.
Пётр I тогда не обратил внимания на детский лепет, но потом последовал донос Ягужинского, и царь смог убедиться в неверности своей жены.

Казнь Монса

Ушаков по приказу царя арестовал Монса 8 ноября и подверг его ужасным пыткам, от которых 16 ноября 1724 года Монса хватил удар.
Следствие вёл граф Пётр Андреевич Толстой (1645-1729) – Монс был обвинён во взяточничестве и вымогательстве, и ему отрубили голову на Васильевском острове перед старым Сенатом, который тогда располагался в здании 12 коллегий.
Во время казни Монс держался мужественно, подарил пастору дорогие часы, в которых был спрятан портрет Екатерины и попросил палача отрубить ему голову одним ударом.
Тело Монса было выставлено на площади перед Сенатом, а Пётр специально привёз туда Екатерину и показал ей обезглавленный труп Монса.
Заспиртованную голову Монса поместили в подвал Кунсткамеры к уже хранившейся там голове мадемуазель Гамильтон. Так и хранились там обе головы до 1780 года, пока княгиня Дашкова не добилась от императрицы Екатерины II разрешения захоронить эти головы в том же подвале Кунсткамеры.

Наказание сводников

Матрёну Монс за сводничество приговорили к наказанию кнутом на Сенатской площади и к ссылке в Тобольск.
К ссылке приговорили также шута Ивана Балакирева и некоего Егора Столетова. Генерал-майору Балку было запрещено появляться в Петербурге.
[После смерти Петра I новая императрица сразу же вернула этих провинившихся в Петербург, ещё с дороги.]
Госпожу Балк высекли кнутом и сослали. Её старший сын, камергер императрицы, Павел Фёдорович Балк (1690-1743) капитаном поехал в линейный полк на персидской границе. Пётр Фёдорович Балк (1712-1762), придворный паж, поехал в тот же полк сержантом.
Пётр I после этой истории хотел прогнать императрицу и заточить её в монастырь, но его отговорил князь Аникита Иванович Репнин, которого поддержали Остерман и граф П.А. Толстой. Они объяснили Петру, что у него на выданье дочери, и подобный скандал может помешать брачным планам, которые и так затруднены из-за происхождения их матери. Император прислушался к мнению своих советников и решил ускорить брак своих дочерей.

Брак Анны Петровны

24 ноября, в день именин Екатерины I, царевна Анна (1708-1728) была помолвлена с герцогом Голштинским [Карл Фридрих Голштейн-Готторпский (1700-1739)], а 18 декабря было объявлено о совершеннолетии царевны Елизаветы, которой исполнилось 15 лет.
Но брак Анны был отложен из-за смерти Петра I, и свадьбу сыграли 2 мая 1725 года.
Чтобы у Анны наверняка были дети, императрица приставила к ней обер-гофмаршала Голштинского двора Отто-Фридриха фон Брюмера (1690-1752). Анна с мужем уехали из Петербурга 23 июля 1727 года в Киль, где 4 марта 1728 года Анна родила сына, ставшего Петром III, а 15 мая она умерла. Отцом ребёнка был этот самый Брюмер.
При Елизавете Петровне Брюмер успешно доставил мальчика в Петербург вопреки проискам венского двора.

Игры вокруг престола

Когда Екатерина I взошла на трон, реальная власть оказалась у Меншикова. Вначале он стремился к тому, чтобы Екатерина I передала престол своим дочерям, отстранив юного Петра Алексеевича. Однако против таких планов резко выступил император Карл VI (1685-1740, император с 1711), дядя юного Петра по линии своей жены принцессы Брауншвейгской. Больше посулами, чем угрозами Карл VI добился от Меншикова согласия, чтобы Екатерине I наследовал Пётр II. Император гарантировал, что убийцы царевича Алексея будут освобождены от преследования. Кроме того, Карл VI подарил Меншикову два герцогства, титул графа Священной Римской Империи и пообещал, что новый граф Козельский войдёт в коллегию князей Империи с правом голоса.
Император также обещал способствовать браку царевича Петра с дочерью Меншикова.
После таких переговоров оставалось сущие пустяки: надо было всего лишь убедить императрицу подписать завещание, которое оставляло бы не у дел её собственных дочерей и передавало трон Петру, сыну ненавистного Екатерине царевича Алексея.
Такое завещание было составлено и подписано по прямому приказу Екатерины I её родной дочерью Елизаветой Петровной. Сама Екатерина писать и читать не умела, и все документы подписывались одной из дочерей императрицы.
Как же удалось провернуть такую афёру?

Крамерша

Тут активное участие принимала Анна Ивановна Крамер (1694-1770), которая какое-то время была любовницей Петра I, а потом император приставил её камеристкой к Екатерине.
По версии князя Петра Долгорукова, Пётр I поручил генералу Адаму Адамовичу Вейде (1667-1720) отравить царевича Алексея. Вейде был сыном аптекаря и сам в молодости учился на аптекаря, но он что-то не так рассчитал, и Алексей мучился в страшной агонии, но не умирал. Жалостливый Вейде, чтобы прекратить муки Алексея, приказал отрубить царевичу голову.
Однако для публичного прощания с царевичем следовало пришить голову к телу, и эта процедура была доверена госпоже Крамер. Крамерша прекрасно справилась со своим заданием и была переведена в фрейлины царицы.

Вокруг завещания Екатерины I

Крамерша сумела завоевать доверие Екатерины, которая после восшествия на престол организовала отдельный двор для царевны Натальи Алексеевны (1714-1728), родной сестры царевича Петра Алексеевича, и сделала гофмейстериной этого двора госпожу Крамер.
Эта самая Крамер получила от императора Карла VI 30 тысяч дукатов и сполна отработала деньги, сумев уговорить Екатерину I составить и подписать требуемое завещание. Что наговорила Крамерша умиравшей императрице, никому неизвестно. Однако она убедила Екатерину за несколько часов до смерти подписать указ об изгнании П.А. Толстого со товарищи [враги и конкуренты Меншикова], а затем организовала и завещание императрицы.
Текст завещания составил граф Геннинг-Фридрих Бассевиц (1689-1749) по указаниям Меншикова, но с учётом интересов своего герцога. Екатерина I слабым голосом, но твёрдо, велела Елизавете от её имени подписать завещание, которое передавало престол Петру Алексеевичу. Если у кого-нибудь могли возникнуть сомнения, кто инициировал подобное завещание, то 11-й пункт ясно говорил, что по достижении совершеннолетия Петр Алексеевич должен вступить в брак с одной из княжон Меншиковых.
Интересно, что это завещание подробно регламентировало порядок наследования российского престола, если Пётр II умрёт бездетным. И именно на это завещание ссылалась впоследствии Елизавета Петровна, совершая государственный переворот.
После смерти Натальи Алексеевны в ноябре 1728 года госпожа Крамер удалилась в свою Нарву, где спокойно прожила до самой смерти.
Императрица Екатерина II, проезжая через Нарву, навестила госпожу Крамер и имела с ней продолжительную беседу, но о чём они говорили, осталось неизвестно.

Екатерина I: анекдоты и некоторые факты из жизни первой императрицы России


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: