Русская эмиграция, вып. 13. Алданов


Анекдоты № 469 от 11.10.2008 г.


Василий Яновский дает такую оценку творчества Марка Александровича Алданова (1886-1957):
"Чудом литературной карьеры Алданова было то, что, за исключением Ходасевича, его ни разу не выругали в печати. Даже Л.Н. Толстого ловили на грамматических ошибках. За синтаксис доставалось даже Пушкину, Лермонтову и Гоголю. Но Алданова никогда и ни в чём не упрекали".



Алданов перед войной неизменно делал комплименты Мережковскому:
"Вас, Дмитрий Сергеевич, считают в германии первым русским писателем, но реакционером. "Берлинер Тагеблатт" так и пишет: Эйнгефлайштер реакционэр".
Мережковский польщенно улыбался и горько повторял:
"Эйнгефлайштер реакционэр…"
Он себя таковым не считал.



Когда начали печатать огромную трилогию Алданова Ключ, в одном из углов гостиной Мережковских произошёл следующий любопытный разговор.
Гиппиус:
"Марк Александрович, я собираюсь выругать "Ключ", вам это будет очень неприятно?"
Алданов:
"Очень, Зинаида Николаевна. Вы даже себе не представляете, как это будет мне неприятно".
Гиппиус о "Ключе" так и не написала.
Вертя лорнет, Гиппиус затем спрашивает, не глядя на Алданова:
"Это, собственно, что же такое ваш роман, авантюрный?"
Алданов начинает вкрадчиво объяснять:
"Это психологический роман…"



Галина Кузнецова в своем "Грасском дневнике" вспоминает:
"Всю дорогу туда и обратно он [Алданов] расспрашивал. Это его манера. Разговаривая, он неустанно спрашивает, и чувствуется, что всё это складывается куда-то в огромный склад его памяти, откуда будет вынуто в нужный момент. Расспрашивал он решительно обо всём: как мы здесь живём, охотятся ли здесь, ездят ли верхом, почему не охотится Иван Алексеевич, почему не ездит верхом, почему не ловит рыбу…"
По словам Яновского, это всё напоминало знаменитый ларчик, куда Чичиков "имел обыкновение складывать всё, что ни попадалось".



Если Алданову посылали новую книгу, то уже с обратной почтой можно было получить летучку или открытку с благодарностью и пожеланием успеха.
Бунин же, если отвечал, то только предварительно перелистав или прочитав книгу.



При встрече с молодым литератором Алданов неизменно спрашивал:
"Над чем теперь изволите работать?"
А получив ответ, также вежливо продолжал, задавая совершенно бессмысленный в условиях эмиграции вопрос:
"У кого предполагаете издавать?"



Утверждали, что Алданов много пьёт и пишет свои произведения в кафе, совсем как "проклятые поэты".



Алданов понимал, что Пруста надо хвалить, но сам его произведений не читал, и Пруст не оставил никаких следов в творчестве Алданова.



Алданов часто повторял, что не может простить себе двух роковых ошибок:
не съездил в Ясную Поляну и не видел живого Пруста, хотя обе эти возможности были ему доступны.

Для Алданова это было характерно: читать Пруста не обязательно, а вот поглядеть на него из угла кафе…



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: