Пётр Великий. Анекдоты, в основном, о нём и о его времени. Вып. 18


Анекдоты № 626 от 13.01.2012 г.




Случай с посланником

Фридрих Христиан Вебер (?-1739) был посланником Ганновера при дворе Петра I в 1714-1719 годах. Позднее он представлял Англию. Когда Вебер только прибыл в Петербург, генерал-адмирал Фёдор матвеевич Апраксин (1661-1728) устраивал для всего царского двора пир, на который по приказанию Петра I пригласили и Вебера.
Но в Петербурге Вебера в лицо ещё никто не знал, а он явился во дворец по ганноверскому обычаю без слуг и в довольно скромной одежде.
Офицер, стоявший со стражей у дворца, не пропустил Вебера и пригрозил ему бердышем, а когда Вебер стал качать свои права и настаивать, что у него есть приглашение, то был просто выкинут с лестницы.
Через одного из своих знакомых Веберу удалось сообщить во дворец о случившемся, и тот же офицер, униженно извиняясь, провёл посланника в зал, где шёл пир.
Один из министров императора дал Веберу следующее наставление:
"Так как Русские не знают твоего отечества, то в своём простом, хотя и опрятном, кафтане, ты можешь подвергнуться ещё большей опасности, если не прикажешь обшить его по всем швам серебром или золотом, и если перед тобой не будет пары слуг, которые бы кричали:
“Поди прочь!”"
О том, как проходил это пир, Вебер написал очень кратко:
"...дюжина бокалов венгерского и две кварты водки, которые я должен был выпить в два приёма из рук и теперь ещё здравствующего вице-царя Ромодановского, отняли у меня всякое чувство и разум. Впрочем, утешение оставалось мне в том, что почти все другие гости спали уже на полу, и никто поэтому не мог заметить оплошности другого".
[Князь Фёдор Юрьевич Ромодановский (1640-1717).]

Русское застолье

Позднее Вебер описал процедуру застолий в домах русских вельмож:
"Когда сядут за стол, то прежде всего подают холодные кушанья, ветчину, колбасы, студень и всякого рода мяса, изготовленные с деревянным (прованским) маслом, луком и чесноком; все эти кушанья остаются на столе с час времени и долее; затем идут супы, жаркое и другие горячие блюда, а уже в-третьих подают конфекты.
За здоровья принимаются пить тотчас в начале пира из больших стаканов и бокалов, видом похожих на колокола. На пирах знатных вельмож, никакого другого вина и не видно, кроме венгерского, и в изобилии его русские особенно желают выказать свою роскошь".


Последовательность тостов

Вскоре на одном из пиров в честь победы над шведами в Финляндии Вебер обратил внимание на порядок заздравных кубков:
"Первый провозглашен был за Божьей милостью [царя], второй - за всех храбрых матросов, третий за всех верных союзников, [потом] за всех храбрых воинов и проч., и проч."


Русские красавицы в 1714 году

Вид русских прелестниц произвёл на ганноверского посланника несколько странное впечатление. Рассказывая о своём посещении пира у Апраксина, Вебер записал:
"На помянутом пиршестве присутствовали все красавицы Петербурга, и хотя тогда уже все носили французские платья, но многие не умели в них хорошо держать себя, а своими черными зубами достаточно доказывали, что они не совсем отстали от устарелого русского мнения, будто бы только у мавров и обезьян - белые зубы".
Так как свои дневниковые записи Вебер редактировал значительно позднее, то он справедливо замечает:
"Впрочем, предрассудок этот с течением времени совершенно искоренился, так что теперь чужестранец, находясь в избранном обществе в Петербурге, до тех пор, по крайней мере, пока не вступит в разговор, решительно может подумать, что он не в России, а в Лондоне, или в Париже".


Добрые христиане

О пьянстве русских Вебер писал довольно сдержанно, хотя и отметил в одном месте, что россияне являются самой пьющей нацией в мире. В другом месте своих дневников Вебер отмечает, что
"хотя в среде Русских есть не пьющие решительно никаких крепких напитков, но большинство их считает недостаточно добрым христианином того, который захотел бы воздержаться от вина на Масленице, или в какие-нибудь другие большие праздничные дни".


О русском чванстве

Вебер, приехав в Петербург, по европейскому обычаю решил нанести визиты видным российским вельможам, но сразу же столкнулся с суровой действительностью. В России при Петре I ещё не было обычая наносить визиты, и первый же вельможа, к которому прибыл Вебер с визитом [Вебер не называет имён] долго продержал посланника во дворе на морозе, а когда вышел, поинтересовался, что ему надо. Когда Вебер сказал, что ничего такого ему не надо, то этот вельможа грубо заявил:
"Ну, и я от тебя ничего не желаю".
Такой приём не остудил Вебера, и он отправился к следующему вельможе, который сразу же заявил посланнику:
"Такой земли я не знаю. Ступай к тем, к кому ты послан".
После такого приёма Вебер решил больше не наносить никому визитов, кроме тех, которые полагались по его официальному положению.
Через несколько дней, когда эти же вельможи увидели, что Пётр I долго и милостиво беседовал с Вебером,
"оба царедворца бросились ко мне и самым унизительным образом просили у меня извинения в их грубости, и при этом чуть не падали передо мною на пол, и все погреба свои предлагали к моим услугам".
Однако Вебер больше не захотел беседовать с ними.

Где деньги?

Время течёт, но в России мало что изменяется. Вебер был в Петербурге почти 300 лет назад и сделал заметки о состоянии дел в России, которые очень значительно перекликаются с современностью. Вот, например, что он писал о наживаемых русскими средствах:
"Так как цари имеют власть во всякое время, по усмотренным обстоятельствам, отбирать имения у бояр своих, то поэтому и сии последние возымели ложное мнение, будто они то же могут делать со своими крестьянами. Отсюда и происходит, что всякое прилежание, всякое стремление к приобретению подавлены у крестьян, и что крестьяне эти, из недоверия к помещику своему, если и приобретают кое-что тайком, то зарывают в навоз и ничему не дают ходу.
Высасывая себе таким образом хитростию и властью сок и силу крестьян, дворяне не хотят в то же время колоть глаза своими награбленными богатствами, и оттого, по примеру крестьян, запирают свое золото в ларцы, где оно и ржавеет, или же (как разумно делают теперь некоторые из них) посылают свое золото в банки, в Лондон, Венецию, или Амстердам. Вследствие всего этого, так как деньги дворян и крестьян скрыты, то они и не могут быть в обращении, и не приносят стране никакой пользы".
В наше время богачи уже не боятся колоть глаза своим богатством, а наоборот...

Налоговая реформа

В Росси часть налогов собиралась натурой, и собранное продовольствие крестьяне были обязаны доставлять в пункты сбора самостоятельно. По мере роста государства пути доставки продовольствия удлинялись, так что сама доставка продовольствия становилась непосильной обязанностью. Посыпались многочисленные жалобы на такие порядки, Пётр I решился на реорганизацию процедуры сбора налогов, и вот что из этого получилось:
"...было решено, наконец, доставку провианта предоставить известным поставщикам и, вместо хлеба, взимать с земцев стоимость его. Мера эта, без сомнения, была бы великим облегчением стране, если б только дело повелось чисто. Но при этом завелась бездна мошенничества, и большие господа, которым поручалось договариваться с поставщиками, сами принимали доставку на себя, под чужими именами, выговаривая себе в контракте цену за тонну хлеба, какую хотели. Так что цена за хлеб, поступавший в царские магазины, стояла гораздо выше рыночной; поэтому ожидаемое облегчение стране обратилось в невыносимую ей тягость..."
Да и собранные средства не полностью поступали в казну. Со слов одного из своих хорошо информированных русских конфидентов Вебер записал:
"Из собранных податных 100 рублей, наверное, каких-нибудь 30 рублей поступают в казну Его Величества, остальное чиновники делят между собою за труды свои".


Борьба с коррупцией

Не обошёл своим вниманием Вебер и взяточничество в России, но конкретные факты он поостерёгся приводить, ограничившись общими словами:
"Средства, употребляемые для извлечения взяток, неисчислимы, и их также трудно исследовать, как и исчерпать море, и хотя повелением Его Величества многие из них искореняются, но чиновники с изумительною быстротою приискивают новые".
Совсем как в наше время!

Пётр Великий. Анекдоты, в основном, о нём и о его времени. Вып. 17

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: