Забавные прозвища жителей русских городов, вып. 3


Анекдоты № 238 от 06.03.2004 г.


Пензяне.

Сура речька у нас важная, течет потихоньку, донышко у нее серебряное, круты бережка позолоченые.



Петрозаводцы.

Качу лавочку, качу мытный двор, качу свой торжок.
Боску [собаку] съели.
"Боска, боска, на тебе костку!"



Псковичи.

Небо кольями подпирали.
Рассказывают, что в старые времена как-то во Пскове долго стояли ненастные дни, и тучи стали ходить так низко, что горожане решили будто небо скоро свалится им на землю. Тогда они собрались на сходку, чтобы решить, как отвести беду? Три дня они думали, а на четвертый придумали: решили разобрать ограды и кольями подпереть небо. Разобрали ограды и стали с кольями по всем концам города. Тучи разошлись, наступило ведро. Вышел посадский на площадь, покрутил ус и говорит:
"Здорово-те, православные! Отбыла беда. Идите по домам!"

"Хоцу вскацу, хоцу не вскацу".
В старые времена, когда просватывали невесту, мать выкладывала из пояса круг посередь полу, а невеста становилась на лавку. Отец с матерью оглашали дочери жениха. Дочь должна была ответить:
"Хоцу вскацу, хоцу не вскацу".
Если она соглашалась с предложенной кандидатурой. то она становилась в круг. А если нет, то начинала плакать.



Пеньжане (пинежане).

"Покупала по цетыри денецки, продавала по дви грошика. Барыша куца куцей, а денег ни копеицки".
Сказывают, что когда-то одна крестьянка приехала из деревни в Пинегу торговать рыбой. Накупилала много товару, весь его продала, и возвратилась домой. Когда муж спросил у нее, что она делала в городе, жена ему и ответила вышеприведенными словами.



Пошехонцы.

Слепороды.
В трех соснах заблудились.
За семь верст комара искали, а комар у Пошехонца на носу сидел.
На сосну лазали Москву смотреть.



Ржевцы.

Батьку на кобеля променяли.



Романовцы.

Схорони концы.
Барана в(на) зыбке качали.
Дело было так: у одного поселянина украли маленького барашка. Завопил мужик благим матом, а жена его так затосковала, что хоть руки на себя наложить. Соседи сжалились. Ударили в набат, сделали сходку и решили провести повальный обыск, с тем, что если у кого найдут пропажу, то утопить вора. Поискали, поискали, приходят к вору, а Романовец, только услышал приговор, спеленал ягненка и положил в зыбку. Вошедшие пришли и стали обшаривать избу и подполье. Старики говорят ему:
"А где, родимый, ты спрятал-то барана?"
Романовец, качая своего барана, сказал старикам:
"Вот вам правая рука через милое дитя, и чтобы ему с матерью на ноже поторчать".



Ростовцы.

Вислоухие.
Лапшееды.
Озеро соломой зажигали.
У нас-ти в Ростове, чесноку-ти, луку-ти много, а навоз-ти коневий.
Вислоухими названы по зимней шапке с ушами.
Лапшеедами потому, что лапша их любимое кушанье.
Когда-то в Москве потребовалось много рыбы. стали отовсюду ее требовать, и весть эта достигла до Ростовцев. Дело было прибыльное, но жаль, что озеро замерзло, так как запрос был по зиме. Думали, думали Ростовцы и придумали растопить озеро и наловить рыбы, натаскали множество соломы с изб и староста скомандовал:
"Ну, ребята! Валяй на счастливую! Зажигай, подпаливай!"
Озера не растопили, а свою деревню спалили.
[Мне кажется, что историю про озеро придумали соседи ростовцев, не разобравшись с их обычаями. Я бывал в Ростове Великом и знаю, что и в советские времена, и до сих пор на Масляничную неделю Ростовцы сжигают по всему озеру множество соломенных чучел и просто охапок соломы. Сдесь сплелись обычаи и сжигания Костромы, и согревания покойников (предков). - Прим. Ст. Ворчуна.]



Рязанцы.

Кособрюхие.
Мешком солнышко ловили.
Однажды бились рязанцы с москвичами. Сошлись стенка на стенку, а драться никому не хочется. Москвичи придумали: пустим, дескать, солнышко на рязанцев, они ослепнут, тогда и без боя одолеем их. Взошло солнышко, и москвичи замахали шапками на рязянскую сторону. Вот в полдень солнце повернулось в сторону рязанцев. рязанцы догадались, в чем дело, высыпали толокно из мешков и стали ловить ими солнышко. Поднимут мешки вверх, наведут на солнышко и тут же завяжут. Посмотрят вверх, а солнышко все на небе сияет. Тогда рязанцы решили сговориться:
"Несдобровать нам, попросим миру у москвичей, пускай солнышко возьмут назад".
Как сговорились, так и сделали.
Блинами острог конопатили.
Однажды воевода прогневался на рязанцев и погрозил им большой бедой. Год прошел, за ним второй, а воевода все не выдумает большой беды. наступила масленица, идет пир горой, и тут воевода ударил в набат. Собрались рязанцы на базарной площади. Пришел и воевода, ни с кем не раскланивался, и сказал людям:
"Вы, де и забыли, что острог не замшен. Конопатить скорей!"
А рязанцам не до того, у всех блины на уме. Вот и решили горожане, что пост на носу, всех блинов они не поедят, значит надо законопатить острог блинами. Так и сделали. Пришел воевода, осмотрел острог, вроде все крепко, и горорит рязанцам:
"давно бы так-то слушались меня!"



Сибиряки.

Сибирь - золотое дно.
Тепло, жарко да масляно Сибиряк любит.
Чевошники.



Смольяне.

"Якой губернии?"
"Смоленской".
"Якого уезда, города?"
"Драгобужска".
"Якой волости?"
"Демьяновской посады".
"Якого села?"
"С Ивановской усадьбы".
"Якова боярина?"
"Про то не ведам".

Кружники.
Крупинники.
Хоть бейся о Малаховские ворота.
Крепки, как Малаховские ворота.



Серпуховцы.

Дядя едет от Серпухова, бороду гладит, а денег нет.



Старичане.

"Возьми сорок алтын?"
"Сороци, не сороци, а меньше рубля не отдам".
[Если кто не помнит, то алтын - это три копейки. - Прим. Ст. Ворчуна.]
Петуха встречали с хлебом с солью.
Прослышали старичане, что в их город должен прибыть грозный воевода. Старики на мирской сходке решили:
"Надо умилостивить грозного воеводу".
Молодежь согласна:
"Вы, люди старые, придумайте. пригадайте, а мы, молодые, не прочь от вас".
Старики придумали, что надо напечь пирогов с яйцами и идти за город с поклоном навстречу воеводе. Так и сделали. Тут с поля ребятишки прибежали:
"Пришел грозен воевода, стоит у города, шуба навыворот, сам низенек, а поперек о пяти обхват, словечка не молвит, шипит только".
А это залетел индейский петух. Вышли старичане встречать грозного воеводу, все без шапок. и старики говорят петуху:
"Вот тебе пирог и яйцы, не погуби наш город старицы".



Спасцы.

"Откуда ты молодечь?"
"Спаской купечь".
"Чем торгуешь?"
"Красным товаром: сальными свещами и чистым дехтем".



Староруссы.

Лошади съели, да в Новгород писали, чтоб еще прислали.



Судиславцы.

Грибовики.



Солигаличане.

Бревенники.
Известняки.



Суздальцы.

Мазанники.
Мазилы.
В Суздале да Муроме Богу помолиться, в Вязниках погулять, в Шуе напиться.



Тверитяне.

Ряпушники.
"Забегай, забегай!"
"А что?"
"Не видишь, что куница бежит?"
"Это собака с Клементьева двора".
"Ну, так пускай бежит".

Новоприведенная девонька.
Цвякалы, цуканы.



Тамбовцы.

Молоканы.
Хрептуки степные.



Тихвинцы.

Свято то место, где Тихвина нет.
Козу на колокольню тащили.



Торопчане.

Таботеры.
Торопчанина обманет цыган, цыгана - жид, жида - грек, а грека - черт.
Цыгану лошадь на лапти променял.
Это новгородское присловье разошлось по всем городам, когда один цыган во всем Торопце выменял лошадей на лапти.



Троичане.

Поляки с пушками, а мы с клюшками (т.е. с клюками, ключами?).
[Это относится ко времени осады Троицко-Сергиевской лавры при тушинском самозванце.]



Туляки.

Живет в Туле, да ест дули.
Бей челом на Туле, ищи на Москве.
Стальная душа.
Блоху на цепь приковали.
"Бачика, присядь, присядь, чижи летят".
Раньше тульские оружейники были большие охотники до чижей и соловьев. Однажды отец с сыном долго бродили по лесам. но без всякого толку. Отец полез на дерево посмотреть, а сын расставлял тенета да рассыпал семечки для приманки. Вдруг прилетели чижи, а отец этого не увидел. Сын и кричит ему: "Бачика, присядь, присядь, чижи летят". А отец все с дерева вдаль всматривается. С досады, что чижи могут улетеь, сын схватил дубинку да и столкнул отца с дерева.
Хорош заяц, да тумак, хорош малой, да Туляк.
В старые времена тульские оружейники были иногда непрочь пошалить на дорогах. Они любили засеть под мостом, чтобы встретить проезжих гостей. Вот в те времена-то, говорят, они и заслужили себе это присловье.



Усольцы.

Огуречники.



Угличане.

"Не бось, не бось, батька! Ведь это не наше".
В старину было. Погода ненастная, а время голодное. Пошли отец с сыном поворовать с горя. Ночь была темная, а отец к тому же был полуслеповат. Как вышли со двора, так и дорога пропала. Пропели третьи петухи. Дорога опять нашлась, когда уже стало проходить удобное время.
"Поди, батько", -
говорит сын, -
"ты посмелее меня", -
и указал ему на чужой дом. А в дом-то попали в свой. Дивится старик, что все в избе словно как свое, да знакомое, а сын кричит:
"Не бойсь, батька! Это не наше!"
"Как не наше?" -
возражает отец. -
"Да и старуха-то моя!"



Устюжане.

Мазы.
Черносеребрянники.
Красноязыки.



Холмогорцы.

Заугольники.
Царя из-за угла встречали.
Эти присловья родились, когда Петр I приезжал в Архангельск. Холмогорские староверы боялись приблизиться к царю и посматривали на него из-за угла.



Чухломцы.

Рукосуи.
Рукавицы за поясом (пазухой), а других ищет.



Шуяне.

Беса в солдаты отдавали.
В Питере бывал, на полу сыпал, и тут не упал.
"Кабы мне крепкого мыльца".



Юрьевцы.

Китаешники.



Ярославцы.

Красавцы-белотельцы.
Ярослав-городок - Москвы уголок.
Пуд мыла извели, а родимого пятна у сестры не смыли.
Песенники.



P.S. Я обращался к вам с просьбой, уважаемые читатели, присылать любопытные присловья о жителях различных местностей, но вы не проявили большой активности, так что только одно из них могу пока опубликовать. Вот что прислал Сергей Воропай:
"Хочу поделиться присказкой, которая досталась мне по наследству и отчего-то запомнилась по рассказам матери. Она родом из Могилевской области (Беларусь), Дрибинский район, и о местных населенных пунктах до войны было широко распространено следующее высказывание в стихотворной форме (старожилы еще должны помнить):
В Дрибине - по рыбине,
В Поташне - по квашне,
В Горках - по корке,
А в Рясне - хоть зубами лясни!
Дрибин и Горки теперь - районные центры, Рясна - городской поселок, Поташня, откуда родом мои родственники - ныне умирающая деревня".
По-моему, замечательное присловье!

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: