Анекдоты из Франции. XVII век


Анекдоты № 73 от 27.02.2001 г.


Ужимки Шале

Шале был хранителем гардероба при Людовике XIII. Он был очень насмешливым человеком, нажил при дворе себе множество врагов и даже король подвергался его насмешкам. Одевая его величество, он часто передразнивал его гримасы и обычные жесты, так что застенчивый и, в то же время, мстительный Луи XIII не раз замечал эти проделки в зеркале, перед которым стоял. Но шале этого было мало, и он открыто стал насмехаться над холодностью и физической слабостью короля. Все это вызывало у короля неприязненное отношение к хранителю гардероба. Когда же Шале был обвинен в государственной измене, эти насмешки превратились в преступление.



Любимец короля

После опалы Шале его место занял любимец короля Баррадас. Но все были уверены, что он не сможет долго удерживаться в этой должности, так как Баррадас был грубым и вспыльчивым человеком. Однажды король в шутку брызнул в лицо Баррадасу несколько капель флердоранжевой воды. Любой придворный был бы рад такому знаку внимания, но Баррадас вспылил, вырвал флакон из рук короля и разбил его об пол. Каким бы ты ни был любимцем, но такие вещи редко сходят с рук. Король пока стерпел. Но когда Баррадес влюбился во фрейлину королевы прекрасную Кресснос и стал добиваться ее руки, Луи XIII изобразил сцену ревности и сослал своего бывшего любимца в Авиньон.
Преемником Баррадоса стал Сен-Симон. Когда короля спросили о причине такой замены, он ответил, что Сен-Симон вполне удовлетворяет короля, так как дает верные отчеты об охоте, хорошо заботится о его лошадях и никогда не слюнявит его рог.



Привязанности министров

У великих министров Франции почти всегда были предпочитаемые животные, которым они дарили любовь и ласку, а презрение они оставляли на долю людей. Великий Ришелье обожал кошек. Мазарини мог целыми днями играть с обезьянкой и зябликом.



Брак Гастона, герцога Анжуйского

состоялся только благодаря ловкой интриге, проведенной Ришелье. Король настаивал, чтобы его брат Гастон женился на м-ль де Монпансье, а тот всячески противился этому браку. Тогда кардинал организовал нечто вроде заговора и вынудил одного из участников подписать бумагу о том, что в заговоре участвует и герцог Анжуйский. Герцог, чувствуя, что над ним сгущаются тучи, решил выехать из Парижа и попросил у Луи XIII разрешения совершить морское путешествие. Король ласково встретил брата и сказал, что он не возражает, но надо еще получить разрешение первого министра. Ришелье ласково встретил герцога и начал беседу с вопроса:
"Не лучше ли было бы подождать, пока Вы станете мужем м-ль де Монпансье, и тогда путешествовать как принц?"
Герцог возразил:
"Если я буду ждать до тех пор, пока не стану мужем м-ль де Монпансье, то я еще долго не увижу моря, ибо не рассчитываю жениться на ней".
Кардинал поинтересовался:
"А почему же?"
Герцог, уже совершенно успокоившийся, ответил:
"Потому, что я одержим болезнью, не допускающей брака".
На это кардинал с воодушевлением воскликнул:
"Ба! У меня есть рецепт, которым я ручаюсь вылечить ваше высочество!"
Гастон поинтересовался:
"В самом деле? А за какое время?"
Кардинал вдруг жестко ответил:
"В десять минут!"
Гастон растерянно посмотрел на кардинала, который улыбался:
"И этот рецепт у вас есть?"
"Вот он", -
сказал кардинал и протянул письменное признание несчастного и обманутого Шале об участниках заговора.
Немного поторговавшись, герцог Анжуйский согласился на свой брак с м-ль де Монпансье. Брачная церемония получилась скучной и холодной, а новый герцог Орлеанский даже не сшил на свою свадьбу нового платья.



Ответ королевы

Когда был раскрыт заговор против короля, так ловко состряпанный кардиналом, Анну Австрийскую пригласили в королевский Совет, где были оглашены документы, утверждавшие, что брат короля Гастон и королева намеревались убить короля, а затем Гастон должен был жениться на королеве (которая была на восемь лет его старше). Выслушав эти обвинения, королева встала и сказала:
"Я мало бы выиграла от перемены".
Этим ответом она навсегда отвратила от себя короля, который до смерти был уверен, что королева и Гастон хотели его убить.



Польза тюрем

Кардинал Ришелье сослал непокорного принца Анри де Конде в Венсенн, и тот уже никогда не оправился от этого удара. Но Франция от этого только выиграла, так как за время своего заключения принц опять сошелся со своей женой, и она родила ему двоих детей: Анну Женевьеву де Бурбон, ставшую позднее известной как герцогиня де Лонгвиль, и Луи де Бурбона, ставшего позднее Великим Конде.



Об осаде Ла-Рошели

Ла-Рошель была одним из тех городов, которые Генрих IV по Нантскому эдикту отдал гугенотам. Когда Ришелье решил захватить этот город, чтобы ликвидировать последний оплот непокорных, маршал Бассомпьер, который сам был гугенотом, но участвовал в осаде, сказал:
"Вот увидите, господа, мы будем так глупы, что возьмем Ла-Рошель!"



Борьба с дуэлями

Граф де Бутвиль был отчаянным дуэлянтом и, несмотря на запрет Ришелье на проведение дуэлей, довел их число до двадцати двух, после чего был вынужден скрываться в Брюсселе. Однако неугомонный характер графа не позволил ему долго прозябать в этом захолустье, и он вернулся в Париж, где ввязался в свою двадцать третью дуэль, которую устроил посреди Королевской площади. Де Бутвиля схватили и отвели в Бастилию, куда поместили и его секунданта, графа де Шапеля, убившего своего противника Бюсси д'Амбуаза. Несмотря на заступничество представителей высших дворянских семейств Франции, обоим виновникам дуэли отрубили головы. Ришелье умел добиваться повиновения.

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: