Из русской жизни на грани веков (XVIII и XIX), часть 7


Анекдоты № 95 от 29.06.2001 г.


Частный пристав Иван Петрович Гранжан

отличался добротой и тактом. Его уважало начальство, и он был принят в лучших домах Москвы. Однажды зимой некий щеголь мчался на бал, и его повозка наехала на какую-то женщину, так что она оказалась под санями. Женщина сильно закричала. Оказавшийся рядом Гранжан остановил лошадей щеголя, вытащил женщину и успокоил ее. Затем он расспросил молодого человека, кто он таков, а затем объяснил ему, что он должен бы задержать его и отправить в участок, но в виду предстоящего бала он не хочет устраивать ему подобной неприятности. Гранжан предложил, чтобы молодой человек дал женщине немного денег на лекарства, чтобы предупредить ее жалобу. Денег у молодого человека с собой не оказалось. Тогда Гражан заплатил женщине пять рублей из своих денег, с тем, чтобы молодой человек на следующий день вернул их ему. Вот какие приставы были в Москве!


Яков Степанович Воробьев

славился как отличный певец, музыкант и актер, но отличался большой невоздержанностью характера и пристрастием к ... этому делу. Однако все это не мешало ему добросовестно исполнять свои обязанности, так как в дни выступлений он ничего не пил с утра, кроме воды, и никого к себе не подпускал. Говорили, что русская пословица
"пьян да умен - два угодья в нем",
как будто нарочно про него сложена.


Патер Локман

в Петербурге был одним из интереснейших и оригинальных собеседников. Вот фрагмент одного из его рассуждений:
"Можно ли обогатиться собственным личным трудом? - Никогда. Единственный результат, который человек может извлечь из личного труда, будет тот, что он не умрет с голоду, а если приобретет столько, чтоб иметь некоторые удобства в жизни, то это должно быть названо уже счастьем".
Он различал понятия богатство и достаток.


О пьесе Озерова "Дмитрий Донской"

   В начале 1807 года на обед к Державину пришли И.А.Дмитриевский, драматург и актер, и переводчик О.П.Козодавлев. Среди прочих тем они затронули и новую пьесу Озерова "Дмитрий Донской". Державин поинтересовался, что думает Дмитриевский об исторической верности данной пьесы. Дмитриевский ответил, что исторической верности, конечно же, нет, но трагедия эта прекрасно написана и имела большой успех. На это Державин сказал:
"Не о том спрашиваю. Мне хочется знать, на чем основался Озеров, выводя Дмитрия влюбленным в небывалую княжну, которая одна-одинехонька прибыла в стан и, вопреки всех обычаев тогдашнего времени, шатается по шатрам княжеским да рассказывает о любви своей к Дмитрию".
Дмитриевский, поняв, что он не ответил на вопрос, продолжал:
"Ну, конечно, иное и неверно, да как быть! Театральная вольность, а к тому же стихи прекрасные: очень эффектны... Можно бы сказать и много кой-чего насчет содержания трагедии и характеров действующих лиц, да обстоятельства не те, чтоб критиковать такую патриотическую пьесу, которая явилась так кстати и имела неслыханный успех".
Державин промолчал. [Попробуй сказать что-нибудь критическое в адрес патриотической пьесы во время войны! В любой стране тебя сотрут в порошок, вымажут дегтем и вываляют в перьях. - Прим. Старого Ворчуна.]


Павел Гаврилович Дивов,

сенатор и писатель, презрительно отзывался о многих молодых людях богатых фамилий, которые служили в Коллегии иностранных дел. Эти молодые люди не занимались никаким делом, ничего не знали, но считали себя настоящими великими мудрецами. Дивов говорил, что их недостатки происходят оттого, что им все льстят с детства: от учителя математики до учителя танцев; было бы гораздо полезнее посылать их учиться в манеж, потому что лошадь не льстит: неумелого тотчас сшибет, будь он богат, как Крез.


Викулин и Приклонский

   Чиновник Алексей Федорович Викудин был ярым англоманом и восхищался всем английским. Про него говорили, что он восхищается всем, что только пахнет Англией и англичанами. Однажды он стал восхищаться двумя каналами около Саутгемптона: англичане прорыли один возле другого два канала - широкий и узкий; один для прохода больших судов, а другой для прохода маленьких судов и лодок. На это его коллега, а также директор французского театра, Александр Васильевич Приклонский заметил:
"Умно придумано, и похоже на то, что сделал один хозяин, построив амбар: он прорубил в нем две лазейки, одну побольше, а другую поменьше: одну для кошек, а другую для котят".


Профессор натуральной истории

в московском университете А.А.Антоновский любил на занятиях показывать студентам различные камни и рассуждать о них. При этом частенько происходили забавные сценки. Вот одна из них. Вошедший профессор берет в руки один из камней:
"Вот видите ли, дети, камешек-та, о котором толковал я вам на прошедшей-та лекции. Как же он называется?"
Один из студентов вылезал со своими знаниями:
"Лабардан".
Профессор сердился:
"Ну вот и видно, что охотник-та жрать: все съестное на уме. Лабардан-та рыба, а камешек называется лабрадор".

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: