Императорская Россия в лицах и фактах, вып. 1


Анекдоты № 298 от 30.04.2005 г.


Про Филарета

Про московского митрополита Филарета один англичанин сказал в разговоре с каким-то архимандритом:
"Ваш митрополит, должно быть, святой человек?"
Архимандрит спросил:
"Почему вы так полагаете?"
Ангдичанин ответил:
"Он такой худощавый".
Но Филарет был настолько деспотичен с подчиненным ему духовенством, что его все дружно ненавидели, и архимандрит ответил:
"Помилуйте, черт еще худощавее его!"



Тридцатилетняя война

Великий князь Михаил Павлович часто ссорился со своей женой Еленой Павловной и запрещал ей вмешиваться в политику. Когда один из его адъютантов спросил:
"Ваше высочество будет праздновать годовщину двадцатипятилетия своей свадьбы?" -
великий князь ответил:
"Нет, любезный, я подожду еще пять лет и тогда отпраздную годовщину моей тридцатилетней войны".



Елена Павловна - советник

Следует заметить, что муж Елены Павловны, великий князь Михаил Павлович, категорически запрещал ей вмешиваться в какие-либо важные дела, особенно в политику, да и после его смерти она при жизни императора Николая Павловича не смела открыто вмешиваться в дела, но после его смерти она расцвела. В глаза она льстила и новому императору, и императрице Марии Александровне, да и со всеми влиятельными при дворе лицами она держалась очень вежливо, но за глаза она могла подтрунивать над императором, а про императрицу говорила:
"Бедная женщина! Зачем она позволяет обходиться с собой подобным образом? Ума-то, видно, у нее, бедной мало".
А уж об остальных влиятельных лицах она отзывалась всегда с величайшим презрением. Великому князю Константину Николаевичу в глаза она льстила, но давала всем понимать, что она им руководит и управляет. Когда он делал что-нибудь умное, Елена Павловна всегда давала понять, что это сделано по ее совету, но стоило великому князю совершить какой-нибудь промах, особенно политический, как она тут же говорила:
"Ах, зачем Константин меня не послушался! Ведь я ему советовала этого не делать! Константин, конечно, умен, но в нем нет никакого благоразумия, он слишком пылок, ему необходим советник, который находился бы при нем безотходно и мешал бы ему проказить".
Роль этого советчика добрая тетушка отводила, естественно, себе.



Современная литература так...

Елена Павловна, жена великого князя Михаила Павловича, однажды подошла к цензору А.И. Красовскому и спросила его:
"Вам, должно быть, очень докучна обязанность читать все, что появляется?"
Он отвечал:
"Да, Ваше Императорское Высочество, современная литература так отвратительна, что это мученье".
Великая княгиня поспешила отойти от него.



Вот так притирание!

Первая жена фельдмаршала графа Петра Ивановича Шувалова, Мавра Егоровна, урожденная Шепелева, пользовалась особенной доверенностью императрицы Елизаветы Петровны. Она постоянно жила в смежных комнатах с императрицей и постоянно приводила к ней любовников и уводила их. Они с мужем решили ввести в любовники к императрице Ивана Ивановича Шувалова.

У Елизаветы тогда особым вниманием пользовался очень красивый полковник Никита Афанасьевич Бекетов, которому было тогда 22 года от роду. Однажды граф П.И. Шувалов дал Бекетову какое-то притирание, которое по его славам обеспечивало сохранение свежести лица. И нужно ему было в 22 года такое притирание! Вскорости лицо Бекетова покрылось сыпью и угрями от такого подарка. А Мавра Егоровна тотчас и указала императрице:

"Смотри, матушка, какого он зазорного поведения, с ним опасно".
Судьба Бекетова была решена: его удалили от двора и перевели в армию, а Иван Иванович Шувалов остался любовником Елизаветы Петровны.



Высокородный стихотворец

Граф Андрей Петрович Шувалов (1744-1789) был горьким пьяницей и проматывал огромное состояние, нажитое его отцом. Будучи в Париже он купил у одного бедного французского поэта его стихотворение "Une epitre a Ninon", которое в Петербурге стал выдавать за свое собственное сочинение. После этого, имея прекрасный стол, он прослыл в России отличным французским стихотворцем. Загляните, например, в энциклопедию Брокгауза и Эфрона.



Два поручения

Его сын, граф Павел Андреевич Шувалов (1774-1823) был генерал-адъютантом у Александра I и имел два поручения к Наполеону. Первый раз в 1811 году он бал послан поздравить его с рождением сына. В 1814 году он сопровождал Наполеона из Фонтенбло на остров Эльбу.



Верность традициям

Внук графа Андрея Петровича Шувалова, тоже граф Андрей Петрович Шувалов (1802-1873) был обер-гофмаршалом при Александре II. Вспоминая о проделке его деда с французскими стихами, про него говорили:
"Qu'il est reste fidele a ses traditions de famile: son grand'pere achetaite des vers, et lui, il rince les verres".
("Он остался верен своим фамильным традициям: его дед покупал стихи, а он опоражнивает бутылки". - Игра слов на созвучии "vers" - "стихи" и "verres" - "стаканы".)



Я такое видел!

Генерал Д.Н. Бологовский (1775-1852) [один из участников заговора 1801 года] решил писать свои записки. Он начинал их, бросал, и т.д. Однажды в обществе он заявил об этом опять. П.Д. Киселев заметил ему:
"Помилуй, да о чем ты будешь писать? Что ты видел?"
Генерал возразил:
"Что я видел? Да я видел такие вещи, о которых никто и понятия не имеет, начиная с того, что я видел голую ... государыни [Екатерины II в день ее смерти]".



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: