Императорская Россия в лицах и фактах. Анекдоты. Вып. 13


Анекдоты № 639 от 13.04.2012 г.




“Неслыханный пирог”

Князь Михаил Михайлович Долгоруков (1790-1841), будучи сосланным в Пермь, пригласил однажды на обед знатных людей этого города. Среди обильного угощения, поданного гостям, был и великолепный мясной пирог. Провожая гостей, хлебосольный хозяин сообщил им, что начинкой для "неслыханного пирога" послужило мясо его датской собаки по кличке Гарди. В качестве доказательства князь предъявил ошарашенным гостям шкуру и кости вышеназванной собаки.

О дряни

Ольга Александровна Долгорукова (урождённая Булгакова, 1814-1865), жена князя Александра Сергеевича Долгорукова (1809-1873), несмотря на свою довольно привлекательную внешность прославилась как сплетница, лгунья и интриганка. Их сын, Николай Александрович Долгоруков (1833-1873), изучал медицину, и это обстоятельство породило при дворе такую шутку:
"Обычно врачи дают нам всякую лекарственную дрянь, а здесь дрянь подарила нам врача!"


Кто хуже?

Александр II однажды спросил шефа жандармов Леонтия Васильевича Дубельта (1793-1862), кого из двух врагов самодержавия он предпочитает – Герцена или князя Долгорукова?
Дубельт ответил, что
"по его мнению, они одинаково дурные люди".
Император с ним не согласился и сказал, что
"предпочитает Герцена, который хотя постоянно бранится, но, по крайней мере, иногда что-либо и предлагает дельное. Между тем как кн. Долгоруков только бранится".
Александр Иванович Герцен (1812-1870).
Пётр Владимирович Долгоруков (1816-1868).

Женский орден - мужику

После восшествия на престол Петра II (1715-1730) Александр Данилович Меншиков (1673-1729) приставил к царю своего сына Александра (1714-1764), сделав его обер-камергером и наградив орденом св. Андрея Первозванного и орденом св. Екатерины. Это был единственный случай в истории Российской Империи, когда мужчина был награждён женским орденом.
Да, тут Данилыч сильно облажался в своей тяге к титулам и званиям!

Несостоявшийся самоубийца

Александр Петрович Апраксин (1690-1725) считался, мягко говоря, не совсем нормальным человеком. В 1720 году он бросился в ноги царевне Анне (1708-1728), дочери Петра I, будущей герцогине Голштинской, вытащил из ножен шпагу и приставил её к своему сердцу со следующими словами:
"Если ты останешься глуха к моей страсти, то я убью себя!"
Царевна равнодушно ответила:
"Так и убей, тогда одним дураком на свете будет меньше, вот и всё!" -
и вышла из комнаты.
После этого Апраксин спокойно поднялся на ноги, вложил шпагу в ножны и удалился по своим делам.

Путь к разводу

Князь Пётр Алексеевич Апраксин (1728-1757) был женат на княжне Анне Борисовне Голицыной (1730-1811 или 1814). Он оказался слабоват здоровьем и не мог удовлетворить все желания своей супруги, которой вскоре по этой причине наскучил. Разводы в России были тогда практически невозможны, но Анна Борисовна нашла путь к достижению своей цели. Я опишу цепочку лиц, по которой она прошла, в обратном порядке.
Князь Пётр Иванович Шувалов (1710-1762) был родным братом фаворита императрицы Елизаветы Петровны.
Любовницей Петра Шувалова была княгиня Александра Ивановна Куракина (урождённая Панина, 1711-1786), жена князя Александра Борисовича Куракина (1687-1749).
Эта самая Александра Ивановна была близкой подругой нашей Анны Борисовны и через своего очень влиятельного любовника добилась указа императрицы (без всякого там решения Синода), по которому её брак признавался расторгнутым, а ей возвращался титул княжны.
В таком состоянии княжна А.Б. Голицына и прожила до самой своей смерти.

Мужчин надо колотить, но...

Одна из племянниц княжны Голицыной, Софья Алексеевна Голицына (1776-1815), вышла замуж за графа Армана де Сен-При (1782-1848) и стала поколачивать своего мужа. Узнав о таком поведении своей племянницы, княжна стала выговаривать ей:
"Берегись, милая моя Софи! Я согласна, мужчины заслуживают того, чтоб их тузили, но ведь любому терпению приходит конец! Смотри, и твой муж может оставить тебя, как я бросила своего!"


О Голицыных

Во второй половине XVIII и первой половине XIX веков в Москве обосновалось великое множество князей Голицыных, которые населяли многочисленные улочки и переулки возле Тверской улицы. П.В. Долгоруков в своих записках утверждал, что число Голицыных в Москве иногда достигало 130 человек (мужеского пола, разумеется).
Шутники утверждали, что во время крестин каждого младенца мужского пола старейшая из княгинь рода Голицыных брала новорожденного на руки и приговаривала:
"Никогда не забывай, что ты князь Голицын! Будь глуп, будь скуп, живи в Москве близ Тверской, а умрёшь – так в Донской!"


Первые персики

Князь Михаил Михайлович Голицын Младший (1684-1764) прославился тем, что в царствование Елизаветы Петровны съездил послом в Персию и вывез оттуда персиковые деревья, которые посадил в своём поместье Узкое, что было в семи верстах от Москвы по Калужской дороге. Деревья прижились, стали плодоносить, и когда императрицы Елизавета или Екатерина II приезжали в Москву, князь Голицын подносил им несколько корзин с персиками, что считалось в те времена очень дорогим и изысканным подношением.

Без “фон”

Жизненные передряги внушили князю Василию Владимировичу Долгорукову (1667-1746) стойкую ненависть к немцам, которая особенно ярко проявилась в его бытность президентом Военной коллегии (то есть главнокомандующим) при императрице Елизавете Петровне. В прошениях, подаваемых на его имя, ни один офицер, включая генералов, не смел ставить перед своей фамилией частицу "фон". Если ему на глаза попадалась подобная бумага, то старый фельдмаршал кричал:
"Колбасник!" -
и бросал скомканное прошение на пол.

Императорская Россия в лицах и фактах. Анекдоты. Вып. 12

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: