Анекдоты о Суворове, вып. 8


Анекдоты № 407 от 16.06.2007 г.




Сына за крестом

За обедом в Зимнем дворце Екатерина обратилась с благодарностью к князю Сергею Федоровичу Голицыну (1748-1810) и сказала, что прошедшую ночь она спала совершенно спокойно под охраной достойного капитана. Голицын встал и поблагодарил императрицу от себя и своего сына.
[Следует заметить, что всего у Сергея Федоровича с женой Варварой Васильевной Энгельгардт (1757-1815), племянницей Потемкина, было 10 сыновей.]
Тогда Суворов, сидевший справа от императрицы, промолвил:
"Для чего ты не прислал которого-нибудь из сыновей под Варшаву за Георгием крестом?"
Потом он указал рукой на многих придворных, в том числе на князя Ивана Ивановича Барятинского (1772-1825), особенно похвалявшегося своими подвигами, и прибавил:
"Они даром получили".



Тяжелые раны

Суворов часто говорил, что получил за свою жизнь семь ран: две на войне и пять – при Дворе. Он считал, что последние гораздо тяжелее и мучительнее тех, что получены на войне.



Только не на провинцию!

Екатерина II своих командующих армиями в мирное время часто назначала генерал-губернаторами, как, например, Потемкина, Румянцева или Салтыкова. И у Суворова императрица поинтересовалась, начальство над какой из губерний его бы могло заинтересовать. Александр Васильевич ответил:
"Я знаю, что матушка-царица слишком любит своих добрых подданных, чтобы мною наказать какую-либо свою провинцию. Я размеряю силы свои с бременем, какое могу поднять. Для другого невмоготу фельдмаршальский мундир".
Екатерина была довольна таким ответом и произвела Суворова в чин полковника лейб-гвардии Преображенского полка, за что А.В. был ей очень признателен.



За свой счет

Когда Суворов был полковником Астраханского полка в Новой Ладоге, он за свой счет устроил там училище для солдатских детей и выстроил для него дом. Он также был там учителем и написал для детей несколько учебников: молитвенник, краткий Катехизис и начальные правила арифметики.



Помогает русская азбука

Суворов приказал, чтобы обо всех подвигах и редких поступках солдат докладывали ему лично. Он часто обнимал и целовал таких солдат и угощал их из своих рук водкою. В сражении при Требии солдат Митрофанов с товарищем взяли в плен трех французов. Те отдали русским часы, деньги и все остальное имущество, но Митрофанов вернул им часть денег на пропитание. Тут набежали другие русские солдаты и хотели изрубить французов, но Митрофанов не дал:
"Нет, ребята, я дал им пардон. Пусть и француз знает, что русское слово твердо".
Но всю захваченную добычу он разделил с товарищами.
Митрофанов был представлен Суворову и тот спросил его:
"Кто тебя научил быть так добрым?"
Солдат ответил:
"Русская азбука: С (слово), Т (твердо), и словесное Вашего сиятельства нам поучение. Солдат — христианин, а не разбойник".
Суворов был в восторге, обнял солдата и тут же произвел его в унтеры.



О неаполитанских повстанцах

Когда Суворов получил известие о тех жестокостях, которые повстанцы кардинала Руффо произвели в Неаполе, он сказал:
"Трусы всегда жестокосердны".



Не нам Суворова учить!

В 1795 году Екатерина II поручила Суворову вступить в переписку с командующим роялистскими войсками в Вандее Шареттом. По этому поводу императрице был представлен проект письма на французском языке, который и должен был подписать Суворов. Императрица прочитала проект письма и разорвала его со словами:
"Не нам учить Суворова писать. У гения свой полет и свое перо".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: