Императорская Россия в лицах и фактах, вып. 4


Анекдоты № 331 от 17.12.2005 г.


Вешатель

В 1832 году Михаил Николаевич Муравьев (1796-1866) был назначен военным губернатором в Гродно. Вскоре он узнал, что кто-то из местных жителей спросил у одного из чиновников:
"Наш новый губернатор родня ли моему бывшему знакомому, Сергею Муравьеву-Апостолу, который был повешен в 1826 году?"
Губернатор вскипел:
"Скажите этому ляху, что я не из тех Муравьевых, которые были повешены, а из тех, которые вешают!"
Говорят, что именно с тех пор к нему и прилепилась кличка "Вешатель".



Трехпрогонный министр

В 1858 году М.Н. Муравьев отправился в летнюю поездку по России и взял разом прогоны по трем ведомствам, к которым имел отношение: имуществ, межевому и уделов. За такой оригинальный вид казнокрадства Муравьева стали называть "трехпрогонным" министром.



Земля - народу

Одна из самых наглых проделок Муравьева-вешателя была проделана в 1859 году. Группа купцов обратилась в министерство государственных имуществ с просьбой о продаже им казенной земли на берегу реки Камы для устройства пристани. Тогда Муравьев выпросил пожалование этой самой земли одному из своих сыновей, которую потом и продали этим купцам за 300 000 рублей серебром. А купцы хотели приобрести эту землю у казны.



Спаситель, но фон дер Ховен

После известного доноса капитана Майбороды в Тульчино 13 декабря 1825 года прибыл для разборок генерал Александр Иванович Чернышев (1785-1857). Он договорился с командующим 2-ой армией Петром Христиановичем Витгенштейном (1768-1843) о принятии необходимых мер против заговорщиков, и уже 14 декабря был арестован вызванный в штаб полковник П.И. Пестель.

15 декабря Чернышев и генерал П.Д. Киселев отправились в Линцы для изъятия бумаг Пестеля, а также арестовали там нескольких офицеров.

Но сам Киселев был у властей под подозрением, поэтому одновременно полковник барон Христофор Христофорович фон дер Ховен (1795-1890) по приказу Чернышева изъял бумаги Киселева у него дома и принес их Витгенштейну. Витгештейн был вообще добрым человеком, он хорошо относился к Киселеву и был огорчен находками:

"Он погиб, наш бедный Киселев! Он пойдет в Сибирь".
Фон дер Ховен сказал:
"Можно его спасти".
Витгенштейн удивился:
"Но каким образом?"
Ховен был краток:
"А вот так", -
сказал он и бросил пачку бумаг в горящий (чуть не написал пылающий) камин.

П.Д. Киселев никогда не забывал этой услуги фон дер Ховена и всегда в дальнейшем поддерживал его.



Сила Аракчеева

Когда после Венского конгресса император Александр Павлович перестал заниматься внутренними делами государства, интересуясь лишь внешнеполитическими вопросами, в силу вошел Аракчеев. Тогда все докладные записки министерские, а также журналы Комитета министров и Государственного совета доставлялись в Собственную канцелярию императора [тогда было только одно отделение, остальные появились при Николае Павловиче], а оттуда возвращались с надписью:
"Государь император соизволил повелеть то и то. Генерал граф Аракчеев".
У него также находились бланки с подписью императора, что позволяло ему распоряжаться по своей прихоти всеми отраслями государственного управления.

Самые влиятельные лица государства трепетали перед ним и заискивали перед его любовницей Анастасией Минкиной. К злой Наське считали за честь ездить на чай такие люди, как Председатель Государственного совета и Комитета министров князь Петр Васильевич Лопухин (1753-1827), председатель Департамента Экономий Государственного совета князь Алексей Борисович Куракин (1759-1829), министр внутренних дел граф Виктор Павлович Кочубей (1768-1834).

Когда сам Аракчеев удостаивал Кочубея принять от него приглашение на обед, то надменный с другими Кочубей надевал мундир и ленту, чтобы встретить всесильного временщика у себя дома.



До и после

Генерал Петр Яковлевич Корнилов (1770-1828), командир Волконского, приехав из Петербурга, рассказывал ему:
"Ах, Сергей Григорьевич, видел я там министров и прочих людей, управляющих Россией: что за народ! Осел на осле сидит и ослом погоняет".
Через три недели Корнилов арестовал Волконского на его квартире в Умани.

Следует отметить, что многие советовали Волконскому бежать и предлагали свою помощь, - и Витгенштейн, и графиня Киселева, и Николай Николаевич Раевский (1771-1829), но Волконский никого не слушал: он хотел разделить участь своих товарищей.



Самовар

Говорят, что граф Иван Иванович Дибич (1785-1831), он же известный генерал-фельдмаршал, из-за своего вспыльчивого характера был прозван "самовар-пашой".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: