Анекдоты о Суворове, вып. 14


Анекдоты № 487 от 21.02.2009 г.


Ученик Румянцева

Однажды Растопчин в письме к Суворову поставил адресата выше Румянцева. Прочитав такие слова, Суворов возмутился и сказал адъютанту:
"Отвечай ему – Суворов ученик Румянцева!"



Вечно живой

Известно, что Суворов часто ставил себя выше Фридриха Второго (которого пруссаки почему-то нарекли Великим) или "мальчика" Бонапарта, но к Румянцеву даже после отставки последнего Суворов продолжал демонстративно относиться как к начальнику, как к действующему фельдмаршалу. Суворов продолжал посылать Румянцеву донесения и рапорты по всем правилам и отправлял к нему соответствующих офицеров.



Свидетельство Энгельгардта

Это подтверждает и Л. Энгельгардт (1766-1836) в своих "Записках". Он пишет, что после прибытия в Яссы Г.А. Потемкина почти все офицеры и генералы изменили свое отношение к опальному фельдмаршалу:
"Остальные генералы из подлости и раболепства редко посещали графа, да и то самое малое число. Один только граф Алекс[андр] Вас[ильевич] Суворов оказывал ему уважение: после всякого дела и движения, посылая курьера с донесением главнокомандующему, особенного курьера посылал с донесением к престарелому фельдмаршалу, так как бы он еще командовал армией".



Российский Нестор

О высокой оценке Румянцева говорят и "Наброски плана польской кампании", где Суворов жестко пишет:
"Невежды Петербургские не могут давать правил Российскому Нестору, одни его повеления для меня святы".
Российский Нестор – это, разумеется, Румянцев.



Даже Тюренн...

Когда под Очаковым Суворов был ранен, он заперся в своей палатке и отказывался от любой помощи. Потемкин прислал к нему хирурга Массо, но Суворов на различные доводы врача только качал головой и все повторял:
"Тюренн, Тюренн!"
Тут Массо вышел из себя:
"Так слушайте же! Тюренн, раненый, позволял делать себе перевязки!"
Услышав это, Суворов прекратил сопротивляться и отдался в руки врача.
Анри Тюренн (1611-1675) - французский маршал, которого очень ценил Суворов.



Суворовская доброта

Прослышав о доброте Суворова, поляки обратились к нему с петицией об увеличении свобод в Польше. В ответ на петицию Суворов подпрыгнул и широко развел руки:
"Матушка императрица во-о-от какая большая!"
А потом фельдмаршал съежился:
"А Суворов во-о-от какой маленький!"



Что делать, господа?

Обычно императрица Екатерина повышала генералов, строго соблюдая принцип старшинства, но для Суворова было сделано исключение, и он получил звание фельдмаршала, обойдя нескольких коллег. Утешая обойденных генералов, Екатерина сказала:
"Что делать, господа, звание фельдмаршала не всегда дается, но иной раз у вас его и насильно берут".



Одна буква

В своей переписке Суворов часто вместо слов "фельдмаршальский жезл" ставил просто букву "ж", но оговаривался:
"Боюсь и произнести".



Мундир и шуба

Но мундиром фельдмаршала Суворов гордился, и зимой расхаживал по Петербургу в одном мундире. Тогда императрица подарила Суворову дорогую шубу, но он и после этого продолжал передвигаться по столице в одном мундире, а за ним офицер нес в руках шубу. Только входя в покои Екатерины, Суворов подавал офицеру знак рукой, и тот набрасывал шубу на плечи фельдмаршала.



Матушка Екатерина

Когда императрица Екатерина умерла, Суворов с грустью проговорил:
"Если бы не было матушки Екатерины, не видать мне ни Кинбурна, ни Рымника, ни Варшавы".



Румянцев о Суворове

Румянцев иногда отзывался о Суворове так:
"Вот человек, который всех хочет уверить, что он глуп, и никто ему не верит".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: