Древний Китай в исторических анекдотах и преданиях. Часть VII


Анекдоты № 599 от 10.06.2011 г.




Польза брачных союзов

Одним из самых действенных и гибких способов налаживания контактов между влиятельными группами в Древнем Китае было заключение браков.
Во II веке в провинции Сянъян было пять крупных кланов, и три из них были связаны между собой брачными узами. Это позволяло кланам контролировать местную администрацию. Аналогичная картина была и в провинции Наньян.
В качестве примера укажем на биографию некоего Лю Фана, который враждовал с несколькими чиновниками. Среди главных врагов Лю Фана был и его земляк Тянь Юй. Но через некоторое время
"Тянь помирился и связал себя брачными узами с семьей Лю Фана".
И всё стало хорошо.
Но переоценивать это средство не стоит. В 73 году до Р.Х. правителем провинции Инчуань стал Чжао Гуанхань. В этой провинции все могущественные кланы были породнены между собой и могли сообща оказывать сильное давление на местные власти.
Чжао Гуанхань нашёл простой способ борьбы с местной мафией: с помощью подложных писем и клеветнических слухов он сумел перессорить все влиятельные семейства между собой, да так успешно, что те отказались впредь заключать между собой новые брачные союзы.

Философ Шэнь Дао

В книге "Чжуан-цзы" так говорится об искусстве Пути:
"Быть открытым для всех и не иметь пристрастий; непрестанно меняться и ничего не желать для себя; жить, как живётся, и не иметь для себя отвлечённых правил; следовать всякому влечению без колебаний; не умствовать прежде времени; не строить расчётов, полагаясь на своё знание; не выбирать среди вещей, но превращаться вместе с ними – в этом тоже заключалось искусство Пути древних".
А вот как эти правила выглядели в отношении жизни философа Шэнь Дао (IV век до Р.Х.):
"И вот Шэнь Дао отбросил знания, презрел собственные мнения и стал лишь следовать Неизбежному, во всем сообразуясь с обстоятельствами. Сие он провозгласил высшей истиной, говоря при этом:
"Знать – значит не знать".
Оттого он считал всякие познания вещью опасной и хотел искоренить их раз и навсегда. Он держался распущенно, не заботился о своей репутации и насмехался над достойными мужами, которых ценят в мире. Развязный, отринувший приличия, он дерзко нападал на великих мудрецов Поднебесной... Он считал никчемными знания и размышления, не знал, что должно стоять впереди, а что – после, глядел поверх всего, и только. Двигался, только если его толкнут; возвращался, только если его потянут назад; вращался, как вихрь; парил, как пух, крутился, как жернов. Был целостен и не имел изъяна, в движении и покое ничего не делал зря и ни разу не заслужил порицания. А почему? Кто ничего не знает, тот не страдает от влюбленности в себя и не ведает тягот, созидаемых применением знаний. Кто в движении и в покое не отклоняется от истины, тот до самой смерти избегнет людской хвалы. Поэтому он говорил:
"Стремитесь к тому, чтобы уподобиться бесчувственной вещи, не прибегайте к услугам мудрых и достойных; даже кусок земли не теряет Пути".
А почтенные люди в свете смеялись над ним, говоря:
"Путь Шэнь Дао для живых людей недостижим. Он годится разве что для мертвецов".
И кончилось тем, что Шэнь Дао прослыл в мире большим чудаком, только и всего".


Знатность в Китае

В древнем Китае не существовало чётких критериев родовитого (знатного) происхождения. Например, в начале II века семейство Дэн, к которому принадлежала супруга императора Хэ-ди, считалось одним из самых именитых в империи. Но в 121 году влияние семейства Дэн рухнуло.
Через 38 лет император Хуань-ди захотел взять в жёны внучатую племянницу императрицы Дэн, однако в это время его счастливая избранница уже слыла при дворе женщиной низкого происхождения.

Польза скромности

В древнем Китае, особенно в эпоху Хань, большой популярностью пользовалась история о скромном сыне, который отдал свою долю наследства алчным родственникам, а потом – в награду за свою доброту и скромность – неожиданно разбогател.
В те времена равнодушие к наследству и/или отказ от своей доли наследства считались одним из атрибутов идеального человека. На волне таких мировоззрений появились хитрецы, которые ловко играли на этом пристальном внимании окружающих к дележу чужого наследства.
Сюй У сделал хорошую карьеру и получил звание "почтительного и бескорыстного", но он очень хотел устроить карьеру и для своих младших братьев. Когда умер их отец, Сюй У присвоил себе лучшую долю от оставшихся земель и хозяйства, а его младшие братья не стали возражать против такой несправедливости, и смогли получить таким образом хорошие рекомендации для продвижения по службе. Со временем общее состояние Сюй У выросло в три раза, он отдал свои накопления братьям (уже сделавшим карьеру) и восстановил свою репутацию.

Хорошая репутация важнее

Когда сановник Гао Шень после долгих лет службы вернулся домой, у него к этому времени не было никакого состояния, и жена стала упрекать его в том, что он ничего не оставляет своим детям. Гао Шэшь на эти упрёки отвечал, что он оставляет своим сыновьям хорошую репутацию, и он знал, что говорил. Хотя сам Гао Шэнь продолжал жить в соломенной хижине с голыми стенами, его сыновья сделали хорошую карьеру.

Один пашет...

Китайский философ Ван Фу (76-167) такими словами описывал ситуацию в Гуаньдуне, главном экономическом районе ханьского Китая:
"Ныне в мире бросают земледелие и шелководство и устремляются в торговлю. Запряжённые быками и лошадьми повозки запрудили дороги, бездельники, ищущие удачи, переполнили города... Взгляните на положение в Лояне: тех, кто занимается второстепенным делом (ремеслом и торговлей), вдесятеро больше земледельцев, а слоняющихся попусту вдесятеро больше тех, кто занимается второстепенным делом. Один крестьянин пашет, а сто человек от него кормятся. Одна женщина ткёт, а сто человек носят сотканное ею. Но если одному снабжать сотню – можно ли обеспечить всех? В Поднебесной сотня областей, тысяча уездов, десятки тысяч городков с рынками – и такое творится повсюду".


Изречения философов

Конфуций сказал:
"Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы иметь высокий чин. Не беспокойся о том, что тебя не знают. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы тебя знали".

Мо-цзы сказал:
"Если благородные и мудрые управляют глупыми и низкими, то царит порядок. Если глупые и низкие управляют благородными и мудрыми, то будет смута".

В книге "Дао-дэ дзин" сказано:
"Когда в стране много ненужных вещей, народ становится бедным.
Когда у народа много острого оружия, в стране увеличиваются смуты.
Когда много искусных мастеров, умножаются редкие предметы.
Когда растут законы и приказы, увеличивается число воров и разбойников".


Если после прочтения данных историй и изречений у вас, уважаемые читатели, возникнут ассоциации с современным положением в нашей стране, то Старый Ворчун (Виталий Киселёв) тут совершенно не при чём – ведь всё это говорилось и писалось почти две тысячи лет назад.

Древний Китай в исторических анекдотах и преданиях. Часть VI

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: