Рядом с Юрием Анненковым


Анекдоты № 31 от 07.07.2000 г.


Об авторском праве в СССР

Известный русский художник и иллюстратор Юрий Анненков с 1924 года жил в эмиграции во Франции, но с советскими деятелями с тех пор не встречался. Но вот в 1961 году в Париж прибыл один из советских литературных деятелей, с которым у Анненкова состоялась встреча - все-таки уже была "оттепель". Деятель, желая сделать приятное Анненкову, сообщил, что вышло новое издание "Мойдодыра" Чуковского с его иллюстрациями. Анненков спросил, почему же, несмотря на заключенный им с Госиздатом СССР договор об авторских правах еще в 1924 году, он до сих пор не получил из Москвы ни одного сантима гонораров. Ответ был таков: вы живете во Франции, а с ней у СССР нет специальной конвенции, поэтому платить ему ничего не должны. Анненков возразил, что Арагону же платят. Ответ был прост и ясен:
"Арагон, да, он получает, но не надо забывать, что Арагон состоит членом коммунистической партии, и, значит, принадлежит не Франции, а Коммунистическому Интернационалу, таким образом, получает гонорар наравне со всеми советскими гражданами, не нуждаясь ни в каких конвенциях".
Никаких комментариев не требуется.



Фото с Троцким

Когда художник Юрий Анненков писал портрет Троцкого, он как-то сфотографировался с ним вместе. Эту фотографию он постоянно носил с собой и, однажды в 1923 году, она здорово помогла ему.

В то время он жил в Москве на Пречистенке в здании Академии художественных наук на первом этаже. Вход в квартиру был со двора, который на ночь запирался на замок, а жильцы входили через калитку, которую отпирали своим ключем.

Однажды Анненков забыл этот ключ дома, а звонок не работал. Он подошел к окну своей комнаты, отжал раму и стал залезать домой, но тут его задержали два милиционера, которые с интересом наблюдали за его действиями, и попросили предъявить свои документы, а также объяснить, что он здесь делает. Документов у него тоже не оказалось с собой (забыл все), а истории о забытом ключе и документах милиционеры не очень поверили. Но тут Анненков вспомнил о фото и показал его представителям власти. Они тут же узнали любимого вождя и изменились в лице. Принеся свои горячие извинения, милиционеры подсадили художника в окно и просили его отметить, как бдительна советская милиция. После чего они удалились твердым шагом.



Случай у моста

Петербург. 1920 год. Ноябрь. Идет снег и дует сильный ветер. Блок, Белый и Анненков возвращаются под утро домой. У моста над Екатерининским каналом скучающий милиционер с винтовкой через плечо, широко расставив ноги, выводит желтой мочой на снегу автограф: "Вася". Белый вскричал:
"Чернил! Хоть одну баночку чернил и какой-нибудь обрывок бумаги! Я не умею писать на снегу!"
Застегивая прореху, милиционер пробурчал:
"Проходи, проходи, гражданин".



О пайках

Даже в годы военного коммунизма некоторые деятели искусств не жаловались на недоедание. Перечислим, например, пайки художника Юрия Анненкова. Он получал общий гражданский, так называемый голодный паек. Затем "ученый" паек, в качестве профессора Академии художеств. "Милицейский" паек за то, что организовал культурно-просветительную студию для милиционеров, где престарелый сенатор Кони объяснял основы уголовного права, балерина обучала милиционерок пластическим танцам, Максим Горький читал лекции по истории культуры, Корней Чуковский - историю литературы, а Мстислав Добужинский рассказывал о петербургских памятниках истории и старины, которые питерским милиционерам надлежало охранять. Он получал еще "усиленный паек Балтфлота", просто так, за дружбу с моряками, и, наконец, самый щедрый паек "матери, кормящей грудью" за то, что в Родильном центре "Капли молока имени Розы Люксембург" читал акушеркам лекции по истории скульптуры . Любопытно, что акушерки никак не интересовались живописью: их интересовало трехмерное искусство.

Блок же в области "пайколовства" оказался большим неудачником. Правда, Андрей Белый и Артем Волынский (почетный гражданин Флоренции за труды о Леонардо) находились в еще худшем положении. Пайковые неудачи Блока принимали иногда очень острый характер, так что его друзья спешно приходили к нему на выручку. Пищевые неурядицы, несомненно, отразились на его здоровье.



Ремизов о пушках

Однажды Ремизов со спутником проходил мимо Литейного завода на Литейном проспекте (напротив Шпалерной улицы), где у стен были выставлены старинные, разгравированные и украшенные барельефами пушки и мортиры. Ремизов взглянул на них исподлобья и сказал:
"Какие прекрасные скульптуры... когда они не стреляют!"

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: