Анекдоты о Суворове. Вып. 15


Анекдоты № 545 от 01.05.2010 г.




Не ленитесь!

Во время строительства укреплений в Финляндии Суворов поручил возведение некоторых объектов своим полковникам. Одного из них Суворов долго не посещал, а когда приехал на объект, то обнаружил значительные упущения. Полковник стал сваливать вину на своего подчинённого, но рассерженный Суворов возразил:
"Оба вы не виноваты!"
Затем он схватил прут и стал хлестать по своим сапогам, приговаривая:
"Не ленитесь, не ленитесь! Если бы вы сами ходили по работам, всё было бы хорошо и исправно".


Я бы с Текелием...

Однажды при Суворове стали рассказывать анекдоты про известного генерала Текелия, который отличался в боях за Кубанью, а также в турецких войнах при Екатерине.
[Пётр Абрамович Текели-Попович (1720-1793), из австрийских сербов.]
Суворов с удовольствием присоединился к беседе:
"Помню, помню, сего любезного моего сослуживца, усача-гусара, рубаку-наездника, гордившегося сходством лица и роста с Петром Великим, с портретом которого и умер. Его вздумал как-то отклонить от нападения, по политическим видам, один миролюбивый командир; но он сказал ему:
"Политика - политика, а рубатися – треба", -
бросился на неприятеля, разбил его и, возвращаясь, сказал миролюбивому советнику:
"А що твоя папира?"
Суворов добавил:
"Я бы с Текелием воевал без бумаги. Он - с саблею, а я - со штыком. Да покоится прах его!"
С этими словами Суворов встал и перекрестился.

О цветах

Однажды Суворова стали уверять, что он совсем не изменяется и всё цветёт.
Суворов на этот комплимент возразил собеседнику:
"Нет, Любезный! Одни цветы производит весна, а другие - осень. Хорошо, что я отцветаю на солнце. В тени растения ядовиты".


О великих

Однажды в придворном обществе некий вельможа развлекал присутствующих рассказами об отечественной истории и всех российских полководцев называл великими. Дав вельможе высказаться, Суворов заметил:
"Не слишком ли, брат, расточаешь титла великого? Не смешивай знаменитых с великими: первых у нас довольно; последними природа везде не так-то таровата. Только через несколько веков выпускает по одному. Взгляни на воздвигнутый Великому Великою монумент Петра! Поклонись и остановись!"


Не племянник

Один болтливый офицер решил развлечь Суворова рассказами о графе П.А. Румянцеве-Задунайском. Во время разговора этот офицер всё время повторял, что граф приходился ему родственником. Суворову это надоело, и он прервал рассказчика:
"Ваша речь впереди. Спасибо вам, что вы хвалите Петра Александровича! Он, подлинно, в продолжение сорокалетнего начальствования, не наговорил всего того, что вы теперь в полчаса".
Затем Суворов попрыгал немного по комнате и продолжал:
"Радуюсь, что я не племянник какому-нибудь великому человеку: тогда называли бы меня племянником, а не Суворовым".


Аппетит

Однажды на постоялом дворе Суворов любовался, как обедают извозчики. Они за пару минут опустошили огромную лохань со свининой, облитой хреном. За ней последовала вторая лохань, потом третья...
Наконец, Суворов не выдержал и обратился к мужику, который ел быстрее всех:
"Ну, мужичок, ты ешь с аппетитом!"
Мужик простодушно ответил:
"Нет, боярин! Где нам разбирать аппетиты да лихие болести. Ем себе во славу Божию с хреном, и спасибо хозяину".


О немцах

Когда император Павел стал перестраивать российскую армию на прусский лад, родился экспромт, который молва упорно приписывает Суворову:
"Пудра – не порох,
Букли – не пушки,
Коса – не тесак,
И я не немец, а природный русак".
Суворову приписывают ещё несколько антинемецких афоризмов:
"Русские прусских всегда бивали. Чего же тут перенимать?"
"Я немцев знаю, видел их со спины".
"Немцев и ленивый побьёт".
Следует заметить, что во время Итальянской кампании Суворов несколько смягчился:
"При мне и немцы хорошо воюют".


Молчи!

Однажды в штабе Суворова зашёл разговор об императоре Павле, и Александр Михайлович Каховский (1768-1827) сказал командующему:
"Удивляюсь Вам, граф, как Вы, боготворимый войсками, имея такое влияние на умы русских, в то время как близ Вас находятся столько войск, соглашаетесь повиноваться Павлу".
Суворов подпрыгнул к Каховскому и перекрестил тому рот:
"Молчи, молчи! Не могу. Кровь сограждан!"
Этот Каховский приходился родным дядей Петру Каховскому, убившему Милорадовича.

Анекдоты о Суворове. Вып. 14

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: