Анекдоты № 78 от 24.03.2001 г.


О коммунальных квартирах

   Одна дама "из бывших", подвергшаяся, как и большинство ее сестер и братьев по классу, уплотнению, удивлялась:
"Как это большевики, отменив классы, умудрились проглядеть такой опасный класс, как соседи по квартире?"


А.Бестужев о В.Скотте

   Александр Бестужев как-то заметил, что благодаря романам Вальтера Скотта русские люди о Шотландии знают больше, чем о Кавказе, где во многих местах
"один аллах директор путей сообщения".


Денис Давыдов о себе:

"Я никогда не пользовался благоволением царственных особ, коим мой образ мыслей, хотя и монархический, не совсем нравился".


Бестужев-Рюмин о Ермолове

   Уже после ареста Бестужев-Рюмин говорил, что южане опасались принимать в общество Грибоедова,
"дабы в оном не сделал он партии для Ермолова, в коем общество наше доверенности не имело".


Натан Эйдельман о Ермолове:

"Император не доверял, декабристы не доверяли..."


Осведомитель о Ермолове

   Некий чиновник из канцелярии Ермолова, приставленный следить за ним, доносил в письме генералу Дибичу и Николаю I:
"Более всех Ермолов любит Грибоедова за его необыкновенный ум, фанатическую честность, разнообразность познаний и любезность в обращении".
Через некоторое время следует важное дополнение:
"Сам Грибоедов признавался мне, что Сардарь-Ермулу, как азиятцы называют Ермолова, упрям, как камень, и что ему невозможно вложить какую-нибудь идею. Он хочет, чтобы все происходило от него, и чтобы окружающие его повиновались ему безусловно".


Впечатление современников от пьесы "Горе от ума"

   Декабристы устроили на квартире А.И.Одоевского своеобразный цех по переписке "Горя" под общую диктовку.    Герцен говорил:
"Горе от ума" наделало более шума в Москве, нежели все книги, написанные по-русски... После "Горя от ума" не было ни одного литературного произведения, которое сделало бы такое сильное впечатление".
   Булгарин сообщал:
"Один из наших знакомых, проехав Россию вдоль и поперек с тех пор, как сия комедия пошла по рукам в рукописи, уверял нас, что в России находится более сорока тысяч списков сего единственного произведения".
   Через два года после смерти Грибоедова один любитель, вырезая из газет и журналов цитаты из запрещенной комедии и сверяя их с имевшимся под руками списком "Горя от ума", удостоверился, что не хватает только 128 стихов, чтобы составить полный печатный текст комедии.


Ермолов о жандармах

   Узнав об учреждении корпуса жандармов, имевшего голубые мундиры, Ермолов сказал:
"Теперь у каждого или голубой мундир, или голубая подкладка, или хотя голубая заплатка".


Ермолов о Николае I

высказался однажды так:
"Ведь можно было когда-нибудь ошибиться, нет, он уж всегда как раз попадал на неспособного человека, когда призывал его на какое бы то ни было место".


Щепкин о смерти Грибоедова

   Великий актер М.С.Щепкин вспоминал:
"Когда в Москву пришло известие о смерти Грибоедова, по Москве стали передавать из уст в уста, что Грибоедов мог спастись, но что, давно обуреваемый болезненным самолюбием и не умея создать ничего равного гениальному "Горю", давно мечтал о смерти и будто бы сам бросился в толпу мятежников и погиб, нисколько не сопротивляясь".
Заканчивая свой рассказ, Щепкин добавлял:
"Недаром Пушкин назвал его смерть прекрасной! Для человека - ужасно! Для великого художника - прекрасно!.."

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: