Русская эмиграция, вып. 3. Горгулов. Федотов


Анекдоты № 293 от 26.03.2005 г.


Павел Тимофеевич Горгулов

Поэт-медик

Однажды в знаменитом кафе "Ла Боллэ", где бывали Верлен и Оскар Уайльд, Горгулов (литературный псевдоним Павел Бред) читал свою поэму, где чёрный кот всё хотел кого-то или что-то умять. Он уверял, что задумал свою поэму как оперу и уже нашёл соответствующего композитора. Горгулов был очень высоким и мощным человеком (человечищем), так что казалось очень странным, зачем он пишет поэмы? Он окончил медицинский факультет в Праге и затем прибыл в Париж. Горгулов интересовался возможностью практики для иностранцев, не сомневался в своём литературном призвании, а заслуги прочих литераторов попросту игнорировал.



Три мага

Той же ночью Горгулов, Поплавский и Яновский гуляли по Парижу. Вдруг Поплавский резко остановился под лучшею аркою Парижа - Карусель - и начал облегчаться. За ним, сразу поняв и одобрив, Горгулов и Яновский. Там королевский парк и Лувр со всеми сокровищами...
А трое магов, прибывших с Востока, облегчались в центре культурного мира. Наш ответ Европе: лордам по мордам.



Непонятный убийца

Через несколько месяцев Горгулов застрелил президента Республики старичка Думера. Никто так и не понял, зачем он это сделал? Когда Горгулова казнили на гильотине, процесс очень затянулся, так как его крупное тело не умещалось в ложе гильотины.



Георгий Петрович Федотов

Общий вид

Георгий Петрович Федотов: худое, моложавое лицо, густые византийские брови. Доцент с ленинской бородкою; вкрадчивый, мягкий, уговаривающий голос с дворянским "р". Общее впечатление уступчивости, деликатности, а в то же время каждое слово - точно гвоздь: прибивает мысль - ясную, предельную, смелую.

В Федотове внешне всё было переменчиво, противоречиво и неустойчиво, всё, кроме его вселенского православия и формально демократических убеждений. Это был чуть ли не единственный религиозный философ, который признавал ответственность православия за Русскую историю. Впервые в русской мысли православие сопрягалось, в идеале, с формальной демократией, доказывая этим на деле, что нет никаких канонических причин обязательно цепляться за кесаря, наместника или главу.



Одежда

Внешне Федотов со своей бородкою всегда выглядел профессором среднего возраста, серьёзным мыслителем, публицистом. Одевался он совсем не романтически, вернее, неряшливо, скверно одевался. Новое платье себе в Париже русские эмигранты покупали очень редко. Главным местом снабжения был Блошиный рынок, где иногда можно было купить замечательные вещи, но Георгию Петровичу и это не подходило. Костюмы, которые дарили ему различные меценаты, были все как на подбор тёмные, скучные. А, главное, не по мерке.



Убеждения

Однажды Поплавский в виде упрёка сказал Федотову:
"Вот Вы, если бы это понадобилось, никак не согласились бы ради своих убеждений взорвать Шартрский собор!.."
Сидевший тут же Мережковский обрадовано поддержал:
"Вот, вот, видите, в чём дело".



Велосипеды

Летом Федотовы уезжали на дамских велосипедах к Луаре и дальше, по долине реки, мимо рыцарских замков и средневековых церквей.



Еженедельные приемы

Раз в неделю, кажется, по вторникам, Федотовы принимали у себя в "студии". Там вокруг девиц, дочки Нины и её подруг, собирались семинаристы православной академии, бывали там и монпарнасцы. Георгий Петрович вёл себя подчёркнуто наставником и отцом, только на минутку позволяя себе увлечься разговором, сразу стихая и поблёскивая своими глазами.



Оригинальность взглядов

Федотов мог написать статью в поддержку Пассионарии (Долорес Ибаррури), признавая за ней историческую правду, а потом поддержать Мюнхенские соглашения. Последнего ему долго не могли простить, но Федотов полагал, что современная глобальная война приведёт к окончательной гибели старой неповторимой Европы, независимо от победы или поражения. Так что лучше отсиживаться за линией Мажино и продолжать молиться, строить соборы, писать стихи - пока ещё есть малейшая возможность этим заниматься.



Неприязнь к СССР

Федотов на всю жизнь сохранил неприязненное отношение к Советскому Союзу, даже в пору Сталинграда! Нет, немцев он тоже ненавидел, но даже война не могла примирить его с коммунистами. В ответ на такую позицию философа либеральные круги его игнорировали и не приглашали печататься в своих изданиях.

Однажды, уже очень больной Федотов пришёл к Елене Извольской, одной из издательниц журнала "Третий час", и немного побеседовал с оказавшимися там литераторами. Прощаясь, он сказал:

"Теперь между нами настоящих разногласий ещё нет. Вы хотите разгрома немцев и торжества сил демократии, того же и я жажду. Наши расхождения начнутся на следующий день после победы".



Взгляд на Россию

Как и Черчилль, но только значительно раньше, Федотов утверждал, что советскую Россию надо держать подальше от Европы, а Европу целиком временно заморозить, иначе все прогнившие части развалятся, и не будет больше Европы!

Он считал:

"Россия должна вернуться в Европу школьницей, младшей сестрою, или её спеленают, отбросят на Восток, расчленят!"



(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: