Александр II: анекдоты об императоре и его окружении. Часть II


Анекдоты № 522 от 13.11.2009 г.




Осторожный фельдмаршал

Во время польской кампании 1831 г. фельдмаршал Иван Фёдорович Паскевич (1782-1856) часто пользовался услугами доктора Преображенского полка Ивана Васильевича Енохина (1791-1863). Дело в том, что фельдмаршал был большим любителем прекрасного пола, но очень опасался, чтобы какая-нибудь из польских красавиц из патриотических соображений не наградила его неприятной болезнью. Поэтому все дамы, которые допускались к интимной беседе с фельдмаршалом, должны были провести несколько минут в соседней комнате наедине с доктором Енохиным “в полном послушании последнего”.

Случай помог медику

Фельдмаршал ценил ловкого медика и пристроил его лейб-медиком при дворе цесаревича Александра Николаевича, чтобы иметь своего человека в придворных кругах. Сначала Енохину при дворе было очень трудно, но помог ему случай. В 1838 году в Копенгагене во время его первого заграничного путешествия у цесаревича был небольшой приступ лихорадки. Генерал Александр Александрович Кавелин (1793-1850), который был начальником двора цесаревича, грозно обратился к лейб-медику, показывая свой кулак:
"Чтобы завтра Его Высочество был здоров! Если завтра Его Высочество не выздоровеет совершенно, то я тебя пошлю на гауптвахту здесь же, в Копенгагене!"
Странно, но на следующий день Александр Николаевич был совершенно здоров.

Верный диагноз Енохина

Зиму 1838-39 годов цесаревич очень хотел провести за границей, но император Николай требовал возвращения сына на родину. Лейб-медику Енохину удалось уверить императора в том, что если цесаревич не проведет эту зиму в Риме, то у него может быть чахотка. Цесаревичу было разрешено провести зиму в Риме, и он никогда не забывал этой услуги Енохина.

Кофе с императором

Пока Александр Николаевич был великим князем он каждое утро пил кофе с Енохиным, но на следующее утро после восшествия Александра Николаевича на престол Енохин утром не явился. Новый государь интересуется:
"Где Енохин?"
Ему отвечают:
"Дожидается в прихожей".
Император:
"Позвать его!"
Енохин тут же явился. Император:
"Зачем ты не велел о себе доложить?"
Енохин:
"Не смел, Государь. Я имел счастие каждое утро пить кофе с цесаревичем, но к Государю моему без приказания явиться не смею".
Это очень понравилось Александру Николаевичу, и он велел Енохину сесть с собой и пить кофе. С тех пор ежедневно по утрам Енохин пил кофе с императором с глазу на глаз и мог говорить с ним, о чём вздумает. Кроме того, он сопровождал императора во всех дальних поездках и путешествиях.

Влиятельный медик

Такое отношение императора сделало Енохина одним из самых влиятельных лиц при дворе. За глаза при дворе все смеялись над ним, но, с другой стороны, все за ним очень ухаживали. Самые влиятельные лица Петербурга по большим праздникам ездили к нему с поздравлениями, а при встречах с приятной улыбкой пожимали его руку.

Адлерберги

Граф Александр Владимирович Адлерберг (1818-1888) был другим доверенным лицом Александра Николаевича, который наряду с дежурным камердинером мог входить к императору без доклада.
Своему возвышению Адлерберги обязаны баронессе Шарлоте Карловне Ливен (1742-1828), воспитательнице дочерей императора Павла. Она способствовала назначению Юлии Федоровны Адлерберг (1760-1828) нянюшкой к великим князьям Николаю и Михаилу Павловичам. При Александре I она была назначена начальницей Смольного монастыря и занимала данный пост до своей смерти в 1839 г. Это было не только теплое и выгодное местечко, но оно позволяло добиться известного влияния. Так что Юлия Фёдоровна (по прозвищу Адлербергша, так ее звали воспитанницы) добилась не только высших женских отличий для себя, но и определила своего брата, Владимира Фёдоровича (1792-1884), в товарищи детских игр к великим князьям Николаю и Михаилу Павловичам.
Не приходится удивляться, что при Николае I он сделал блестящую карьеру. Вначале Владимир Фёдорович был постоянным соглядатаем императора Николая при следственной комиссии, а с 1827 года он стал начальником военно-походной канцелярии и командующим главной квартирой. На этом посту вместе с Чернышёвым и Клейнмихелем он неплохо нажился на военных поставках (под чужим именем, разумеется).

Наследственный пост

С 1841 г. В.Ф. Адлерберг становится министром почт. Современники дружно отмечали абсолютную бездарность графа Владимира Фёдоровича, но...
А при Александре II он становится министром двора и уделов, удерживая этот влиятельный пост до 1870, который он затем уступил своему сыну Александру Владимировичу.

Эпиграмма

Адлерберги и их родственники Барановы обрели такое влияние при дворе, что среди придворных даже гулял стишок:
"От Адлербергов и Барановых
Избави, Боже, дом Романовых..."


Александр II: анекдоты об императоре и его окружении. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: